ЛитМир - Электронная Библиотека

Таким образом, разумно обоснованное решение относительно нее не может быть принято в силу вышеизложенных обстоятельств. Я предполагаю, что Мастера будут пережевывать это необычное заключение еще час или два – до той поры, пока Мастер Барсонаж не почувствует, что рискует пропустить свою трапезу.

Завтра будет обсуждаться, какие действия следует предпринять для разрешения этой дилеммы. И тогда я собираюсь рассказать им о последних невероятных событиях, случившихся с леди Теризой.

Ну, пригодник, вы удовлетворены?

И снова Джерадин не смотрел в глаза Мастера. Силы, казалось, покинули его. Склонив голову, ссутулив плечи, он выглядел так, словно сейчас начнет в ярости пинать носками ботинок пол. Но он не отступился. Териза отметила, что он не хочет понимать намеков и покидать комнату.

– Дело вовсе не в случайности, – сказал он голосом, противоречащим всей его позе. – Зеркало, которое доставило ее сюда, теперь уже не может доставить ее обратно. В работу вступила посторонняя сила. И она имеет нечто общее с леди Теризой.

Она утверждает, что она не воплотитель. Она утверждает, что в ее мире нет воплотителей. Она использует слово «магия» – но и магии в ее мире нет. Когда я был там, то видел доказательство того, что не она доставила меня туда. Но это вовсе не значит, что у нее нет сил здесь.

Териза вздрогнула от этого довода. Когда Мастер Эремис отвлекся от нее, она несколько восстановила свою способность размышлять. В результате чего пожалела, что не рассказала Джерадину, что видела в зеркале, прежде чем он собрался с кем-то спорить. Ее слова могли спасти его и не выставлять в глазах других идиотом.

К несчастью, сейчас спасать его было слишком поздно.

– Я считаю, – сказал он, выговаривая слова медленно и отчетливо, – что в ней есть нечто особенное. Мы нуждаемся в ней. Я уверен, что во мне нет ни капли скрытого таланта. Но я не нашел бы ее, если бы она не была нам жизненно необходима.

Он посмотрел на собеседника. Джерадин, казалось, прикусил губу, стараясь сдержаться. Выражение его лица было встревоженным и смущенным, но взгляд его не отрывался от лица Мастера.

– Мастер Эремис, я считаю, что она слишком важная фигура, чтобы стать просто одной из ваших женщин.

– Ты негодный щенок! – воскликнул Мастер. На мгновение он стал еще выше, словно собирался с силами, чтобы нанести сокрушительный удар. Затем внезапно разразился смехом: – О, Джерадин, Джерадин! – выдавил он между взрывами хохота. – Нежели удивительно, что я желаю тебе всего самого лучшего? Ты – просто бесценное создание… Скажи мне, мальчик, – его голос повысился на несколько тонов, словно он изображал ярость, – неужели возможно при виде этой леди, – широким жестом он указал на Теризу, – поверить, что она будет лишь одной из моих женщин? – Запрокинув голову, он засмеялся еще громче, от всей души.

Именно этого не хватало ее отцу. Он никогда не смеялся. Странным образом веселье Мастера Эремиса наполнило Теризу печалью. Вот чего ей не хватало. Если бы она выросла в семье, где люди смеялись, то вся ее жизнь могла бы быть совсем другой. Она могла бы быть совершенно…

Почти в одно мгновение печаль вернула ощущение, что она растворяется.

И ощущение осталось, несмотря на взгляд Мастера, несмотря на его прикосновение. Сейчас оно стало сильнее и изменилось. Ощущение безопасности сменилось опасениями. И это заставило Теризу повернуть голову, словно она знала, что сейчас произойдет.

В ужасе она смотрела, как на плоском зеркале, которое открыл Джерадин, что-то происходит.

Пока она не отрываясь смотрела на него, невозможное воплотимое Сжатого Кулака принялось меняться, словно зеркало было калейдоскопом зимы. И когда снежный вихрь поутих, ручей превратился в дорогу; камни выпустили ветви и вытянулись в деревья; пушистый девственный снег притаял и превратился в грязь. Через мгновение сцена застыла, ее можно было узнать безошибочно – это было перепутье близь Орисона, там, где сходились дороги из разных провинций; зеркало показывало реально существующее, подлинное воплотимое.

На этот раз на северо-восточной дороге показались всадники. По меньшей мере десять человек на конях, вспахивающих копытами снег, словно они спешили достичь Орисона…

…словно за ними гнались.

– Миледи, – ошеломлено прошептал Джерадин.

Затем он воскликнул:

– Зеркала и осколки!

Мастер Эремис тоже с горящими глазами смотрел в зеркало, но он молчал.

На одного из всадников словно хищник прыгнуло черное пятно, появившееся неизвестно откуда. Оно было невелико, напоминая скорее щенка, и казалось слишком маленьким, чтобы навредить ему. Тем не менее, оно обладало невероятной силой и яростью. Всадник вскинул руки вверх и полетел с лошади. Похоже, он что-то кричал.

Ни один из его товарищей не обернулся, чтобы помочь ему. Они только сильнее пришпорили своих скакунов, летя по направлению к замку. Потерявшая седока лошадь встала на дыбы и помчалась безумным галопом, исчезая за краем зеркала.

И прикосновение холода, столь же легкое, как перо, и острое, как сталь, шевельнулось в центре живота Теризы.

Она была настолько напугана, что не замечала, что перестала растворяться.

Неизвестно откуда появилось еще одно темное пятно.

Вся сцена, казалось, рванулась к ней, когда пятно бросилось вперед. Джерадин стоял у края зеркала; он менял фокус, увеличивая воплотимое. Сейчас она сумела рассмотреть, что пятна – это скрюченные, почти круглые черные существа с четырьмя конечностями, похожие на шевелящиеся крюки, и чудовищными челюстями, занимающими более половины тела. Выпав из какой-то невидимой точки, оно приземлилось, затем прыгнуло прямо всаднику на грудь. И в то же мгновение его крюки пришли в действие, челюсти раскрылись и принялись рвать добычу.

Зеркало показывало агонию человека, рухнувшего на спину и безуспешно пытающегося не дать вырвать из тела сердце. Показывало пятна крови, впитывающиеся в снег.

Указав на одного из всадников, Джерадин воскликнул:

– Пердон! Он будет убит!

– Возможно, и нет! – вмешался Мастер Эремис. – Они отъехали на какое-то расстояние от места нападения. Если они смогут ускакать за пределы видимости от того зеркала, которое воплощает эти кошмары, то будут спасены.

Териза не могла бы определить, какой из всадников был лорд Пердон. Все они казались ей одинаковыми – скорчившиеся от холодного ужаса, скачущие, чтобы спасти свои жизни; глаза лошадей были панически выпучены. Она сдерживала дыхание в невольной тревоге, пытаясь не реагировать на появление нового черного пятна, которое выпрыгнуло прямо из воздуха, пытаясь отвести взгляд от его раскрытых челюстей.

Но Мастер Эремис оказался прав. После того как всадники проскакали еще некоторое расстояние, никто из них больше не подвергся нападению.

Джерадин стоял со сжатыми кулаками, цедя сквозь зубы:

– Благодарение звездам, благодарение звездам.

Боль в груди заставила Теризу выдохнуть воздух. Внезапно ее замутило. Она не находила слов, чтобы выразить свое отвращение.

– Что это за существа?

Мастер Эремис пожал плечами.

– Воплощенные существа, вроде этих, не имеют для нас названий. У меня есть более интересный вопрос. – Пламя в его глазах разгорелось ярче. – Согласно последнему рапорту, Пердон отказался покинуть Скарпинг потому, что считал, что все происходящее в настоящий момент на берегах Вертигона, требует его пристального внимания – ходят слухи, будто Кадуол засылает шпионов, подтягивает армию, запустил несколько банд. И тем не менее, он оказался здесь. Что заставило его покинуть свою провинцию? – Не ожидая ответа на вопрос, он взял Теризу за руку. Порывистыми движениями, пребывая в глубокой задумчивости, он увел ее от Джерадина и зеркал. – Пошли. Я хочу получить объяснение.

Джерадин последовал за ними с отстраненным выражением лица.

Длинные ноги спешащего Мастера Эремиса делали широкие шаги; она едва поспевала за ним. Но через мгновение он, видимо, заметил, как ей приходиться семенить, умерил шаг, улыбнулся и согнул руку так, чтобы ей было удобнее опереться на него.

41
{"b":"7335","o":1}