ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Народный бизнес. Как быстро открыть свое дело и сразу начать зарабатывать
Отдел продаж по захвату рынка
Минус размер. Новая безопасная экспресс-диета
Сетка. Инструмент для принятия решений
Цена вопроса. Том 2
Нетленный
Письма на чердак
Динозавры и другие пресмыкающиеся
Литературный мастер-класс. Учитесь у Толстого, Чехова, Диккенса, Хемингуэя и многих других современных и классических авторов

Когда солнце поднялось над горами, Этиаран и Кавинант шли уже на север, вдоль течения реки, к открытым равнинам. Первое время они шли молча. Кавинант то и дело совершал короткие набеги в холмы по правой стороне, собирая алианту. Острый аромат ягод, напоминающий персик, по-прежнему казался ему восхитительным; чудесный экстракт их сока удивительно обострял чувство голода и вкусовые ощущения. Кавинант воздерживался от того, чтобы обрывать все ягоды с каждого куста – ему приходилось часто отклоняться от выбранного Этиаран строгого направления пути, чтобы добыть себе достаточно пищи, – и он старательно рассеивал семена, как учила его Лена. Затем ему приходилось пускаться рысью, чтобы нагнать Этиаран. Так они преодолели почти лигу, и Кавинант наконец насытился, а долина стала заметно шире. Он в последний раз предпринял вылазку за алиантой, а заодно решил спуститься к реке, чтобы напиться, – а потом поспешил занять место рядом с Этиаран. Что-то в выражении ее лица, казалось, просило его не разговаривать, поэтому он отвлек себя от желания завязать разговор, осуществляя свои обычные самопроверки. Затем он, призвав всю силу воли, попытался вспомнить прежнюю свою механическую походку, которая завела его так далеко от Небесной Фермы. Этиаран, казалось, вполне свыклась с мыслью о том, что им предстоит путь длиной в триста лиг, но о нем этого сказать было нельзя. Кавинант чувствовал, что ему понадобятся все навыки прокаженного, чтобы уже в первый же день этого путешествия по горам не изранить себя. Следя за ритмом своих шагов, он пытался перебороть неуправляемость ситуации, в которой очутился.

Он знал, что рано или поздно придется объяснять Этиаран, какая опасность ему угрожает. Ему могла понадобиться ее помощь, по меньшей мере – ее понимание. Но не теперь – не теперь. Он сам еще не вполне установил контроль над собой.

Через некоторое время Этиаран изменила направление и начала удаляться от реки, направляясь вверх к подножиям гор Южной Гряды. Прилегавшие к горам холмы были крутыми и частыми, и Этиаран, казалось, шла безо всякой тропинки. Позади нее Кавинант карабкался вверх и ковылял вниз по каменистым, извилистым склонам, хотя естественный ландшафт постоянно пытался направить их на запад. Мышцы шеи начали болеть от рюкзака, и под лопатками запрыгали пульсирующие точки, словно зарождающиеся судороги. Вскоре он уже тяжело дышал, бормоча проклятья в адрес Этиаран, так по-дурацки выбиравшей направление.

К середине утра они остановились, чтобы передохнуть на склоне высокого холма. Она даже не присела и отдыхала стоя, но мышцы Кавинанта дрожали от усталости, и он упал на землю рядом с ней, тяжело дыша. Когда он немного пришел в себя, то спросил, задыхаясь:

– Почему мы не пошли вокруг, к северу мимо этих гор, а потом на восток? Зачем нужны все эти подъемы и спуски?

– По двум причинам, – коротко ответила Этиаран. – Впереди будет длинная тропа, ведущая на север через холмы, – по ней идти будет легко, и мы сэкономим время. И кроме того… – она замолчала и оглянулась, – мы сможем кое от чего избавиться. С тех пор, как мы оставили мост, меня не покидает ощущение, что за нами кто-то идет.

– Идет? – воскликнул Кавинант. – Кто?

– Не знаю. Возможно, кругом уже полно шпионов Серого Убийцы.

Говорят, его высшие слуги, такие как Опустошители, не могут умереть, пока он жив. У них нет собственного тела, и дух каждого из них странствует до тех пор, пока не найдет живое существо, которое бы ему подошло. Таким образом, они могут воплотиться и в человеке, и в животном – это дело случая – и начать убивать жизнь Страны. Но я надеюсь, что в горах мы избавимся от погони. Вы отдохнули? Мы должны идти.

Расправив одежду под лямками рюкзака, она начала спускаться с холма. Мгновением позже Кавинант, ворча, последовал за ней.

В течение остальной части утра ему пришлось изо всех сил стараться держаться стойко перед лицом изнуряющей усталости. Ноги его онемели, а груз на спине, казалось, так стеснил дыхание, что он дышал с трудом, будто задыхался. Он не был привычен к таким переходам; неуверенно шатаясь, он ковылял вверх и вниз по холмам. То и дело лишь крепкие ботинки и толстые брюки спасали его ноги от повреждений. Но Этиаран шла впереди ровным шагом, не делая, казалось, ни одного лишнего движения и ни разу не оступившись. И, глядя на нее, он чувствовал в себе новые приливы сил.

Но наконец она повернула вниз, в длинное ущелье, уходившее на север насколько хватало глаз, словно прорезь в горах. Небольшой ручей струился посреди ущелья, и они остановились возле него, чтобы напиться, умыть лицо и отдохнуть. На этот раз Этиаран тоже сняла рюкзак и опустилась на землю. Издавая глубокие стоны, Кавинант лег на спину, закрыв глаза.

На некоторое время он просто расслабился, прислушиваясь к своему хриплому дыханию, пока оно не стало мягче и он не расслышал тихий шелест ветра. Потом он открыл глаза, чтобы оглядеться.

Оказалось, что в четырех тысячах футов от него возвышается Смотровая Кевина.

Зрелище было весьма неожиданным, он поднялся и сел, чтобы получше рассмотреть. Смотровая находилась прямо на юго-востоке от него, устремляясь в небо со своего каменного постамента словно обвиняющий перст. На этом расстоянии камень казался черным и роковым, словно нависшим над ущельем, по которому должны были пройти он и Этиаран. Это напомнило ему о Презирающем и о тьме.

– Да, – сказала Этиаран. – Это Смотровая Кевина. Там стоял Кевин Расточитель Страны, Высокий Лорд, обладавший Посохом Закона, прямой потомок Берека Полурукого, во время последней битвы с Серым Убийцей. Говорят, здесь он познал поражение и сводящее с ума горе. Во тьме, поглотившей его сердце, он, самый могущественный герой всех времен Страны, – даже он, Высокий Лорд Кевин, присягнувший на дружбу с землей, вызвал разорение, конец всего в Стране, Запустение на многие поколения. То, что вы были там, – плохая примета.

По мере того как она говорила, Кавинант повернулся к ней и увидел, что она смотрела не вверх, на скалу, а как бы внутрь себя, словно размышляя, каково было бы ей на месте Кевина. Затем она внезапно встряхнулась и сказала:

– Но тут уже ничего не поделаешь. Наш путь на многие лиги будет проходить в тени Смотровой Кевина. А теперь нам пора!

Кавинант захныкал, но она скомандовала:

– Идемте. Мы не можем себе позволить двигаться медленно, если не хотим, чтобы в конце пути оказалось, что уже слишком поздно. Теперь наш путь будет легче легкого. И, если это вам поможет, я буду рассказывать о Стране.

Потянувшись за своим рюкзаком, Кавинант спросил:

– Нас все еще преследуют?

– Не знаю. Я не видела и не слышала никакого признака. Но мое сердце предчувствует беду. Сегодня днем по пути мне показалось, что что-то не в порядке.

Кавинант закинул рюкзак на спину и, шатаясь, поднялся на ноги. Его сердце тоже чуяло что-то нехорошее, но на то у него были свои причины. Здесь, под Смотровой Кевина, гудящий ветер звучал словно отдаленное хлопанье крыльев стервятника. Расправив лямки рюкзака на ноющих плечах, Кавинант согнулся под его тяжестью и начал следом за Этиаран спускаться на дно ущелья.

Большей частью расщелина была прямой, с гладким дном, хотя ширина ее не превышала пятидесяти футов. Однако Этиаран и Кавинанту хватало места, чтобы идти рядом вдоль неширокого ручья. По мере того как они шли, останавливаясь возле каждого встречавшегося изредка куста алианты, чтобы собрать и съесть несколько ягод, Этиаран своими краткими рассказами заполняла пробелы в знаниях Кавинанта о Стране.

– Трудно даже решить, с чего начать говорить об этом, – сказала она.

Каждое есть часть чего-то, и каждый вопрос, на который я стала бы отвечать, поднимает три других вопроса, ответа на которые я дать не могу. Мое знание Учения ограничивается тем, что все быстро усваивают в течение первых лет обучения в лосраате. Но я расскажу вам все, что смогу.

Сыном Берека Хатфью был Дэймлон Друг Великанов, а его сыном был Лорик Заткнувший Вайлов, который остановил порождение Демонмглой вайлов, сделав так, что это стало вызывать у нее отвращение.

26
{"b":"7330","o":1}