ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однако юноша достиг своей точки излома. Сломавшись теперь, он стал бы хрупким, как мел, и в нём не осталось бы прочности. Ему тоже надо было выпустить напряжение – дать выход своим эмоциям. Пошатываясь от переполнявшего его неистовства, он вышел из воздушного шлюза и по узкому коридору направился к кабине лифта. Ему хотелось быть как можно дальше от Энгуса. Но силы кончились, и, развернувшись, он закричал:

– Будь ты проклят! Ты насиловал меня!

Энгус и его спутник замерли на месте, глядя на Дэйвиса как на сумасшедшего.

– Парнишка уже говорил это прежде, – с тревогой заметил толстый мужчина. – Что он имеет в виду?

– А мне откуда знать? – пожал плечами Энгус.

И, сделав шаг вперёд, спросил:

– О чём ты говоришь? Когда это я тебя насиловал? Ты же мой сын, не так ли? Иначе как бы Морн могла родить ребёнка, похожего на меня? Саккорсо заплатит мне за то, что не рассказал об этом. Но я никогда не видел тебя прежде.

Неосознанно подражая Энгусу, Дэйвис потряс кулаками.

– Это из-за таких, как ты, я стал копом. И я сделаю все, чтобы остановить тебя.

Термопайл выпучил глаза.

– Подожди! Подожди минуту! Я уже слышал это однажды. Именно эти слова!

– Энгус, кончай, – вяло вставил его компаньон.

– Заткнись, Майлс, – рявкнул Термопайл. – Дай мне подумать.

Внезапно Дэйвис растерял свой гнев. А гнев был важен – он был его последней защитой. И теперь главное «почему» вышло на поверхность. Дэйвис больше не мог хоронить его внутри себя. Непроизвольная дрожь пробежала по телу юноши. Дикая ярость превратилась в бессилие и страх.

– Что нам говорил капитан Траходав? – спросил Энгус – Амнионы использовали мальчишку в какой-то технологии принудительного роста.

И, имитируя манеру Ника говорить, он медленно и чётко произнёс:

– Они сказали, что при насильственном выращивании зародыша любая женщина превращается в растение.

Но с Морн такого не случилось. Амнионы думали, что это из-за импланта. Они не заинтересовались сю. Им понадобился мальчишка. Они хотели изучить последствия принудительного рождения, при котором мать не потеряла рассудок.

Глаза Энгуса заблестели.

– Я ничего не знаю о принудительном росте. Копы не снабдили меня такими сведениями. Но, вероятно, Морн должна была потерять разум, потому что амнионы отдали её воспоминания Дэйвису. Они скопировали в сознание мальчишки её переживания, потому что он не успел развить своё собственное.

Термопайл захохотал.

– Дэйвис принимает себя за Морн! Он думает, что я насиловал его! И мальчишка считает, что это он убил сё семью!

Вот оно – главное «почему»!

Ник дал ему намёк, но Дэйвис его не понял.

«После того, как она уничтожила „Повелителя звёзд“, Энгус нашёл её в обломках и спас».

Она убила всю свою семью.

Обхватив руками плечи, Дэйвис Хайленд сел на пол и сжался в комочек, как маленький ребёнок.

Энгус

Реакция юноши напугала Термопайла. Он смотрел на Дэйвиса и озадаченно жевал нижнюю губу. Ему нужны были сведения о принудительном выращивании детей. Он должен был понять, с чем имеет дело. Очевидно, его догадка оказалась верной. Амнионы скопировали сознание Морн в её сына, потому что знания и опыт, в отличие от тела, нельзя развить насильно. Вероятно, какая-то грань этого процесса – скорее всего, зонный имплант – уберегла Морн от потери рассудка при дублировании её памяти. Но у Дэйвиса были блокированы воспоминания, связанные с насилием и страхом. Теперь они возвращались к нему. К его сыну! Термопайл не сомневался, что юноша был его сыном. Однако догадки – даже на сто процентов верные – не помогали. Они объясняли страдания Дэйвиса, но не отвечали на другие важные вопросы.

«Амнионам понадобился мальчишка. Они хотели изучить последствия принудительного рождения, при котором мать не потеряла рассудок».

Скорчившись, Дэйвис лежал на полу лифта. Его лоб покрывала засохшая кровь. С губ срывалось хриплое дыхание. В любую минуту он мог начать хныкать. Возможно, пройдёт ещё немного времени, и он примется сосать палец. Захотят ли тогда амнионы ставить над ним опыты? Или он станет для них бесполезным? Но в таком случае Энгус потеряет возможность влиять на события. Ник откажется менять Морн Хайленд на испорченный товар. Тем более что воспоминания, причинившие Дэйвису такой непоправимый вред, были результатом поступков Энгуса.

Подумав о возможных последствиях, Термопайл зарычал от досады:

– Маменькин сукин сын!

– Кто? Он? – спросил Майлс.

Возвращение на корабль привело его в состояние лёгкой эйфории. И, желая утвердиться в былой самоуверенности, он вступился за Дэйвиса:

– Ну хватит, Энгус. Оставь его в покое. Он ещё ребёнок. И не его вина, что он похож на тебя.

Термопайл яростно повернулся к Майлсу и, едва ворочая распухшим языком, прохрипел:

– Да, не его. Это вина Саккорсо. Твоего капитана Траходава. Неужели ты не понял, Майлс? Это опасная игра. Из-за таких придурков, как вы, я рисковал жизнью. Помоги мне поднять его.

Он склонился над Дэйвисом.

– Отнесём его на мостик, а там посмотрим, что с ним делать.

Но, все ещё опьянённый эйфорией, Майлс не сдвинулся с места. Он рассеянно полез в карман за ником и, не обнаружив пачки, скорчил обиженную гримасу.

– Скажи мне, – произнёс он тихо, – чего я не понял?

– Нас обманули.

Боль во рту придавала Энгусу злости.

– Как ты думаешь, в какую игру играет Саккорсо?

Он угрожающе приблизился к Тэвернеру:

– Или ты тоже участвуешь в ней? Не об этом ли ты шептался с ним, когда мы швартовались в доке? Ну, что молчишь? Говори!

Майлс примиряюще поднял руку. В его взгляде читался намёк на команды с приоритетом «Иерихон».

– Почему ты думаешь, что Саккорсо обманул тебя?

– Потому что он о многом умолчал. Ник не сказал, что Дэйвис – мой сын. И он не сообщил нам, что парню вставили ум Морн. Разве это не похоже на его очередное предательство? Может быть, он хочет нас подставить?

Если только его обман не был более глубоким и коварным. Тогда все недомолвки в том, что касалось Дэйвиса, служили лишь для отвлечения внимания.

Майлс пригнул голову, пряча глаза. Он машинально шарил по карманам в поисках ника.

– Мы с ним говорили не об этом, – через какое-то время ответил он. – Насколько я знаю, Ник честно описал свои проблемы. Он пообещал мальчишку амнионам, но не смог отдать им его.

Тэвернер медленно поднял голову и посмотрел Энгусу в глаза.

– Во время той беседы он просил меня о помощи. От отвращения и презрения Энгусу захотелось плюнуть ему в лицо.

– Мы это скоро выясним, не так ли? – мрачно заметил он. – Если капитан Траходав придёт сюда за Дэйвисом, значит, он не подставил нас. Значит, он плетёт какую-то интригу.

«Или отвлекает от чего-то другого».

– Если же он не придёт, то мы будем знать, что попали в переплёт.

Внезапно Энгус указал на Дэйвиса и сердито закричал:

– Так ты мне поможешь или будешь стоять и держаться за член, пока он не отвалится?

На скулах Майлса гневно заходили желваки, однако он удержался от резкого ответа. Пожав плечами, Тэвернер помог поднять юношу с пола.

Тело Дэйвиса потеряло гибкость. Оковы страданий сжимали его, как крепления из флексостали. Он тяжело дышал сквозь стиснутые зубы, губы едва заметно дрожали, но всё остальное не двигалось. Глаза были закрыты.

Незнакомая острая боль пронзила сердце Энгуса, когда он понял, какой острый кризис переживал его сын. Он знал, что происходило у мальчишки внутри. Нечто подобное было у Морн после того, как она, будучи во власти гравитационной болезни, уничтожила всю свою семью. Но Дэйвис не участвовал в этом. Болезнь и преступление принадлежали его матери, а не ему. И не он пожинал плоды того поступка. Хотя Морн восприняла эти последствия более стойко, чем сын. Та кровавая резня наполняла её невыносимым ужасом, но она все равно продолжала сражаться за жизнь…

В каком-то смысле она сама заставила Энгуса дать ей зонный имплант. Без него она погубила бы Термопайла – и при этом убила бы себя. И теперь её сын был сломлен воспоминаниями о том, что она пережила. Сын Морн. Нет, чёрт возьми! Сын Энгуса!

76
{"b":"7329","o":1}