ЛитМир - Электронная Библиотека

Он был одет в плащ и кожаные латы, такие черные, что его было трудно рассмотреть; Териза воспринимала его как мечущуюся в неярком свете тень, и все его движения напоминали движения и изломы тени. Только меч его притягивал и отражал свет, злобно сверкая, когда высекал искры из клинков противников.

Руки у него, казалось, были заметно короче, чем у Рибальда или Аргуса, он был более хрупким, чем любой из них, но удары наносил не менее мощные.

И было ясно, что стражники не побеждают.

Оба уже получили серьезные повреждения. Аргус был отмечен свежим шрамом под глазом, костяшки его пальцев кровоточили. Рибальд заработал рану в основании шеи, там, где она переходила в плечо. Висящие лохмотья кольчуги отмечали места, куда были пропущены удары. Очевидно, противник Рибальда и Аргуса мог бы легко расправиться с ними поодиночке.

В этот момент Рибальд под яростной атакой отступил назад. Он потерял равновесие и оказался за пределами досягаемости клинка нападавшего, но сильно ударился об угол камина и рухнул на колени.

Аргус попытался продвинуться вперед, его меч вознесся над головой незнакомца. Однако тот оказался проворнее; его длинный меч успел смягчить удар и отвести его. Затем он ткнул своим импровизированным щитом в лицо Аргусу. Прежде чем тот сориентировался, человек в черном пнул противника ногой в пах так сильно, что тот взлетел в воздух.

Когда он рухнул на пол, то скорчился и его вырвало.

Мягко, как тень, мужчина повернулся к Теризе.

Сейчас она видела его лицо. Его глаза в мерцании ламп горели желтоватым светом, нос напоминал лезвие томагавка, а зубы обнажились в злобной улыбке. У нее сложилась смутное впечатление, что его щеки покрыты шрамами.

Его плащ, казалось, взлетел над плечами, когда он сжал рукоятку меча обеими руками и занес лезвие над Теризой.

– Миледи! – снова закричал Рибальд.

Покачиваясь, едва держась на ногах, он заставил себя снова броситься на спину атакующего.

Она приподнялась на руках и коленях, но пошевелиться не могла. Ничего из происходящего не имело ни малейшего смысла. Она только смотрела, как человек в черном резко развернулся и встретил нападение.

Их мечи столкнулись с такой силой, что ей показалось – они сломаются. Звон железа оглушал. Но на этот раз Рибальд и его меч выдержали; человек в черном вынужден был увести удар за плечо и парировать ответный удар.

Он парировал его так ловко, что Рибальду пришлось отскочить, чтобы сохранить руки в целости.

Атакующий мгновенно последовал за ним, нанося удар с одной стороны и тут же с другой. Рибальд останавливал удары клинком; искры осыпали его руки, но, похоже, он не чувствовал ожогов. Он снова отступил, но на сей раз контролируя свои движения и готовясь к новой атаке.

Внезапно мужчина отскочил от Рибальда в сторону – и прыгнул к Аргусу. Пока Аргус в ужасе смотрел на него, беззащитный от боли, мужчина занес меч над его головой.

– Нет! – в отчаянном броске Рибальд попытался достать противника. И отчаяние на миг сделало его беззащитным. Он не успел отбить удар, когда человек в черном изменил направление движения своего клинка. Острие меча ударило Рибальда в лицо и швырнуло его на пол.

– А сейчас, миледи, – сказал незнакомец голосом мягким как шелк, – давайте покончим со всем этим.

Выставив меч перед собой, он вступил в спальню.

Териза внезапно осознала, что никто больше не придет ей на помощь, что никакой молодой человек не появится из ее сна и не рискнет жизнью, спасая ее. Если она хочет жить, она должна что-то сделать, чтобы спастись – позвать на помощь, вскочить на ноги и броситься в тайные ходы Орисона, все что угодно. Но она оставалась на месте, не в состоянии понять, почему кому-то вообще понадобилось нападать на нее, да еще с такой ненавистью, парализующей ее, отнимающей всякую способность двигаться.

К счастью, в самый последний момент Знаток Хэвелок выскочил из своего укрытия в гардеробе и направил луч яркого света в глаза нападавшего.

Человек заревел от боли и отпрянул. На мгновение он застыл, прижимая руки к глазам; его меч был направлен в потолок. Затем он хрипло пробормотал проклятие. Хотя он практически ничего не видел, он опустил клинок и снова вытянул его вперед, пробуя воздух, готовый в любой момент нанести удар.

Аргус, корчившийся в другой комнате, потянулся к своему мечу.

– Сейчас… – выдавил он, скрипя зубами от острой боли и желания убить. – Сейчас я тебя достану.

Нападавший замер. Если бы он мог видеть Аргуса, то знал бы, что опасности нет; Аргус с трудом преодолевал и те несколько дюймов, что отделяли его от меча. Но человек ничего не видел. Он помедлил мгновение в нерешительности, прислушиваясь к звукам, издаваемым Аргусом; затем развернулся возле Теризы, сделал очень быстрый акробатический прыжок, который позволил ему перескочить за Рибальда и Аргуса, и быстро определил, где находится дверь. Через секунду он исчез.

Застонав, Аргус пихнул неподвижное тело Рибальда:

– Иди за ним, идиот. Не позволяй ему уйти…

Териза смотрела прямо перед собой, слишком ошеломленная, чтобы мыслить логически. Рибальд и Аргус пытались защитить ее – и чуть не погибли. Деревянная дверь была проломлена как раз там, где располагался засов. Если у этого человека восстановится зрение и он вернется… Знаток был совсем сумасшедшим, это понятно, но он сообразил, что перед ним происходит, во всяком случае, до некоторой степени.

– Хэвелок, – нерешительно пробормотала она. – Вы знаете, что здесь происходит?

Но Знатока в комнате не было. Дверь, замаскированная под заднюю стенку гардероба, была закрыта.

7. Подземелья Орисона

Следующие полчаса почти не сохранились в памяти Теризы. Ее нервы дрожали, как плохо натянутые струны, пульс отказывался замедлиться; с таким количество адреналина в крови она могла быть немного поворотливее и, во всяком случае, составить более ясную картину того, что произошло. Но все, казалось, начинало ускользать от нее, как только она начинала сосредоточиваться на этом. Реальность стала похожа на песок, утекающий у нее меж пальцев.

– Нужно вызвать помощь, – выдавил Аргус, глядя на нее. Он не отодвинулся от Рибальда; он скорчился над ним, с трудом удерживаясь на ногах. – Если он вернется…

Он, видимо, имел в виду что-то очень важное. Разве она сама не подумала том же минуту назад? Но сейчас она сомневалась в этом.

Ее инстинкты просто отказывались работать. Использовать тайный ход Знатока и найти дорогу к Мастеру Квилону? Она хотела, чтобы чьи-то теплые руки обхватили ее. Она хотела, чтобы рядом был кто-нибудь, кто знал бы, что происходит, и пусть он позаботится о ней. А сможет ли Мастер Квилон успокоить ее? Она чувствовала, что делает самую трудную вещь за многие прошедшие годы, когда мимо Рибальда и Аргуса прошла к шнурку звонка, прятавшемуся за украшением из перьев. Отсюда ей была видна открытая дверь. Но она не знала, как по-другому позвать на помощь.

Она дернула за мягкий шелк шнурка так сильно, как только посмела. А затем вернулась в спальню.

Импульс, которого она в настоящий момент не понимала, заставил ее привести в порядок вещи в гардеробе, а затем закрыть дверцу, дополнительно маскируя тайный ход.

Прошло очень долгое время – а может быть, прошедшее время просто показалось ей таким долгим из-за ее смятения – пришло решение ее проблем. Женщина, появившаяся в дверях, походила на служанку; правда, она была старше Саддит, заспанная и небрежно одетая. Настроение ее было далеко от хорошего. Тем не менее, едва взглянув на Рибальда и Аргуса, валяющиеся повсюду перья и сломанную дверь, она позабыла о своем раздражении и поспешно убежала.

Через мгновение Териза услышала далекие крики:

– Эй, охрана! На помощь!

– Дура набитая, – пробормотал Аргус сквозь зубы.

Рибальд приходил в себя. Он прижал руки к лицу, затем отдернул их.

– Дочь козла, – простонал он. – Кто был этот сукин сын? – Он с трудом приподнялся на локоть и оглядел комнату. Когда он увидел Теризу, то издал вздох облегчения и снова повалился на пол.

28
{"b":"7335","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Воскресни за 40 дней
12 встреч, меняющих судьбу. Практики Мастера
Держите спину прямо. Как забота о позвоночнике может изменить вашу жизнь
Полночная ведьма
Эрта. Личное правосудие
Тайна зимнего сада
Наследие великанов
Я ленивец