ЛитМир - Электронная Библиотека

Выпрямившись, Маэль спрятал наши фонарики в рюкзак, переобулся в сланцы. Быстро проверил свой смартфон, ответил на какое-то сообщение и сунул смартфон в задний карман джинсов.

У меня сложилось впечатление, что у него какие-то планы… Но я не осмелилась спросить, какие именно.

До ближайшей станции метро идти оказалось недалеко. На прощание Маэль чмокнул меня в щеку, но не спросил, когда мы встретимся снова. И не сказал ни слова о том, какие у него планы на вечер. Мои планы его тоже не интересовали. А ведь мы могли бы найти тысячу тем для разговора! Почему Маэль не рассказал о том, каково ему живется одному? Почему не рассказал ни о своих названых братьях, ни о школе, ни об увлечениях?

«Неужели я напортачила?» – этот вопрос мучил меня всю дорогу домой. Что-то пошло не так. Я расстроенно шагала по авеню Боске. К счастью, скоро буду дома. Я достала телефон. Ни одного нового сообщения. После нашей первой встречи Маэль написал, когда я еще сидела в машине. Я просмотрела историю переписки. Последний раз Маэль был в сети три минуты назад. Я тихо вздохнула.

– Небеса падут!

Какой знакомый голос… Повернув голову, я заметила старика, просящего милостыню, он сидел на тротуаре в нескольких метрах от меня. Это тот самый человек, которого я видела на площади Денфер-Рошро!

Прохожие двигались по улицам, сливаясь в беспорядочный поток – час пик, все возвращались с работы. Как и в прошлый раз, старик сидел на замызганной дырявой подстилке.

Он посмотрел прямо на меня, и я застыла на месте. Кто-то позади сердито выругался, но я не могла пошевелиться. Кровь резко прилила к лицу. «Нет, пожалуйста, только не это», – мысленно взмолилась я. Только не снова! Хватит на сегодня панических атак! Я очень расстроилась и устала и к тому же чувствую себя совершенно сбитой с толку! Мне хочется упасть в кровать, накрыться с головой одеялом и забыть о том, что с каждым днем моя жизнь все больше трещит по швам…

– Эй, ты! – закричал старик, махнув в мою сторону грязной рукой. Пальцы у него оказались тонкими и сильными. Даже грязь не могла этого скрыть. Я вздрогнула.

Вытянув палец, старик указал на меня.

– Ты хранишь в себе воду, – произнес он, устремив на меня свои слепые, покрытые шрамами глаза.

Я до боли закусила губу и медленно покачала головой:

– Нет, пожалуйста…

Я даже не поняла, что сказала это вслух, пока не поймала на себе любопытные взгляды прохожих. Двое человек даже остановились.

– Чего надо? – рявкнула я. Прохожие посмотрели на меня как на сумасшедшую и пошли дальше.

Я снова оглянулась на старика.

– Подойди сюда, – сказал тот, поманив меня указательным пальцем.

Я покачала головой. Хочу домой. Хочу домой! Я почувствовала, что ладони снова взмокли, и сжала их в кулаки, пытаясь успокоиться.

– Я знаю, ты слышишь их голоса, – сказал старик и задумчиво погладил свою косматую бороду. – Ты пробудилась, дочь Истока, и хранишь внутри себя воду!

У меня перехватило дыхание. Этот старик что-то знает! Да, его слова звучат безумно, но… сейчас он говорит полными предложениями, а не произносит запутанные обрывки фраз, как в прошлый раз!

Старик наклонился в сторону – такое ощущение, будто он раскачивается в такт какой-то песенке. Его губы растянулись в улыбку, которую нельзя было назвать дружелюбной. Так улыбается безумный маньяк с топором, глядя на свою будущую жертву.

Кто-то пихнул меня в плечо, и я сделала несколько шагов вперед.

– Будь осторожна со своими желаниями, – хрипло проговорил старик, его голос звучал чуть громче шепота.

С ума сойти! Откуда он знает, что было написано в предсказании, которое я нашла в печенье в день шестнадцатилетия?! Я оказалась к старику так близко, что отчетливо видела шрамы у него на глазах. Некоторые были тонкими и белыми, другие – выпирали толстыми кривыми полосами и выглядели просто ужасно. Наверное, они сильно болят… Кто же ненавидел его настолько, что нанес такие увечья?!

Я задрожала. «Надо уходить отсюда, – мысленно сказала себе я. – Уходи! Беги от него!» Но ноги меня не слушались.

Старик издал смешок.

– Будь осторожна… с желаниями… – Он зашелся в кашле. – Если загадаешь желание, оно может тебе навредить… Прислушайся к своему… – он снова закашлялся, а потом закончил: – внутреннему голосу.

– Оставьте меня в покое, – попросила я, дрожа всем телом, и заставила себя пойти вперед. Шаг правой ногой, шаг левой ногой, теперь снова шаг правой…

Проходя мимо старика, я зажмурилась.

– Остерегайся его.

Я застыла и, не отдавая себе отчета в том, что делаю, повернула голову.

– Что вы сказали?

Выпрямившись, старик сел ровнее и теперь почти не уступал мне в росте. Видимо, он куда выше, чем мне казалось.

– Остерегайся его, – прошептал старик. – Он найдет тебя, ты ему нужна, но он – сама тьма и чернота… – Я с трудом могла разобрать, что он говорит. – Он – сама смерть.

– Хватит! – Я будто со стороны услышала свой пронзительный возглас, услышала прозвучавший в нем страх. Неужели старик хочет сказать, что кто-то собирается меня убить?

– Этот человек к вам пристает, мадемуазель? – поинтересовался проходящий мимо мужчина. Он остановился рядом со мной и достал телефон. – Хотите, я вызову полицию?

– Нет, спасибо, – выдавила я. – Все хорошо. Мне нужно идти.

Я сделала несколько шагов вперед, желая поскорее оказаться дома. Только там я буду чувствовать себя в безопасности.

– Остерегайся его! – Голос старика следовал за мной, как грохот приближающейся грозы. – Он носит огненную корону!

Я всхлипнула.

– Остерегайся того, кто носит огненную корону!

Ничего не хочу слышать! На глаза навернулись слезы.

– Остерегайся того, кто носит огненную корону!

– Хватит! – закричала я, хотя отошла уже на приличное расстояние. Хочу домой, к родителям! Они мне помогут! Родители способны разрешить любые сложности! Я как никогда нуждалась в их поддержке, нуждалась в чувстве безопасности, которое испытываю в их присутствии, нуждалась в их заботливых объятиях.

– Остерегайся того, кто носит огненную корону!

Я перешла на бег и не останавливалась, пока не добежала до дома. Портье открыл мне дверь, кивнул и поздоровался. Оказавшись в коридоре, я выдохнула и бросилась к лифту. Слова безумного старика эхом звучали в голове.

«Остерегайся того, кто носит огненную корону!»

Двери лифта закрылись с тихим шелестом. Я прислонилась к стене и прикрыла глаза.

«Остерегайся того, кто носит огненную корону!»

Я вздрогнула, понимая, что перед мысленным взором все это время стоял Маэль.

Глава 5. Жизнь и прочие неприятности

Домой я вернулась с таким видом, словно увидела привидение.

– Мы здесь, милая, – позвала мама. Судя по тону, она в хорошем настроении. Я пошла на голос, и он привел меня в столовую. Родители сидели за большим деревянным столом, склонившись над ворохом фотографий.

– Смотри, что мы нашли, когда распаковывали вещи! Коробку со старыми фотографи… – увидев выражение моего лица, мама оборвала себя на полуслове, а папа вскочил на ноги.

– Ливия!

– Мне нехорошо, – выдавила я. И разрыдалась.

Мама с папой оказались возле меня практически одновременно. Обняли и стали засыпать вопросами, желая знать, не обидел ли меня Маэль.

– Нет, Маэль ничего мне не сделал, – снова и снова повторяла я, пока родители усаживали меня на диван. – Я чувствую себя… – Я вжалась в мягкие подушки и договорила: – Странно.

Меня затрясло от очередного приступа рыданий.

– Тебе плохо? Снова живот? – с обеспокоенным видом спросила мама.

– Мне… – всхлипнула я. – Мне нужно…

– Что тебе нужно, дорогая? Поговори с нами, – попросила мама. Она крепко обнимала меня, а папа тем временем поглаживал меня по руке.

– Помогите. Мне срочно нужна помощь. – Мой голос звучал немногим громче шепота. – Я больше так не могу. Мне страшно, потому что… похоже, у меня галлюцинации. И панические атаки. Думаю, я схожу с ума. Иногда я вижу то, чего нет. Иногда меня бросает в жар, перед глазами все расплывается, и мне кажется, что тело мне не принадлежит. Как будто оно существует отдельно, и я… не знаю, как объяснить… вселяюсь в кого-то другого. И тогда я… чувствую других людей. Чувствую то, что чувствуют они.

20
{"b":"733211","o":1}