ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– О чём они говорили? – спросил Дэйвис.

Энгус пожал плечами.

– Слишком прочный код. Мне не удалось взломать его.

Предательство Майлса не впечатлило Дэйвиса так, как Ника, возможно, потому, что он не понимал его последствий.

– А зачем Тэвернер это делает? – почти безразлично спросил юноша.

– Он играет в свои стукаческие игры. Я, Саккорсо, полиция и амнионы – мы все ведём борьбу друг с другом.

Страх нашёптывал в уши Энгуса зловещие предостережения. Майлс действительно мог нанести непоправимый вред. Но Термопайл, будучи под контролем зонных имплантов, говорил с беззаботной уверенностью.

– Не беспокойся о нём. Я с ним справлюсь.

Он повернулся к Нику:

– Саккорсо, настало время принимать решения. Ты либо с нами, либо против нас.

На миг десятки отдельных операций его процессора сложились вместе.

– Пора отправляться за Морн. Ты идёшь или нет? Я нужен тебе, Саккорсо. А мне сейчас потребуется любая помощь, которую я могу получить. Но заставлять тебя не буду. Иначе ты просто сдашь нас Биллу или амнионам. Соглашайся или убирайся с моего корабля.

Дэйвис напрягся. Он не понимал предательства Майлса, но слишком хорошо знал Ника. Не обращая внимания на боль в груди, юноша наклонился вперёд и возразил:

– Энгус, не отпускай его. Он расскажет им, что мы пойдём туда. Его мозги не переделаешь. Ник считает, что, если он докажет амнионам свою «верность», они снимут его с крючка.

– Я учёл этот шанс, – ответил Термопайл. – Но…

– Заткнись! – беззлобно рявкнул Ник.

Программное ядро принуждало его к спокойствию. Взглянув на Ника, он добавил:

– Я же сказал, что учёл этот шанс.

Подбоченясь, он повернулся к Саккорсо.

– Да или нет, капитан Траходав? Решай сейчас!

Ник попытался рассмеяться, но смех получился таким же пустым и жалким, как его взгляд.

– Ты сошёл с ума! Ты просто спятивший самоубийца! Нет и ещё раз нет! Ты меня понял? Я не собираюсь помогать тебе. И я буду рад посмотреть на твою глупую рожу после того, как амнионы поиграют с тобой.

– В таком случае вон с моего корабля!

Энгус угрожающе выставил вперёд кулак с идентификатором Морн.

– Ты спятил, – произнёс Саккорсо. – Абсолютно. Тем не менее он подчинился. Его ботинки простучали по

ступеням трапа. Через миг Энгус услышал, как закрылись двери лифта. Раздался гул сервоприводов, и кабина спустилась к воздушному шлюзу. Термопайл повернулся к Дэйвису. Ему предстояло обойти полдюжины задействованных программ, чтобы пообщаться с сыном. Его программное ядро не интересовалось психическим состоянием Дэйвиса.

– Он не станет предупреждать амнионов. Саккорсо тешит себя такой возможностью. Но он передумает, когда поразмышляет над тем, что может сделать Майлс.

Дэйвис мрачно посмотрел на него:

– Что ты имеешь в виду?

Мозг Энгуса был полон требований и инструкций, сценариев и оценок, основанных на его опыте. Ежесекундно программа перебирала до сотни возможностей. Анализ вариантов выдавал процентные соотношения вероятности успеха и провалов.

– У меня нет времени на долгие объяснения, – устало ответил Энгус. – Нам нужно подготовиться. Что бы мы с тобой ни придумали, нам нужно выполнить это до того, как Билл узнает о твоём местонахождении. Когда он узнает, у нас не останется выбора.

Однако Дэйвис был в плену своих страхов. Он помнил слишком много ужасов, и они приходили к нему из разных источников. Его руки совершали неосознанные движения. Взгляд требовал внимания Энгуса. Удивлённый собственным терпением, Термопайл смотрел на Дэйвиса и ждал. Он всю жизнь убегал от того, что чувствовал сейчас его сын.

– Так много всего, – растерянно прошептал юноша. – Так много воспоминаний. Я не знаю, чему доверять.

Он покачал головой и с трудом сглотнул, словно продолжал борьбу с безумием.

– Неужели я… Неужели она действительно уничтожила свой корабль?

Энгус почувствовал безжалостное механическое принуждение. Ему приходилось сопротивляться командам ядра, чтобы продолжать смотреть на сына. Программа приготовила для него другое задание. Тем не менее люди, создававшие алгоритмы программного ядра, ценили опыт Термопайла, его знакомство с верфями «Купюра» и умение вести себя в критических ситуациях. По этой причине ему была дана небольшая свобода действий.

– Только поэтому я и остался жив, – ответил он Дэйвису. – Только поэтому я и получил её. Она была слишком потрясена, чтобы защищаться. Судя по тебе, у Хайлендов слишком ранимые души. Это делает вас беззащитными.

Высохшая кровь на лице юноши превратилась в корку. Он притронулся к ней пальцами и печально кивнул, принимая своё наследие. Энгус больше не мог ждать. Его зонные импланты требовали действий.

– Где же Майлс, чёрт бы его побрал? – рявкнул он. – Нам что, вытаскивать его из лазарета?

И только потом до него дошло, что Тэвернер покинул корабль ещё раньше Ника.

Сорас

Войдя в полутёмное помещение, Сорас Чатлейн увидела прямо перед собой разъярённого Билла. Заметив её появление, он тут же закричал:

– Ты уже в курсе?! Неужели все обитатели станции уже знают о том, что эти ублюдки сделали со мной?

Окружённый компьютерами, терминалами и экранами, он шагал по крошечному пятачку командного центра. Остальная часть помещения оставалась тёмной и пустой и напоминала пещеру. Весь свет изливался на Билла и оборудование. При такой мощной иллюминации он выглядел как пылающий факел – вернее как худой и измождённый мученик, которого измазали дёгтем и подожгли.

Сорас приблизилась к кругу пультов.

– Я не знаю, о чём ты говоришь, – спокойно ответила она.

У Чатлейн были личные причины для гнева и страха, но она старалась не показывать другим свои уязвимые стороны – тем более Биллу.

– Каких ублюдков ты имеешь в виду?

– Это ты виновата! – рявкнул Билл.

В своём раздражении он был похож на обиженного ребёнка.

– Тебе полагалось допросить его.

Он сердито посмотрел на неё и топнул ногой.

– Проклятье, Сорас! Я даже разрешил тебе пытать его. Почему ты этого не сделала?

– Всё ясно, – ответила она. – Мы говорим о Дэйвисе.

Её мелодичный голос не выдавал никаких эмоций.

– Но я не понимаю Ты сказал «ублюдки» – значит, их несколько.

– Дэйвис Хайленд тоже ублюдок. – Я знаю, знаю. Махнув рукой, Билл снова принялся ходить по кругу.

Его взгляд скользил по экранам и рядам индикаторов. Но, похоже, они не давали ему нужных ответов.

– Поделись со мной своим чувством юмора. Почему ты не допросила его?

– Мне хотелось обдумать ситуацию, – с лёгким вздохом ответила Сорас – Я не знала, как взяться за мальчишку.

Она сделала многозначительную паузу, привлекая внимание Билла.

– Мне хотелось понять, что задумал Саккорсо. Я ведь предупреждала тебя, что он замышляет серьёзное дело. Небольшая отсрочка могла прояснить ситуацию. В любом случае игра стоила свеч, и мне надо было определить круг вопросов для Дэйвиса.

Искоса взглянув на Билла, она закончила:

– Я не хотела пытать его просто для забавы.

– Значит, ты ещё ничего не слышала? – оскалившись, спросил её Билл. – Тогда почему ты пришла ко мне именно сейчас?

– О чём я не слышала?

Вопросы Билла начинали раздражать её. Сорас и без того была встревожена.

– Может, объяснишь?

– Довольно отговорок! – крикнул он. – Мне нужны ответы!

Билл указал на экраны

– Меня уже тошнит от вопросов.

– Хорошо-хорошо, – поспешно ответила Сорас.

Ей пришлось уступить не для того, чтобы задобрить Билла, а чтобы узнать о его неприятностях.

– Я действительно кое-что услышала. И именно поэтому пришла к тебе. На Круизе прошёл слух, что у меня…

Она снова сделала многозначительную паузу.

– Что у меня есть вакцина против мутагенов. Представляешь? У меня!

Билл не сводил с неё глаз, пока она объясняла:

– Мои люди услышали эту чушь от двух пиратов, которые трепались в барс на Круизе. Я хотела поймать негодяев, но опоздала. Они ушли. Мне нужно узнать, кто они такие. Вот почему я пришла к тебе. Опознай их для меня! Я должна понять, что происходит.

80
{"b":"7329","o":1}