ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Капитан Вертигус брезгливо поморщился и произнёс:

– Я понимаю, что вы имеете в виду.

Он встряхнул головой, словно пытался прояснить свои мысли. В уголках его рта собрались капли слюны. Старик стёр их ладонью и, склонившись к Мин, прошептал:

– Это тоже слишком правдоподобно. Все происходит как-то очень быстро Вы просите меня открыть огонь по Холту Фэснеру. Вы требуете, чтобы я принял решение прямо сейчас. А я старый человек, госпожа Доннер. На сессиях совета меня часто тянет в сон. Иногда я засыпаю после первой фразы-приветствия – даже когда произношу её сам Почему ваш выбор пал на меня? Почему не на кого-то другого?

Мин всплеснула руками.

А на кого?

Она выдержала взгляд его поблекших глаз.

– Кто ещё имеет ваш кредит доверия? Президент Лён? Допустим, он честен, хотя я в этом сомневаюсь. Но он ненавидит конфликты Если бы Лён выдвигал законопроект об отделении полиции, то он первым делом предложил бы поправку с отсрочкой даты исполнения на пять лет. Так скажите, капитан Вертигус, к кому мне ещё обратиться? Только скажите это прямо сейчас.

Её тон стал более резким.

– Моё время на исходе, – произнесла она, взглянув на хронометр. – Я хочу вернуться на «челнок» через одиннадцать минут.

Старик молча смотрел на неё, словно выискивал в глазах Мин какие-то подтверждения. Он явно колебался, и тысячи больших вопросов висели на волоске – в том числе будущее человеческой расы.

Зачем Уорден послал её сюда? Почему он ждал этого момента? В какую игру играл Диос? И мог ли Холт Фэснер проиграть битву с РСЗК при обсуждении закона об отделении?

– Наконец-то до меня дошло, – тихо сказал капитан Вертигус. – Вы правы, госпожа Доннер. Сейчас действительно не важно, насколько вы со мной откровенны. Не важно, чем определялся ваш выбор – уверенностью в том, что я могу победить, или абсолютной убеждённостью в моём проигрыше.

Его старческий голос набрал силу и зазвучал почти по-юношески.

– То, о чём вы меня просите, необходимо сделать. Это следовало сделать давным-давно. Мы не можем упускать такой момент. Да и мне для разнообразия не мешало бы заняться чем-нибудь серьёзным. Так что, если вы рассчитываете на моё поражение, вас ждут в ближайшие дни большие неприятности.

Мин с облегчением вздохнула.

– Вы не проиграете. И если вы так сильно не доверяете мне, то можете настоять на моём увольнении.

Она радостно вскочила. Прежде всего капитану Вертигусу ничто не угрожало. В худшем случае он закончил бы свою карьеру в ореоле политического поражения. Дракон не имел привычки мстить слабым противникам. Он хранил свою злобу для преуспевающих врагов. А если закон об отделении пройдёт, то Холт Фэснер уже не сможет никого наказывать. Да и капитану будет полезно немного развеяться.

Ещё раз взглянув на хронометр, Мин спросила:

– Когда вернутся ваши люди?

Капитан Вертигус поднялся с кресла и на секунду замер, словно засомневался в том, что ноги его ещё держат.

– Вы прекрасно рассчитали время. У вас в запасе пять минут.

Когда Мин начала снимать помехосоздающие устройства, он добавил:

– Я на всякий случай посмотрю.

Вертигус неуклюже направился к двери. Приоткрыв её, он выглянул в холл. Мин застонала от досады, когда услышала его шёпот:

– Черт! Почему же Марта вернулась так рано?

Сняв устройства, Доннер рассовала их по карманам и подошла к капитану. Тот тихим шёпотом спросил.

– Как вы думаете, куда она смотрит?

Мин напряглась. Неужели вернулся кто-то ещё? А вдруг репортёр? Или техник, посланный в офис к советнику? Только этого ей не хватало. Доннер машинально проверила, на месте ли оружие, и встала рядом с капитаном.

Сквозь приоткрытую щель она осмотрела приёмную залу, где стояли столы секретарей и помощников советника. Семь… нет, восемь столов. Все оборудованы интеркомами, терминалами и ксероксами. Удобные кресла были пусты – кроме одного. Чуть левее от двери метрах в десяти от неё за столом сидела полная женщина средних лет с седыми волосами и в старомодных очках – предположительно Марта. Она была помощницей Вертигуса.

Возможно, в её обязанности входила слежка за капитаном. Или она вернулась раньше для того, чтобы позаботиться о начальнике Её стол располагался так, что она могла видеть коридор справа от неё и дверь в кабинет советника То есть она могла замечать каждого, кто навещал Вертигуса.

Однако в этот момент она смотрела в сторону коридора. Внимание женщины было приковано к человеку, который медленно приближался к приёмной советника. Когда Мин Доннер взглянула на него, её ладони стало покалывать будто огнём от прилива крови.

Он не был репортёром и явно не имел отношения к службе технического обеспечения, хотя на рукаве его комбинезона виднелась зелёная эмблема обслуживающего персонала, а на боку висела небольшая сумка с инструментами. То, как он двигался, – напряжённо и осторожно, словно нёс на груди и спине что-то очень опасное и хрупкое, – подсказало Мин, что этот человек пришёл сюда не для проверки оборудования. Он ковылял как больной, недавно перенёсший операцию. И было видно, что его прооперировали наскоро, слишком быстро и очень небрежно

Мин не зря занимала должность главы подразделения специального назначения. Она могла работать и телохранителем, и ликвидатором. Едва увидев человека, она опознала в нём кадзе. На сомнения не осталось времени. Это была работа, которую она знала. Её имплантированный пистолет скользнул в ладонь. Оттолкнув капитана к себе за спину, она прошептала:

– На пол! Немедленно спрячьтесь за стол!

Вертигус отступил назад, но не стал подчиняться приказу Он слишком давно не бывал в настоящих переделках и отвык выполнять распоряжения других людей. Взглянув на Мин, он изумлённо спросил:

– Что вы задумали?

Ей было некогда нянчиться со стариком. Затаив дыхание, она следила за человеком, который вошёл в приёмную советника. Мужчина приблизился к столу Марты и заговорил с ней, очевидно, объясняя, что его послали починить аппаратуру. Он указал на кабинет капитана.

– Я сказала вам, на пол! – зашипела Мин. – Возможен взрыв. Этот человек – камикадзе.

Она не стала оглядываться на капитана. Но Вертигус все понял. Судя по звукам, он обогнул стол и забрался под толстую столешницу.

Внезапно заработал интерком.

– Капитан Вертигус? – произнёс женский голос. – К вам техник из ремонтной службы. Он говорит, что должен проверить ваш терминал

– А как же Марта? – прошептал советник. – Она ведь может пострадать.

Доннер привыкла к мгновенным решениям.

– Если я выйду, она узнает о моём визите, – прошептала Мин.

Её шёпот был таким тихим, что, возможно, капитан ничего не услышал. Она решила рискнуть.

Служить и защищать.

До неё донёсся голос Марты.

– Я не думаю, что советник у себя в кабинете.

– Схожу посмотрю, – произнёс мужчина – Да там и дел-то на минуту.

Как только он отошёл от стола, Мин ногой открыла дверь и, наведя на диверсанта оружие, закричала Марте.

– Прячьтесь под стол! Быстрее!

Мужчина удивлённо выпучил глаза. И на миг остановился. Ошеломлённая Марта смотрела на Мин, словно та прилетела из запретного пространства. Из кабинета послышался крик капитана:

– Марта! Прячьтесь!

Кадзе бросился вперёд Доннер выстрелила ему в грудь и отпрыгнула, прячась за дверной косяк. Она и так ждала слишком долго. Ей следовало убить его минуту назад. Когда взрывчатка, хирургическим образом имплантированная в тело мужчины, сдетонировала, взрыв отшвырнул Мин к стене, как тряпичную куклу.

Пол вокруг усеяли куски бетона. Что-то с визгом пролетело над её головой. Звуконепроницаемую обшивку и трубопровода сорвало с потолка. Холл наполнился брызгами воды и струями пара. Из носа Мин пошла кровь. Удар о стену парализовал сё. Уши наполнились болью и тишиной. Она отползла от стены, сбросила с себя обломки перекрытия и, шатаясь, поднялась на ноги.

Ничего не слыша, Доннер приблизилась к капитану Вертигусу. Он, моргая, смотрел на неё из-под стола. Его глаза были запорошены пылью и потрясением. Рот издавал какие-то звуки, но она их не слышала. Если бы советник не спрятался под столешницу, сделанную из кристаллической пластмассы, он мог бы получить серьёзные ранения и, возможно, даже погибнуть. А так капитан отделался лёгкой контузией.

62
{"b":"7329","o":1}