ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Синяя кровь
Мег. Первобытные воды
Как испортить первое свидание: знакомство, разговоры, секс
Моя гениальная подруга
Золото Аида
Девушки сирени
Север и Юг. Великая сага. Книга 1
Де Бюсси
iPhuck 10
Содержание  
A
A

«Ещё один ребёнок в детской кроватке».

Это его частичка в Дэйвисе сделала юношу слабее матери. Из-за слабости, унаследованной от отца, он мог сойти с ума. И если это случится, Ник не обменяет его на Морн. А значит, она будет потеряна навеки.

Зарычав от бессильной злости, Энгус потащил мальчишку на мостик. Если бы не жёсткий контроль зонных имплантов и непоколебимая компьютерная логика, он бы кого-нибудь убил – скорее всего Майлса.

Когда они принесли юношу к трапу, Термопайл взвалил Дэйвиса на спину компаньона, поднялся до середины лестницы и взял у него тело сына, намертво застывшее в позе эмбриона. Затащив его на мостик, он немного подумал и усадил Дэйвиса в кресло первого помощника. К тому времени, когда Майлс поднялся по трапу, Энгус уже занял своё место и принялся набирать команды для вывода на дисплей всех сообщений, которые были приняты «Трубой» в их отсутствие.

Экран показал обычную информацию с Башни и сообщение от Ника. За ним последовало безоговорочное требование Билла. В послании говорилось следующее: «Капитану брешь-скаута „Труба“. Энгус Термопайл, свяжись со мной, как только получишь это сообщение. Кто-то нарушил мой покой, и ты сейчас в такой же неприятной ситуации, что и я. Если ты не поможешь мне выяснить, что происходит, я гарантирую тебе тяжёлые и печальные последствия. Это мой космопорт, капитан Термопайл. Я – Билл, которому ты должен. Если ты не окажешь мне услугу или не заплатишь за нанесённый ущерб, то уже никогда не получишь плату от кого-нибудь другого».

– Черт! – взглянув на экран, воскликнул Майлс – Как он узнал, что это сделали мы?

– Он ещё не знает, – ответил Энгус. – Если бы он был в этом уверен, то уже резал бы лазером наш воздушный шлюз. Ему известно только то, что мы говорили с капитаном Траходавом, а он у Билла первый кандидат на звание нарушителя спокойствия. И ещё у Билла есть запись твоего идиотского поведения, пока мы находились в гостиничном номере и ожидали сообщения Ника. Даже если у него отсохли мозги, он всё равно о многом догадался Но и это не беда – лишь бы Билл не знал, что мы вернулись на корабль.

Майлс взглянул на Дэйвиса. Похоже, ему хотелось сбросить юношу со своего кресла.

– А о нём он знает?

– Вряд ли, – ответил Энгус – Но скоро узнает. Хотя к тому времени мы уже избавимся от мальчишки.

Если только Саккорсо не обманул их. И если амнионы согласятся взять Дэйвиса в таком состоянии.

Неожиданно, как статический разряд, в его уме возникло ещё одно условие если только он сможет продать амнионам собственного сына – маленькую и беззащитную копию его самого Энгус всю жизнь старался отодвинуться от края бездны. Мог ли он бросить сейчас Дэйвиса? Мог ли оставить сына в детской кроватке.

«… С привязанными к перекладинам тощими запястьями и лодыжками, пока мать наполняла его болью, пихая что-то твёрдое в задний проход, царапая иглой маленький член и задыхаясь в безумном хриплом хохоте?»

Неужели он откажется от части самого себя?

Однако программное ядро не оставило ему выбора. Он почувствовал себя таким же слабым, как Тэвернер, и тоже зашептал: «Черт! Черт!», не имея сил и слов для разрешения этой дилеммы.

– Надеюсь, ты прав, – сказал Майлс. – Чем мы займёмся сейчас?

Программное ядро Энгуса не замечало его слабостей и чувств. И зонные импланты тоже о них не заботились.

– Будем ждать, – тихо ответил Термопайл, – пока не получим весточки от капитана Траходава.

– В таком случае я схожу за ником, – сказал Майлс и направился к трапу.

«Иди-иди, – равнодушно подумал Энгус – Смоли свои лёгкие. Может, сдохнешь от рака».

В его голову не приходило никаких хороших идей. Мысли путало затруднённое дыхание Дэйвиса, которое звучало как предсмертный хрип. Слитый воедино с имплантами, чипами и прочим оснащением, Энгус ждал своей минуты, словно дремлющий вулкан.

Майлс вернулся со склада. И, дымя как факел, стал накручивать круги по мостику мимо дисплеев и выхода на трап, будто его жизненный путь замкнулся на Энгусе и Дэйвисе.

Через десять минут зазвучал сигнал интеркома. Майлс застыл на полушаге. Энгус поднял голову.

– Это Ник, – раздался небрежный и доводящий до бешенства голос Саккорсо. – Впустите меня.

Термопайл дал ему код доступа, и Ник набрал его на контрольной панели воздушного шлюза.

По телу Дэйвиса пробежали судороги. Дыхание участилось. Глаза оставались плотно закрытыми. Он продолжал свою смертельную битву за рассудок.

Энгус отключил интерком и проворчал:

– Я его встречу.

Внутренний замок воздушного шлюза можно было открыть с командного пульта. Однако Энгус не пожелал этого делать. Встав с кресла, он направился к трапу.

– Пока этот тип будет на моём корабле, я с него глаз не спущу.

Время на таймере его компьютера показывало: 04. 11 19. 07. Сбежав по трапу, Термопайл прошёл мимо камбуза, лазарета, оружейных и компьютерных отсеков. Лифт спустил его к шлюзу. Сердце Энгуса стучало, мозг производил молниеносные расчёты.

Системы слежения Билла могли уловить голос Саккорсо и записать, как он вошёл в воздушный шлюз. То есть Биллу могли доложить, что Ник находится на «Трубе». Но никто на планетоиде не мог вообразить, что Энгус способен излучать поля помех. А значит, Билл будет думать, что Саккорсо хитростью добыл код доступа и проник на борт «Трубы».

Подойдя к панели управления воздушным шлюзом, Энгус открыл дверь и вернулся к лифту – подальше от видеокамер Билла.

Саккорсо стоял у внешнего люка – на краю сканирующего поля. Его тёмные ввалившиеся глаза напоминали выдолбленные отверстия, шрамы походили на полоски пепла. Но губы по-прежнему изгибала ухмылка, а руки были опущены, словно он ничего не боялся.

И Ник был один.

Энгус выглянул из-за косяка, приложил палец к губам и поманил Саккорсо к себе. Как только внешний люк закрылся, Ник спросил:

– Вы забрали его?

Термопайл провёл его в кабину лифта и только потом ответил:

– Это ты нарываешься на выстрел, а не я. После стольких предательств ты готов подставить даже своих союзников, хотя сам нуждаешься в их помощи.

Он нажал на кнопку контрольной панели – кабина двинулась вверх.

– И что означают твои слова? – с кривой усмешкой спросил Саккорсо.

Энгус ударил бы его сейчас, если бы мог. Но зонные импланты не позволяли ему этого, и он наносил удары словами.

– Ты не рассказал мне, что Дэйвис мой сын. Ты не рассказал нам, что у него сознание Морн. Это была твоя ошибка, осел, большая ошибка.

Ник пожал плечами. В глубине его глаз блеснула искра.

– Значит, вы забрали его?

Лифт остановился, дверь открылась. Энгус кивком указал на трап.

– Надо же было как-то отблагодарить тебя.

Саккорсо хотел о чём-то спросить, но промолчал. Словно наслаждаясь малой силой притяжения, Ник лёгким шагом направился к трапу.

Энгус неотступно следовал за ним.

Пока Термопайл сопровождал Саккорсо, Майлс столкнул Дэйвиса с кресла. Юноша, скорчившись, лежал на полу между пультами. Его дыхание участилось – казалось, он задыхался. Глаза по-прежнему были закрыты, а мышцы судорожно напряжены.

Майлс развалился в кресле и посасывал ник. Увидев поднимавшихся по трапу мужчин, он повернулся к ним, но не посмел взглянуть на Энгуса.

– Христос на костылях! – воскликнул Ник. – Капитан Термопайл, ты должен был забрать его из камеры, а не пугать до потери сознания.

Услышав голос Ника, Дэйвис широко открыл глаза. Дикие и белые, они со слепым бешенством смотрели на ботинки Ника. В сердце Энгуса впилась ещё одна заноза.

– Я тут ни при чём.

Он сел в своё кресло и положил руки на пульт, готовый в любую секунду выполнить манёвр или открыть огонь из корабельной пушки.

– Это ты все подстроил. Когда мальчишка меня увидел, у него возник какой-то кризис памяти. Если бы ты предупредил нас, мы могли бы что-то сделать. Но вместо этого я ухудшил ситуацию – я же не знал, что с ним происходит. Амнионы могут не принять его в таком виде. Но мне плевать! Это уже твоя проблема – ты её и решай.

77
{"b":"7329","o":1}