ЛитМир - Электронная Библиотека

– У меня нет выбора. – Одно это уже вызвало у него желание опустить голову от стыда, но он заставил себя выдержать пристальный взгляд Лорда. – Мне придется идти этим путем. Даже если это не является хорошим ответом – даже если безумие не единственная опасность в снах. Даже если бы я верил в эту Дикую Магию. Но я даже не представляю, как использовать ее.

Сделав над собой усилие, Морэм мягко улыбнулся. Но его угрюмый взгляд омрачил эту улыбку. Он твердо смотрел в глаза Кавинанту, и его голос был печален, когда он говорил. – Ах, мой друг, тогда что же ты будешь делать?

У Кавинанта перехватило горло от мягкости неосуждающего вопроса.

Он не был готов к такому проявлению симпатии. С трудом он ответил:

– Я буду стремиться выжить.

Морэм медленно кивнул головой, спустя мгновение повернулся и направился к выходу из комнаты. Подойдя к двери, он сказал:

– Я уже опаздываю. Совет ждет меня. Я должен идти.

Но прежде, чем Морэм ушел, Кавинант окликнул его.

– Почему не ты являешься Высоким Лордом? – Он пытался этим найти способ поблагодарить Морэма. – Разве тебя не ценят здесь?

Морэм ответил просто, не оборачиваясь, через плечо:

– Мое время еще не пришло. – Затем вышел из комнаты, тихо закрыв за собой дверь.

Глава 5

Дуккха

Кавинант повернулся и посмотрел на юг от Ревлстона. Ему надо было многое обдумать, и непросто было все осознать. Но, казалось, его чувства уже жили в согласии со Страной. Он мог вдыхать запах урожая на полях к востоку от него – они были уже почти готовы к жатве – и видеть сочность спелости далеких деревьев. Он чувствовал осень в солнечных лучах, ласкающих его лицо. Это ощущение усиливало волнение в его нервах и мешало попыткам ясно осознать все ситуацию. Ни один прокаженный, думал он мучительно, не один прокаженный не должен иметь даже тень желания жить в таком здоровом мире.

Однако, он не мог отрицать этого, его взволновало сообщение Морэма о затруднительном положении Лордов. Он был растроган Страной и людьми, которые ей служили – несмотря на то, что они вынуждали его так мало заботиться о себе. С тяжелым сердцем он ушел с балкона и с тоской посмотрел на поднос с едой, который был поставлен для него в центре гостиной. Суп и тушеное мясо источали аромат, напоминая ему как он голоден. Нет. Он не мог позволить себе сделать еще одну уступку. Голод был как пробуждение нервов – иллюзией, обманом, мечтой. Он не мог…

Стук в дверь прервал его размышления. На мгновение он замер в нерешительности. Он не хотел ни с кем разговаривать, пока у него еще было время поразмышлять. Но в то же время он не хотел быть один. Страх безумия всегда усиливался, когда он был один.

Продолжая движение, не оборачиваясь, он с горечью бормотал себе под нос формулировки, которые вроде бы улучшали его состояние.

Затем подошел к двери и открыл ее.

В коридоре снаружи стоял Хайл Трой.

Он был в той же одежде, которую Кавинант видел на нем до этого, крепко сидящих солнцезащитных очках, и снова улыбка на его губах была слегка таинственной и извиняющейся. Острое болезненное чувство тревоги появилось в горячей от волнения крови Кавинанта. Он старался не думать об этом человеке.

– Пойдем со мной, – сказал Трой. В его властном голосе был слышен приказ. – Лорды сейчас заняты тем, что тебе следовало бы видеть. Кавинант пожал плечами, чтобы скрыть дрожь в них. Трой был ему врагом, и Кавинант чувствовал это. Но он уже сделал выбор – тогда, когда открыл дверь. Он смело шагнул в коридор.

В коридоре он увидел Баннора, который стоял и наблюдал за его дверью.

Хайл Трой пошел быстро и уверенно, широким шагом. Но Кавинант повернулся к Стражу Крови. Баннор встретил его взгляд кивком головы, некоторое время они смотрели друг другу в глаза. Плоское, смуглое, непроницаемое лицо Баннора нисколько не изменилось; Кавинант не заметил никаких признаков старения. Выглядя расслабленным и податливым, Страж Крови в то же время излучал физическую силу, ощутимую компетентность, которые пугали и принижали Кавинанта, и все-таки Кавинант почувствовал что-то грустное в недоступности Баннора времени.

Стражи Крови говорили, что им по две тысячи лет. Они были вне времени из-за строгой и всепоглощающей Клятвы служения Лордам, в то время как все люди, которых они когда-то знали – включая великанов и Высокого Лорда Кевина, который вдохновил их на принесение Клятвы превратились в пыль.

Глядя сейчас на Баннора, с его отчужденным выражением лица, с босыми ногами и в короткой коричневой тунике, Кавинант внезапно интуитивно почувствовал, что его предыдущее подсознательное восприятие прояснилось. Сколько раз Баннор спасал его жизнь? Он не смог этого вспомнить сразу. Неожиданно он почувствовал уверенность, что с высоты своего невероятного двухтысячелетнего опыта , лишенный непредвиденной силой его Клятвы дома, сна, смерти, любимых существ, Баннор мог достигнуть знания, которое было так необходимо Кавинанту.

– Баннор… – начал он.

– Да, Юр-Лорд. – Голос Стража Крови был таким же бесстрастным, как само время.

Но Кавинант не знал, как спросить; он не знал как выразить свою просьбу словами так, чтобы они не выглядели нападками на невероятную верность Стража Крови. Вместо этого, он пробормотал: «Итак, мы снова вернулись к этому же».

– Высокий Лорд избрала меня смотреть за тобой.

– Пойдем, – властно позвал Трой. – Тебе следует это видеть.

Кавинант еще некоторое время не обращал на него внимания. Он сказал Баннору:

– Я надеюсь, этот раз будет лучше, чем прошлый. – Затем повернулся и пошел по коридору вслед за Троем. Он знал, что Баннор следует за ним сзади, хотя Страж Крови шел совершенно бесшумно. Хайл Трой нетерпеливо вел Кавинанта вглубь сквозь все уровни Твердыни. Они быстро миновали залы с высокими сводами, сквозные коридоры и спускались вниз по лестницам, пока не достигли места, которое Кавинант узнал: одна из длинных круговых галерей святилища, где обитатели Ревлстона собирались на вечернюю службу. Вслед за Троем он прошел через одну из многих дверей на балкон, с которого открывался вид в огромный круглый зал. В этом зале было семью таких же балконов, вырезанных в стенах, плоский пол, с возвышением на одной стороне, и куполообразный очень высокий потолок над балконами, такой высокий, что его нельзя было увидеть. Святилище было темным, свет исходил только от четырех факелов лиллианрилл, установленных вокруг возвышения. Баннор закрыл дверь, прекратив доступ света, исходящего из наружного коридора, и в темноте Кавинант ухватился за перила, чтобы быть в безопасности перед глубиной этого зала. Он стоял на высоте нескольких сот футов над помостом.

Балконы были почти пусты. Было совершенно ясно, что та церемония, которая должна будет здесь произойти, не предназначалась для всего населения Ревлстона.

Девять Лордов уже были на помосте. Они стояли по кругу, обращенные друг к другу лицами. Факелы освещали их спины, и лица их были в тени. Кавинант не мог разглядеть их черты. – В этом виноват ты, – решительно прошептал Трой. – Они уже все испробовали. Ты пристыдил их и вынудил на это. К помосту направились два Стража Крови, несущие какую-то фигуру.

Кавинант сразу же узнал искалеченного вейнхима. Дуккха слабо сопротивлялся, но он не мог помешать Стражам Крови поставить себя в центре круга, образованного Лордами.

– Они собираются сломить власть камня Иллеарт над ним, – продолжал Трой. – Это рискованно. Если это не удастся, она может распространиться на одного из них. И они будут слишком истощены, чтобы сопротивляться этому.

Ухватившись за перила двумя руками, Кавинант наблюдал за сценой внизу. Два Стража Крови оставили сжавшегося дуккха в центре и отступили к стене святилища. Лорды долго стояли молча, сосредоточиваясь, готовя себя. Затем они подняли головы, твердо поставили свои посохи перед собой на камне и начали петь. Их песнь отдалась эхом в святилище так, словно мрак под куполом зазвучал сам по себе. Они казались маленькими в огромном зале, но звуки их песни мощно поднимались вверх, наполняя воздух властью и осмысленностью.

15
{"b":"7333","o":1}