ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сколько же всего случилось за это короткое время.

В замкнутом пространстве лифта Дэйвис ощутил приступ клаустрофобии. Кабина напоминала гроб и не могла вместить в себя всех фурий его подсознания. Вспоминая о злодействах Энгуса, Дэйвис не мог уяснить, что всё это было с Морн Хайленд, а не с ним. И ещё он не помнил начала.

Почему он попал в такую жуткую ситуацию? Почему он позволил Энгусу обрести такую власть над собой? Дэйвис помнил, что «Красотка» разрушила лагерь шахтёров. «Повелитель звёзд» погнался за ней. Но почему команда полицейского корабля не арестовала пирата? Почему он оказался в руках бандита? Возможно, Ник рассказывал ему об этом, но Дэйвис не помнил такого момента. Неведомые силы, разбившие его память на тысячи кусков, смешали обрывки картин и слов. И только прошлое Морн было реальным.

Рот Дэйвиса наполнился кровью. Он только сейчас заметил, что прикусил нижнюю губу. Она болела так же сильно, как и голова. Когда кабина поднялась на уровень, выбранный Энгусом, его напуганный компаньон открыл было рот, намереваясь о чём-то спросить Вопросы и страх блуждали в его взгляде, но Термопайл свирепо прошептал:

– Заткнись!

Словно издеваясь над спутником, он сунул руку в его карман и вытащил пачку ника. Помахав ею перед лицом компаньона, он как бы предложил ему забрать её обратно. Мужчина вздрогнул. Его глаза округлились. Он отступил на шаг – и не принял вызова Энгуса.

Дверь скользнула в сторону. Дэйвис и мужчина хотели выйти в коридор, но Термопайл удержал их. Его сила казалась невероятной. Убедившись, что коридор пуст и никто не ожидает лифта, Энгус бросил пачку на пол коридора.

Оказалось, что за лифтом следили. Дэйвис увидел охранника, который нагнулся, чтобы рассмотреть предмет, упавший к его ногам. Оттолкнув своих спутников, Энгус выпрыгнул из кабины и приложил кулак к шее стража, прежде чем тот успел повернуть голову. Охранник тут же рухнул на пол и, несколько раз конвульсивно вздрогнув, затих. От его воротника поднялась небольшая струйка дыма, которая тут же растворилась в воздухе.

Пот стекал по щекам и по шее Энгуса. Свирепо усмехаясь, он поманил к себе Дэйвиса и другого мужчину. Пройдя двадцать метров по коридору, они свернули за угол, и лифты к апартаментам Билла скрылись из виду.

«Почему, – мучительно думал Дэйвис, – почему я позволил тебе глумиться надо мной? И что говорил об этом Ник?»

«Он вставил Морн зонный имплант, чтобы держать её под контролем».

Саккорсо обращался с ним так, как будто Морн и Дэйвис не были одной и той же личностью.

«Паскудник сделал сё брюхатой. Это жуткая история. Энгус щёлкал кнопкой пульта, и она высасывала его сперму, как вакуумная присоска, а потом Термопайл затрахивал её до беспамятства. Вот каким был твой папаша, Дэйвис. И вот каким человеком будешь ты».

И ещё Ник сказал: «Она полюбила эти жуткие оргии. Морн пала настолько низко, что уже не могла обходиться без них. Она желала их, Дэйвис. Пульта не нашли, потому что Энгус отдал его этой сучке. Ей нравилось пользоваться им самостоятельно».

Саккорсо лгал. И это было не то, что пытался вспомнить Дэйвис. Поток образов мчался сквозь него снежной лавиной, скрывая главное «почему». А ему было нужно именно оно.

В то же время юношу пугала слепота его сознания. Он не мог избавиться от неё и взять под контроль безумную игру воспоминаний. Отчаянно борясь за здравомыслие, он пытался найти поддержку в настоящем, но нынешняя ситуация вообще не поддавалась логике. Верфи «Купюра» были начинены системами слежения Почему же Билл не реагировал?

«Я могу сделать нас невидимыми для видеокамер».

Но как? И сели они действительно невидимы, то зачем Энгус убил охранника?

Однако тактика Энгуса действовала. Поддерживая друг друга и спотыкаясь, как пьяницы после кутежа, они вошли в огромный холл приёмной зоны. Здесь находились несколько мужчин и женщин, но их внимание было сосредоточено на терминалах. Неподвижно стоявшие охранники казались статуями. Похоже, они сохраняли бодрствующее состояние с помощью сильных стимуляторов

Энгус заставил спутников пригнуть головы, чтобы их не смогли опознать. Свернув в коридор, ведущий к докам визитёров, они снова оказались одни.

С одной стороны коридора через равные интервалы располагались проходы к якорным местам. Каждый из них заканчивался подковой сканера. На табло занятых стоянок указывались идентификационные данные кораблей. Увидев название «Мечта капитана», Дэйвис стиснул зубы, чтобы не закричать. Но Морн больше не было. Она уже стала амниони. Зато он мог найти там Саккорсо – человека, который уничтожил её.

Ник обошёлся с Морн ещё хуже, чем Энгус. Он совершил абсолютное зло. Однако Дэйвис не мог размышлять об этом. Он был Морн Хайленд – той женщиной, которую отдали амнионам. Жажда насилия и боль рвались в его мозг. Фурии подсознания разрывали когтями рассудок. Он постепенно сходил с ума.

Внезапно Энгус и другой мужчина свернули в проход. Дэйвис быстро взглянул на идентификатор: «Труба». И никакой охраны. Странно. Термопайл считался известным пиратом, и он недавно сбежал из тюрьмы. За каждым его шагом должны были наблюдать охранники – причём через прицелы импульсных винтовок. Неужели Билл не беспокоился о собственной защите? Хотя он тоже был нелегалом. Просто Дэйвис думал как коп – как думала когда-то Морн…

Перед входом в воздушный шлюз находилась подкова сканера. Теперь Билл точно узнает, где они. Это неизбежно. Сканирующее поле зарегистрирует трёх человек, и любой оператор поймёт, что экипаж «Трубы» привёл кого-то на борт. Однако Энгус не колебался. Протолкнув своих подопечных через подкову сканера, он быстро прошёл следом за ними. На его лице было странное выражение – взгляд человека, глубоко ушедшего в себя, словно он прислушивался к голосам мертвецов. Второй мужчина зашёлся в приступе кашля. Энгус набрал код доступа на внешней панели, и вскоре люк шлюза открылся. Они торопливо поднялись на борт.

Как только внешний замок защёлкнулся, Энгус оттолкнул от себя своих спутников и торжествующе притопнул. Злость и ярость горели в его глазах. Черты лица исказились. Воздев кулаки к потолку, он закричал:

– Я сделал это! Я оттрахал тебя, ублюдок!

Наверное, он имел в виду Билла.

Дэйвис прислонился к стене, сжимая руками грудь и сдерживая фурий. Второй мужчина с облегчением вздохнул и, взглянув на Термопайла, хрипло сказал:

– Я этого не понимаю. Не понимаю, как ты это сделал. Но ты придурок, Энгус! Билл появится здесь через пять минут. Он потребует крови за тех охранников, которых ты убил.

– Нет, он здесь не появится!

Энгусу хотелось кричать. Ему хотелось сбросить напряжение и излить своё ликование. Приставив указательный палец к виску, он проворчал:

– Я могу излучать поля помех! Его видеокамеры ослепли. Билл не увидит нас на записи.

Он ткнул пальцем в сторону люка.

– И сканер тоже не заметил нас. По сведениям Билла, на нашем судне сейчас нет ни одного человека. Мы потерялись где-то на Круизе! Он потратит часы, разыскивая нас в трущобах.

Термопайл понизил голос.

– Мы переключим средства связи на автоматический режим. Если он вызовет нас, бортовой компьютер ответит, что экипаж покинул корабль.

– Энгус, ты дьявол! – прошептал его компаньон. Он вдыхал атмосферу «Трубы», как сладкий и нежный аромат.

– Я чуть в штаны не наложил. Ты мог бы сказать мне об этом раньше.

Энгус хищно оскалился.

– Почему же ты не заставил меня это сделать?

Дэйвис больше не мог терпеть стеснения в груди. Чем дольше он боролся с ним, тем сильнее оно становилось. Ему хотелось избить Термопайла, разорвать его на куски, растереть торжествующую улыбку в мелкую пыль. Память матери принуждала его сражаться с Энгусом до последней капли крови. Только так он мог уклониться от главного «почему».

Энгус и его компаньон были союзниками только внешне. Они противостояли Биллу и помогали Нику Саккорсо, хотя тот предал Термопайла и сдал его службе безопасности Рудной станции. Возможно, они работали на амнионов. Судя по тому, что Дэйвис слышал об отце, злоба Энгуса не имела пределов.

75
{"b":"7329","o":1}