ЛитМир - Электронная Библиотека

Лишь когда он привык к прикосновению пола, то заметил, что по краям этой площадки были широко распахнутые двери. Он насчитал пятнадцать. Часовые Стражи Крови стояли перед девятью из дверей, и в нескольких шагах от каждого из них на сияющем полу стоял . по деревянному треножнику. Три из этих треножников удерживали посохи Лордов, и один из посохов был Посохом Закона. Он отличался от других гладких деревянных посохов большей толщиной и сложными рунами, вырезанными на нем между железными наконечниками.

Баннор подвел Кавинанта к двери за Посохом Закона. Страж Крови шагнул от нее вперед, чтобы встретить их, приветствуя Баннора кивком.

Баннор сказал:

– Я привел Юр-Лорда Кавинанта к Высокому Лорду.

– Она ждет его.

Часовой перевел свой взгляд, полный спокойной силы, на Кавинанта.

– Мы – Стража Крови. В наших руках забота о Лордах. Я Морин, Первый Знак Стражи Крови с тех пор, как Тьювор покинул нас. Высокий Лорд будет разговаривать с тобой наедине. Не думай причинить ей чего-либо дурного, Неверящий. Мы не допустим этого.

Не дожидаясь ответа, Морин отступил в сторону, позволяя ему подойти к двери. Кавинант хотел спросить, какое зло он вообще может причинить Высокому Лорду, но Баннор не дал ему сделать это.

– В этом месте, – сказал, объясняя, Баннор, – Лорды на время отстраняются от своего бремени. Они оставляют здесь свои посохи и за этими дверями отдыхают, забывая свои заботы о Стране. Высокий Лорд удостоила тебя великой чести говорить с ней здесь. Без Посоха и Стражи Крови, она встречает тебя как друга в ее единственном месте уединения. Юр-Лорд, ты не враг Страны, но ты проявляешь слишком мало уважения. Уважай хотя бы это.

Он на мгновение удержал свой взгляд на Кавинанте, словно желая усилить значение своих слов. Затем подошел к двери и постучался.

Когда Высокий Лорд открыла дверь, Кавинант впервые смог хорошо разглядеть ее. Вместо голубой мантии Лордов она была одета в длинную светло-коричневую одежду жителя подкаменья с белым узором, вытканным на плечах. Белый шнур охватывал ее талию, подчеркивая фигуру, и ее густые волосы, темно-коричневые с проблесками светлого медового цвета, падали на ее плечи, скрывая узор на них. Она оказалась моложе, чем он ожидал – ей можно было дать самое большее тридцать с небольшим. Но лицо было властным, и белая кожа ее лба и горла говорили многое о непреклонности и самодисциплине, несмотря на то, что она при виде Кавинанта улыбнулась почти застенчиво.

Но кроме груза ответственности и обязательств в ее чертах было что-то странно помнящееся. Она казалась ему смутно знакомой, как будто ее лицо напоминало ему кого-то, кого он хорошо знал. Это впечатление усиливалось и в то же время отрицалось ее глазами. Они были серыми, как его собственные глаза; и хотя они прямо смотрели на него, они слегка косили в другую сторону; у них был раздвоенный фокус, так, словно она наблюдала за чем-то еще как бы другим, более важным взглядом. Глаза ее разума смотрели куда-то еще. Ее взгляд коснулся таких его глубин, которые уже долгое время ни на что не отзывались.

– Входите пожалуйста, – сказала она голосом, чистым, как родник.

Двигаясь одеревенело, Кавинант прошел мимо нее в покои, и она закрыла за ним дверь, преграждая доступ света со двора. Ее прихожая была освещена обычными чашами со светящимся камнями в каждом углу. Кавинант остановился в центре комнаты и осмотрелся. Пространство было пустым и лишенным украшений, в нем не было ничего, кроме светящихся камней, нескольких каменных стульев и стола, на котором стояла белая резная статуэтка; но, тем не менее, комната выглядела тихой и удобной. Этот эффект создает освещение, решил он. Теплый золотистый свет располагал к общению даже плоский камень, усиливая дух безопасности Ревлстона. Он был словно в колыбели – укутанный в объятиях скал и окруженный заботой. Высокий Лорд Елена указала на один из стульев:

– Вы присядете? Я хотела бы о многом поговорить с вами.

Он продолжал стоять, глядя мимо нее. Несмотря на расслабляющую атмосферу комнаты, он чувствовал себя очень неуютно. Елена потребовала вызвать его к себе, и он не доверял ей. Но когда к нему вернулся его голос, он удивился сам себе, выражая одну из самых сокровенных своих мыслей, огорчавших его. Качая головой, он пробормотал:

– Баннор знает больше, чем говорит.

Он застиг этим ее врасплох.

– Больше? – отозвалась она, стараясь понять. – Что же он сказал такого, что оставило многое скрытым?

Но он и так уже сказал больше, чем хотел. Он молчал, наблюдая за ней как из укрытия со своего места.

– Стражи Крови все подвергают сомнению, – продолжила она неуверенно. – С тех пор как Кевин Расточитель Страны сберег их от Осквернения и его собственной гибели, они испытывают недоверие даже к своей собственной преданности – хотя никто не осмелится обвинить их в чем-либо. Ты говоришь об этом?

Он не хотел отвечать, но ее прямое внимание вынудило его. – Они прожили уже слишком долго. Баннору это известно. – Затем, чтобы переменить тему разговора, он подошел к столу посмотреть на резную фигурку. Белая статуэтка стояла на подставке из черного дерева. Это вставшая на дыбы лошадь-ранихин была сделана из материала, который выглядел как кость. Детали были выполнены не очень тщательно, но благодаря какому-то секрету мастерства она передавала мощь мускулов, ум в глазах, пламенность развевающейся гривы.

Не подходя к нему, Елена сказала:

– Это мое ремесло – резьба по кости, костяная скульптура. Вам нравится? Это ранихин Мирха, на которой я езжу.

Что-то в этом взволновало Кавинанта. Он не хотел думать о ранихинах, но подумал о том, что здесь есть какое-то противоречие.

– Морестранственник говорил мне, что искусство резьбы по кости было утеряно.

– Да, так было. Я одна во всей Стране владею этим ремеслом ранихийцев. Анундивьен йаджна, которое также называют резьбой по кости или костяной скульптурой, было утрачено ранихийцами во время их изгнания в Южной Гряде – после Ритуала Осквернения. Я говорю это не из тщеславия – я рада, что могу делать это. Когда я была ребенком, ранихин привез меня в горы. Три дня мы не возвращались, и моя мать решила, что я погибла. Но ранихины многому научили меня там… Многому. Во время этого своего обучения я открыла для себя древнее ремесло. Умение придавать форму старым костям появилось в моих руках. Теперь я занимаюсь этим, когда отдыхаю от работы Лорда.

Кавинант продолжал стоять спиной к ней, но он не рассматривал ее статуэтку. Он вслушивался в ее голос, как будто ожидал, что в любой момент этот голос превратится в голос кого-то, хорошо ему знакомого. Ее голос, интонации полностью совпадали с чьими-то интонациями. Но он не мог их узнать. Внезапно он обернулся, чтобы взглянуть ей в глаза. И опять, несмотря на то, что она стояла лицом к нему и смотрела на него, казалось, что она смотрит и думает о чем-то другом, о чем-то выше его. Ее отсутствующий взгляд раздражал его. Изучая ее, он все больше хмурился, пока его лоб не напрягся так, словно в него впивался колючками терновый венок.

– Так чего вы хотите? – потребовал он.

– Вы не присядете? – сказала она спокойно. – Я буду говорить с вами о многом.

– О чем же?

Жесткость его тона не заставила ее отступиться, она заговорила еще более спокойно:

– Я надеюсь получить от вас помощь против Презирающего.

Презирая сам себя, он сказал резко:

– И как далеко вы хотите в этом зайти?

Мгновение ее глаза пристально разглядывали его, обжигая, будто языком пламени. Кровь бросилась ему в лицо и он почти отшатнулся, отпрянул на шаг – так сильно почувствовал он на мгновение, что она обладала способностью проникать в суть вещей так глубоко, это он не мог и вообразить. Но этот проблеск прошел столь быстро, что он не успел осознать, что это было. Она неторопливо повернулась и быстро прошла в одну из своих комнат. Затем вернулась, неся в руках деревянную шкатулку, окантованную старым потертым железом.

Держа шкатулку так, словно она содержала нечто очень драгоценное, она сказала:

20
{"b":"7333","o":1}