ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ты сильнее, чем ты думаешь. Гид по твоей самооценке
Ключ от послезавтра
Взлом маркетинга. Наука о том, почему мы покупаем
Вся правда и ложь обо мне
Идеальная няня
Армада
Инферно
Финансовые сверхвозможности. Как пробить свой финансовый потолок
Американская леди

– Тогда чего ради?..

– Потому что я должен сделать хотя бы это. Ведь именно я доставил вас сюда. Если вы не тот человек, который нам нужен, или же тот человек, но просто не хотите помочь нам – то в мои обязанности входит вернуть вас туда, откуда вы пришли. Я хочу, чтобы вы в достаточной мере понимали, что такое воплотимое, чтобы знать, что это означает.

Он замолчал, снова набрался смелости и продолжил:

– Но и это еще не все. Даже если вы хотите вернуться назад – и если я хочу вернуть вас назад – Мастера этого не позволят. Если они решат, что вы не та, кто нам нужен, они все равно не смогут игнорировать значимость того, что вы собой представляете. Они не захотят, чтобы вы исчезли.

– Именно сейчас, – сказал он осторожно, – пока они находятся на заседании, у нас действительно есть шанс добраться к настоящему зеркалу и отправить вас домой.

Сам я не хочу возвращать вас, – добавил он тут же. – Я верю, что вы именно та, кто нам нужен. Я не знаю, как и почему, но так оно и есть. Если вы хотите вернуться, я буду умолять вас остаться. Но, – он вздохнул, – у вас есть право вернуться. И будет аморально держать вас здесь против вашей воли.

Он смутил ее. Вопрос о том, будет ли для нее возможно вернуться к себе домой, к работе в миссии, к скучным обедам с отцом, не был для нее особенно важным. Другие вопросы занимали ее внимание. Но за поверхностным спокойствием своего предложения он пытался высказать ей нечто гораздо более важное.

Она посмотрела вниз, на платье – на роскошный багровый материал, оттеняющий ее кожу, на глубокий вырез. «В самом деле? – внутренне запротестовала она. – Еще слишком рано. Я не готова».

Тем не менее, риск, который он взваливал на себя во имя ее прав, требовал немедленного ответа.

– Я пойду с вами, – сказала она, хотя ее пульс бился лихорадочно и она чувствовала, что у нее кружится голова. – Было бы совсем неплохо, если бы я знала, какой выбор у меня есть.

Джерадин слабо улыбнулся.

– В таком случае, следует отправляться немедленно. Если мы задержимся, то можем упустить свой шанс. Невозможно предсказать, как долго будет продолжаться заседание.

Териза хотела оказаться в его объятиях, чтобы успокоиться. Перед ее мысленным взором представали картины женщин в платьях, крепко прижимающихся к груди молодых мужчин, счастливых при этом, что ощущают поддержку и безопасность. Но пригодник сделал вежливый жест, пропуская ее вперед, и она послушно направилась к двери.

Он устремился вперед, открыл перед ней дверь и придержал ее, затем закрыл за ними. Потом он обратился к стражникам по именам, и они ответили дружелюбным тоном, подшучивая, словно были в курсе его ночного разговора со Смотрителем. Но не последовали за ними.

Чувствуя поднимающуюся волну страха, она помедлила в нерешительности и посмотрела на них.

– Не волнуйтесь, – успокоил ее Джерадин, – никто не собирается нападать на вас в Орисоне средь бела дня. – В этом он был твердо уверен. – Никто не посмеет.

Териза хотела спросить его, откуда у него такая уверенность. Но это был его мир, а не ее. И ей оставалось только поверить ему на слово.

Спокойным шагом она направилась к лестнице.

Какое-то время они с Джерадином молчали. Пока он вел ее по коридорам, ей показалось, что она узнает дорогу, по которой вчера вела ее Саддит. Судя по тому, что было видно из окон, Джерадин направлялся в противоположную часть гигантского прямоугольника Орисона; пытаясь привести ее туда, не заставляя месить снег и грязь, он вел ее по бесчисленным коридорам. И снова они встречали множество мужчин и женщин всевозможных профессий и рангов. Но теперь, вместо того, чтобы пялиться на Теризу, они уступали ей дорогу и приветственно кивали, словно ее платье было для них свидетельством того, что она – знатная леди, которую они не знают.

Каждое приветствие все увеличивало ее беспокойство. Она не привыкла к такому обилию внимания. И, чтобы отвлечься, она спросила Джерадина, часто ли наемные убийцы посещают по ночам жителей Орисона.

– Вообще-то говоря, нет. – Почувствовав тон вопроса, он ответил с юмором. – Это довольно редкий случай. Иначе Смотритель Леббик вел бы себя куда более неприятно. Он относится к своим обязанностям слишком серьезно.

– Тогда почему король Джойс приказал прекратить расследование? – Сказав это, она вспомнила странность приказа, переданного Леббику. Королю мешает беготня посреди ночи. Кроме того, Джойс точно знал, чего ожидать от Смотрителя – и подумал о Теризе, чтобы защитить ее от рвения Леббика. – А у меня сложилось такое впечатление, что нападения – это нечто обычное, не стоящее беспокойства.

Джерадин протестующе покачал головой.

– Орисон всегда был местом спокойным – с тех пор, как король покорил Демесне. Я ожидал, что он поднимет на ноги всю гвардию, но вместо этого он отправил людей на отдых. – Через мгновение он признал: – Однако, правда; в этом месте невозможно кого-либо отыскать. Здесь слишком много комнат. Не думаю, что есть хотя бы кто-нибудь, кто знает, как все они соединяются. А кроме того, существуют тайные ходы. Раз он оторвался от погони, было бы просто чудом найти его снова.

«Даже после того как Хэвелок ослепил его?» – удивилась она. Но не произнесла вопрос вслух.

– А вот что мне хотелось бы знать, – сказал Джерадин после того, как какое-то время шел в задумчивости, – так это откуда он знал, где найти вас?

Эта мысль как-то не приходила в голову Теризе.

– А как Аргус и Рибальд нашли меня?

– Это совсем не одно и то же. Они знали, что к вам будет приставлена служанка, поэтому крутились среди служанок, пока не выяснили, что Саддит назначена прислуживать вам. Все, что им затем оставалось сделать, это выяснить, куда она направилась. Никто и не собирался хранить в секрете, где вас расположили. Но откуда он узнал, где вас разместят? Ведь он просто наемный убийца, прячущийся в Орисоне. С кем он мог говорить? Он должен был с кем-то поговорить. Он должен был, – следующие слова Джерадин произнес медленно, – иметь союзника, живущего здесь. Кого-то, кто мог бы задавать вопросы, не навлекая на себя подозрений. Или…

Они спустились по лестнице еще на один уровень, повернули к основанию одной из башен и продолжили путь.

– Или, – прошептал он, – он сам – один из живущих в Орисоне. Он живет здесь, как и все остальные, и служит королю – или делает вид, что служит королю, – а по ночам прокрадывается во тьме, намереваясь совершить убийство. Он может быть одним из тех людей, с кем я сам знаком.

– Разве такое возможно?

Он в задумчивости пожал плечами:

– Орисон – большой город. И он все время открыт, в особенности для тех, кто живет в Демесне. Никто не контролирует здесь появление каждого отдельного человека. Хотя, естественно, Смотритель Леббик и пытается это делать. – Его мысли приняли иное направление. – Леди, вам следует внимательнее смотреть по сторонам. Если вы увидите кого-нибудь, кто напоминает нападавшего на вас, немедленно скажите об этом.

Слегка напуганная такой перспективой, Териза провела несколько минут, напряженно вглядываясь в лицо каждого встречного, пытаясь отыскать хоть какие-то характерные черты или ненавидящий взгляд. Но постепенно успокоилась. Этот человек был бы глупцом, если бы показался там, где она может увидеть его. А если он все же посмеет, ей не придется особенно напрягаться, чтобы распознать его. Мысленно она могла увидеть его в любой момент, стоило ей только закрыть глаза.

Очередная лестница привела их в огромный пустой зал, лишенный всякого очарования бальный зал, который они пересекали днем раньше. В зал вело множество проходов, и Териза сразу узнала коридор, ведущий в комнату заседаний Гильдии.

Воздух стал холоднее.

– В прежние времена, – сказал Джерадин, ведя ее по коридору, – до того, как король Джойс объединил Мордант, – и прежде чем Орисон стал таким большим, как сейчас, – это место использовалось в качестве темниц. В те времена, каждый замок должен был иметь свои темницы. Но король Джойс убрал все оборудование пыточных камер, соединил между собой большую часть казематов и зал, который использовался в качестве караулки, и передал все это Гильдии. И это место стало рабочим цехом. – В его голосе звучала гордость. – Вы видели бывшую комнату для допросов. Это там, где Мастера собрались на совет. Сейчас мы будем держаться от нее подальше.

34
{"b":"7335","o":1}