ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мы заключили сделку. Морн за Дэйвиса. Я свои обязательства выполнил.

Он мрачно посмотрел на Ника.

– Теперь ты должен выполнить своё обещание. Ник сухо рассмеялся.

– Не волнуйся, они его возьмут. Он человек, и им всё равно, в каком состоянии препарировать его мозги. Амнионы хотят изучить паренька, посмотреть, как подействовал на него зонный имплант мамаши. Всё в порядке. Они не станут сердиться на меня, если им не понравятся результаты вскрытия. Вот, держи!

Саккорсо сунул руку в карман и вытащил полицейский жетон на тонкой цепочке.

– Это сё идентификатор, – произнёс он и печально поджал губы. – Я оставляю его вам в залог. Морн вы получите после того, как я отведу мальчишку в амнионский сектор.

Жетон действительно когда-то принадлежал Морн: Энгус с первого взгляда узнал чеканную эмблему полиции Концерна. С поразительной скоростью он выхватил цепочку из рук Саккорсо.

– Не пойдёт!

Ник пригнулся, словно хотел наброситься на Энгуса, однако тут же отказался от своего намерения. Возможно, его впечатлила скорость рефлексов Энгуса» А Термопайл сжал жетон в кулаке так сильно, что кулак задрожал. Он будто провоцировал Ника, почти просил его броситься в драку.

– Сначала ты приведёшь её сюда, – хрипло сказал Энгус. – И только тогда я отдам тебе мальчишку.

Рука Дэйвиса медленно разогнулась. Ладонь прижалась к полу. На щеке Ника забился тик. Мышцы лица стянуло судорогой, отчего улыбка превратилась в жалкую гримасу. Не сводя глаз с Энгуса, Саккорсо спросил:

– Что происходит, Майлс?

– Откуда я знаю, – со злостью ответил тот. – Когда мы расстались с тобой, он вышел из-под контроля.

– Тогда уговори его, – потребовал Ник. – Окажи мне какую-то помощь. Я сделал все, чтобы ты стал богатым.

И сейчас ты тратишь деньги, которые дал тебе я. Ты обязан мне, Майлс! Он бежал из тюрьмы благодаря тебе. Разве не так? У тебя должны быть какие-то рычаги воздействия. Заставь его подчиниться! Пора платить долги!

Майлс бросил окурок на пол и вытащил из пачки новый ник – руки его дрожали, как у немощного старика. Однако когда Тэвернер начал отвечать, его голос звучал уверенно и почти спокойно:

– Капитан Саккорсо, ты уже труп. Только придурки отдают долги мёртвым.

Тик впился в щеку Ника. Однако вместо ярости им овладело странное спокойствие. Он вновь напомнил Энгусу гадюку – олицетворение гибкого и смертельного коварства. Но в блуждающем взгляде Саккорсо проступало отчаяние. Казалось, он тонул и пытался ухватиться за соломинку. Ник торопливо осматривал мостик, словно искал оружие или повод для перемены темы разговора.

– Хороший корабль, – заметил он, обращаясь к Энгусу. – Ты не прогадал, когда украл его. Изнутри он выглядит гораздо лучше, чем снаружи.

И, встретив хмурый взгляд пирата, тихо добавил:

– Я не доверяю тебе, капитан Термопайл. Да и кто бы тебе доверял при твоей репутации? Откуда мне знать, что ты не предашь меня, когда получишь Морн?

– Я не предам.

Сожалея о том, что Ник не принял его вызов, Энгус опустил кулак с жетоном на подлокотник кресла.

– Хотя ты заслуживаешь худшего отношения. Ты не рассказал мне о Дэйвисе. Не предупредил меня. Он не покинет этот корабль, пока ты не приведёшь сюда Морн Хайленд.

К тому времени Дэйвис уже смотрел на свою руку, а не на ботинки Ника. Он мучительно медленно разжал окостеневшую от судороги ладонь и приподнял колени.

Ник протянул руку к щеке, но, видимо, забыл, что хотел растереть сведённые тиком мышцы.

– В таком случае, ты можешь распрощаться с ней, – сказал он с кривой усмешкой.

Его смех походил на хруст стекла.

– Впрочем, ты уже с ней распрощался. Помнишь, в Мэллориз? Больше ты её не увидишь. А обо мне не беспокойся.

Он снова рассмеялся. Теперь его смех звучал как хруст костей.

– Я уж как-нибудь выкручусь.

Он повернулся к трапу. В этот миг Дэйвис уже встал на колени и, подавшись вперёд, схватил Ника за ноги. Тот пошатнулся, теряя равновесие. Энгус считал, что его сын был сильнее. Сам он в этом возрасте считался очень крепким парнем. Но стресс, скрутивший тело в комок, лишил мальчишку силы. Его хватка оказалась слабой.

Устояв на ногах, Ник развернулся к Дэйвису:

– Отпусти меня, маленькое ничтожество.

Рот юноши открылся. Звук, похожий на вой, вырвался из горла. Подогнув одну ногу под себя, Дэйвис оттолкнул Саккорсо от трапа. Ник нагнулся и ударил мальчишку ладонями по ушам. Дэйвис упал на бок. Его руки разжались, но ему удалось вцепиться пальцами в лодыжку Саккорсо. На его лице застыло безумное остервенение.

Ник быстро отступил на шаг и пнул юношу прямо в солнечное сплетение. Но, видимо, Дэйвис ожидал чего-то подобного. У него были навыки Морн и инстинкты Энгуса. Он отпустил лодыжку Ника и в тот момент, когда ботинок опустился ему на грудь, схватился за него и откатился вбок, потянув за собой Саккорсо.

Майлс вскочил – но не для того, чтобы разнять дерущихся, а чтобы быть подальше от драки. Энгус сидел в кресле, сжимая идентификатор Морн так, что края металла впились ему в ладонь. И молча смотрел на Саккорсо.

Термопайл вдруг почувствовал себя не просто человеком, а внетелесной огромной сущностью. На какой-то миг ему показалось, что он жил одновременно в нескольких реальностях. Одна его часть уже оставила кресло и бросилась в драку. Она желала испробовать свою новую силу и отплатить Саккорсо за его «божью кару». О чёрт возьми! С такой реакцией и укреплёнными костями он запросто убил бы Ника. Но странная боль в груди становилась всё сильнее. Дэйвис был его сыном… Беззащитной копией его самого… Мальчишкой, ослабевшим от судорог и от унижений его матери.

Однако Энгус не двигался. Инструкции программного ядра держали его в состоянии ступора, инструкции лишали его права вредить любому человеку, связанному с полицией Концерна. Дэйвис для них не имел никакой ценности. Вот почему Термопайл сидел в кресле и наблюдал за дракой, словно она его не касалась. Хотя внутри себя он выл так же злобно и яростно, как его сын.

Ник был хорош. Энгус отдавал ему должное. Упав на пол, Саккорсо тут же встал на колени и три раза подряд ударил Дэйвиса в лицо. Потом отклонился и нанёс ещё три удара так быстро, что юноша не успел сориентироваться. Кровь потекла по его щекам, бровям и подбородку. Отрывистое дыхание напоминало приглушённые стоны. Но Дэйвис не сдавался. Пряча голову от ударов, он бросился на противника и, будто сражаясь за жизнь Морн, потянулся к горлу Саккорсо. Этот манёвр мог увенчаться успехом.

– Черт! – внезапно крикнул Майлс – Энгус, сделай же что-нибудь! Он сейчас убьёт мальчишку!

В оковах отрешённости, которые удерживали его в неподвижном состоянии, Энгус ждал, когда Майлс воспользуется приоритетом Джошуа. Но Тэвернер не стал рисковать.

– Эй, Траходав! – произнёс Термопайл. – Отойди от парня! Если ты не остановишься, то он не пригодится даже амнионам.

Ник бросил на Энгуса свирепый взгляд и оскалился. Потом быстро нанёс ещё три удара по лицу Дэйвиса. Брызнула кровь. Юноша упал на колени. Он был обречён на поражение.

Внезапно оковы имплантов ослабили контроль над телом Энгуса. За долю секунду его программное ядро переместилось. Другой подход к ситуации потребовал иных стандартов и привёл к новым выводам. Дэйвис был сыном Морн, а Джошуа имел приказ спасти её. Программа не знала, чем именно была ценна эта женщина, и, значит, все её нужды и все её связи могли оказаться критически важными.

Энгус вскочил с кресла. И, прежде чем Ник нанёс четвёртый удар, поймал его за шиворот, поднял в воздух и швырнул в переборку. Ник ударился, изогнулся, как кошка, и упал на четвереньки. Но тут же в порыве ярости бросился на Энгуса, словно хотел доказать, что капитан Саккорсо никогда и никому не проигрывает. Кровожадно усмехнувшись, Энгус ударил его кулаком – прямо в лоб. Его мышцы были усилены имплантированными распорками, и кулак казался выточенным из куска бетона.

Ник упал на колени, как бык на скотобойне. Он не потерял сознания, но в глазах у него потемнело, а голова закачалась. Руки вздрагивали, как плавники умирающей рыбы. На Энгуса нахлынула волна удовольствия. Радость была острой, как луч лазера, и мощной, как огонь корабельных пушек.

78
{"b":"7329","o":1}