ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мин не могла переварить его слова. Подобные идеи вызывали у нёс отвращение. И мысль о том, что её верность стала опасной для Уордена, тоже вызывала боль.

– Почему вы рассказываете мне об этом? – ещё раз спросила его Доннер.

Куда пропал чистый и праведный гнев, в котором она сейчас так нуждалась? Почему Мин не могла возненавидеть Диоса?

– Если бы вы искали лёгких путей, то могли бы избежать этой темы.. О чёрт! Вы могли бы не встречаться со мной. Просто бы проигнорировали меня – и все.

Он по-прежнему смотрел на Мин. Но в его голосе появились нотки смирения.

– Этот кадзе едва не убил вас. Он едва не взорвал капитана Вертигуса. Я полагаю, вы чувствуете ответственность за смерть женщины и вините себя в промедлении. Я должен был объяснить вам ситуацию.

Сдерживая горечь, она яростно впилась ногтями в ладони. Ей хотелось закричать: «Разве это объяснение? Ты хотел дать мне ещё одну причину для недоверия. Ты отталкивал меня, пытаясь спасти мою жизнь и карьеру». Но Мин проглотила свои обвинения. Если Диос снова будет выглядеть таким побитым, она не вынесет этого.

– Думаю, вы будете рады услышать, что Вертигус решил поддержать ваш законопроект, – сказала она. – Капитан собирается подготовить его к завтрашнему заседанию совета.

Шеф полиции пожал плечами.

– Жаль, что вы не слышали последних новостей. Эбрим Лён объявил, что совет не будет проводить заседания до тех пор, пока служба безопасности не расследует случай с кадзе, то есть до тех пор, пока советники не будут уверены в своей безопасности. А это займёт по крайней мере день или два.

Вой в ушах Мин стал громче. На миг она испугалась, что этот звук никогда не утихнет.

Служебная документация:

Копия стенограммы поздравительной речи Уордена Диоса, обращённой к кадетам полиции Концерна рудных компаний по случаю их вступления в должность

«Мужчины и женщины, кадеты полицейской Академии Концерна рудных компаний, ваш час настал. Вы изучили науки на том уровне, который может обеспечить Академия. Хотя вряд ли кто-нибудь из нас может сказать, что наше обучение закончилось. Вы провели в этих классах сотни часов, усваивая выводы и факты, глядя на экраны и в бумаги, слушая нравоучения педантов и философов, – а короче, вгрызаясь в гранит науки до тех пор, пока ваши черепа не начинали трескаться и разваливаться на части. (Смех. )

Вы проводили многие месяцы в виртуальных ситуациях и тренировочных залах, учась использовать оружие и снаряжение. Вы постигали лучшие и худшие стороны своей будущей профессии, усваивали базовые навыки выживания в условиях, когда ваша жизнь зависит от боевых товарищей и механизмов. Вы подготовились ко всему, что можно было воссоздать на макетах. Вы маршировали, подвергались стрессам, тренировались, дрались и бывали битыми, пока даже самые слабые из вас не научились без страха смотреть в лицо любому бандиту и выходить из поединков с минимальным ущербом. Вы испытывали на себе перегрузки ускорения и проходили через гиперпространство. А некоторые из вас – я говорю, лишь некоторые – даже умудрялись выкраивать часы для сна. (Смех. )

Но теперь все это позади. (Аплодисменты и весёлые выкрики. ) Учёба закончилась. Вы усвоили то, чему могла научить вас Академия. Вы стали сильнее и умнее, чем были прежде – до прибытия к нам. Теперь вы можете позаботиться о себе и о людях, доверивших вам свои жизни. Теперь вы готовы к встрече с будущим, которое избрали для себя.

Пришла пора приниматься за работу. (Крики и смех. ) И я хочу рассказать вам об этой работе. (Аплодисменты ) Мы – полицейские КРК В это трудное время мы противостоим амнионам и препятствуем их вторжению в наше пространство, в наши интересы, в нашу жизнь. И ещё мы гоняемся за пиратами. (Смех. ) Другими словами, мы выполняем то, что должна делать полиция, – что она делала с тех пор, как человечество начало вести свою летопись. Единственное различие между нами и легионами наших предшественников заключается в том, что мы имеем более широкие полномочия, в том, что наша «беговая дорожка» начинается там, где был их финиш, поскольку люди вырвались из гравитационного колодца этой планеты.

Мужчины и женщины, кадеты! Мы отвечаем за безопасность всего человечества. Этого не было в прошлой истории. И это делает нас уникальными в наше собственное время. В остальных отношениях мы просто копы. Как и все полицейские прошлого, посвятившие себя работе и стоявшие на линии огня, мы должны служить и защищать. Защищать всех тех, кто дал нам жизнь, кто вырастил и воспитал нас честными энтузиастами, кто подарил нам технологию и искусства, кто сделал нас такими, какие мы есть. То есть мы ничем не отличаемся от наших предшественников. Мы просто ещё одно звено в длинной цепочке людей, принимавших такую же клятву, – мужчин и женщин, которые клялись защищать своих граждан от того, что они воспринимали как внешнюю и внутреннюю угрозу.

Но, возвращаясь к нашей «беговой дорожке», я должен сказать, что в этом отношении мы не имеем предшественников. И никогда прежде полиция не отвечала за выживание рода человеческого во всём пространстве вселенной.

От начала времён нам в избытке хватало и внешних, и внутренних угроз. Это неизбежно. Мы люди, и многие из нас не могут встать утром с постели, чтобы не создать при этом проблему для кого-нибудь другого. (Смех. ) Но внутренние и внешние проблемы всегда были человеческими. Те достижения, которые один клан, племя или нация считали вехами своей культуры, другие кланы и нации называли варварством или оскорблением их религиозных чувств. Расовое недоверие провоцировало насилие. Экономическая нестабильность порождала жадность и зависть. Да и сама планета ограничивала людей своей экосистемой. Таким образом, конфликты внутри цивилизаций и между различными культурами имели в своей основе борьбу за распределение ресурсов – вполне понятная причина, которая обычно скрывалась под масками религии и политики.

Не заблуждайтесь на сей счёт. Руки копов всегда были заняты. Но только на нашей «беговой дорожке» встал вопрос о выживании человечества. Все битвы кровавого и беспринципного прошлого оставляли после себя горы трупов. Но каждый участник сражений был человеком. А в наше время это изменилось. Конечно, термин «беговая дорожка» слишком упрощает ситуацию. В данном контексте я ссылаюсь не только на вопросы юриспруденции, но и на существование амнионов. Они не имеют очевидного стремления к войне, но, с другой стороны, проповедуют глубинную экспансию. Я говорю «глубинную», потому что их империализм направлен на ядро нашего генетического существования – на ту основу, которая делает нас людьми. Весь человеческий род стал «беговой дорожкой» и попал в сферу наших полномочий, потому что без нас он будет покорён амнионами. Они и так уже забирают тех, до кого могут добраться.

Именно по этой причине, а не по какой-то другой, мы абсолютно уникальны. А значит, мы должны иметь уникальную связь с людьми, которых защищаем. Поскольку мы несём ответственность за будущее нашего вида, все человечество ответственно за нас. Чтобы принять этот вызов времени, мы должны отличаться особой честностью, доблестью и преданностью делу. Но здесь требуется и нечто большее. Здесь требуется особая ответственность и воля всего человечества. Иными словами, мы должны работать для людей, которым служим. Если это будет не так – если мы не воздвигнем барьер между человечностью и соблазном использовать доверие людей для собственных целей, – то нам грозит потеря доверия. Мы станем не защитниками будущего, а его палачами. Вместо того чтобы просто и чётко обеспечивать мирную жизнь людей, мы будем давить их свободу и делать то, о чём они нас не просили.

Кадеты Академии полиции Концерна, запомните мои слова! Любая сила – будь то сила полиции или народных масс – сопротивляется ограничениям и стремится к свободе. Любая форма этики и любой закон, наоборот, выставляют ограничения, пытаясь овладеть потенциальными возможностями силы. Вот почему мы должны служить людям, ради которых существуем, а не контролировать их.

66
{"b":"7329","o":1}