ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ведьма и бесполезный ангел
Француженка по соседству
Исцеление от травмы. Авторская программа, которая вернет здоровье вашему организму
Бизнес – это страсть. Идем вперед! 35 принципов от топ-менеджера Оzоn.ru
Сила подсознания, или Как изменить жизнь за 4 недели
МакМафия. Серьезно организованная преступность
Отдел продаж по захвату рынка
Девушка, которая читала в метро
На Алжир никто не летит

Он начал двигаться назад, увлекая ее за собой.

И тогда его правое бедро начало исчезать дюйм за дюймом; стена оставалась неподвижной, а по мере того, как Джерадин продвигался назад, все большая часть его тела казалась отрезанной. Казалось, он продвигается, проверяя перед собой путь – путь, которого не существовало.

Когда его нога ушла достаточно глубоко, Джерадин перенес на нее свой вес. Улыбнувшись и кивнув Теризе, он осторожно потянул ее за собой и выпрямился, став почти прямо.

– Наверное, вам будет проще, – сказал он, – если вы закроете глаза.

И в это мгновение его лицо вытянулось, словно он потерял равновесие и начал падать.

Его швырнуло вперед, к стене – к плоскости, где сначала его другая нога, а потом и все тело начали исчезать. Териза инстинктивно попыталась освободиться от руки, удерживающей ее. Но несмотря на то, что Джерадин потерял равновесие, его рука держала так цепко, что Териза не смогла высвободиться. Она попыталась закричать, дернула рукой, пытаясь освободиться от захвата…

Последнее, что Териза увидела в своей квартире, была треснувшая штукатурка на месте зеркала. Пытаясь подавить крик ужаса, рвущийся из горла, Териза исчезла из существования.

И в то же мгновение оказалась в зоне воплощения, где время и пространство смешивались друг с другом. Она чувствовала, что в каждом мгновении заключена вечность – а может быть, ей казалось, что вечность длится всего лишь мгновение? Ее падение превратилось в быстрое продолжительное скольжение с самой вершины мира, даже если это падение было не длиннее одного шага. Она внимательно вглядывалась в такой знакомый окружающий мрак, несмотря на то, что миг пребывания там был настолько кратким, что она едва успела заметить его.

Затем, после этого ощущения мгновенной вечности и невероятно огромного пространства, уменьшившегося до размеров молекулы, она снова увидела Джерадина. Он, казалось, начал проявляться в этом мире, словно наполняясь жизнью, исходящей из оранжевого света ламп и факелов.

Он продолжал падать, лицо его напряглось от концентрации усилий. Джерадин все еще завершал свой предыдущий шаг. И рука его продолжала стискивать ее руку. Териза почувствовала бессилие. Несмотря на то, что ее пытались поддержать, она не смогла найти в себе достаточно сил, чтобы остановить падение на серые камни пола.

И рухнула сверху прямо на Джерадина. Так как Териза старалась выставить руки перед собой, она случайно угодила локтем Джерадину в живот. Его рот раскрылся от боли, дыхание с хрипом вырвалось из легких. Но Джерадин своим телом предохранил ее от удара. В конце концов она оказалась лежащей на каменном полу, с лицом, обращенным к массивному сводчатому каменному потолку.

Резкий переход на некоторое время ослепил ее. Она смотрела вверх, словно не замечая разницы между этим местом и своей квартирой. Около ее ног, в двух шагах от ее распростертого тела, стояло большое зеркало в полированной деревянной раме. Стекло было высотой в ее рост; оно имело окраску, которая проявлялась только по краям поверхности, и вместо того, чтобы быть плоским, было изогнутым. Через какое-то время Териза осознала, что в зеркале отражается вовсе не окружающая обстановка, но и отнюдь не потолок или стены гостиной в ее апартаментах. Правда, сейчас она обращала внимание на это зеркало не больше, чем на каменный пол, на котором лежала.

Затем она услышала, как кто-то сказал:

– И где ты взял ее?

– Ты был невидим в зеркале. Как тебе это удалось?

– Куда ты отправлялся?

Медленно, сквозь пелену изумления, начала пробиваться информация, что она лежит на полу, окруженная мужчинами.

«Что? – подумала она тупо, едва дыша от изумления. В окружении мужчин?! Где?!!»

Их было двадцать или тридцать, все смотрели вниз, на нее. С первого взгляда Териза определила, что некоторые были старыми, другие – нет; но все они были старше ее. Они были одеты в самые разнообразные плащи и рясы, сутаны и пелерины – теплая одежда компенсировала прохладу помещения. Но на каждом была мантия, туго стянутая у шеи.

Некоторые смотрели на нее с изумлением и ужасом. Она чувствовала себя точно так же.

– Идиот! – прорычал один.

Второй пробормотал:

– Это невозможно!

Остальные принялись смеяться.

Сбоку от нее Джерадин отчаянно глотал воздух. Нежный оттенок пурпура залил его от напряженной шеи до впалых щек.

– Ладно, пригодник, – проговорил между приступами смеха один из окружавших их людей. – Опять неудача. – Он был высок и крепко сложен, несмотря на худобу. Его нос был слишком длинным, скулы слишком широкими, резко переходящими в уши; черные волосы образовывали весьма густые заросли на затылке, оставляя лоб лысым. Но юмор и ум, светящиеся в глазах, делали его привлекательным. Он был завернут в просторный плащ, который носил с подчеркнутой небрежностью. Мантия была надета им с небрежностью, свойственной подлинным эстетам. – Наше королевство в опасности, мы послали тебя просить Воина спасти нас. Но ты использовал это как возможность легкого флирта.

– Миледи, – продолжал он, обращаясь к Теризе, – видимо, вы нашли доводы юного Джерадина довольно убедительными, раз решили сопровождать его сюда. Но поскольку вы уже здесь, я думаю, вы скоро обнаружите, что Мордант может похвастаться людьми и получше него. – С насмешливой улыбкой он церемонно поклонился ей и протянул руку, помогая подняться на ноги.

Мордант, – изумленно повторила она про себя. Так оно и вышло. Он действительно доставил меня в Мордант.

Джерадин почти восстановил дыхание и принялся усердно вентилировать легкие.

Териза невольно повернулась к нему. В то же самое время один из мужчин, который не смеялся, склонился над Джерадином. Лицо этого человека цветом и текстурой напоминало сосновую доску. Его брови были густы и кустисты, как заросли папоротника, но никакой иной растительности на его голове не было. Ширина его была почти такой же, как рост.

– Стыдитесь, Мастер Эремис, – пробормотал он, просовывая огромную руку под голову и плечи Джерадина. – Найдите другой повод для насмешек. То, что произошло здесь, либо несчастье, либо чудо. Во всяком случае, подобного прецедента еще не бывало. Так что необходима серьезность.

Улыбка Мастера Эремиса вытянулась почти до ушей.

– Мастер Барсонаж, вы принимаете все слишком близко к сердцу. Разве может какой-либо человек или Мастер реагировать на недочеты и ошибки пригодника Джерадина иначе, чем смехом? – Он снова переключил внимание на Теризу. Его предложение помочь оставалось в силе. – Леди?..

– Наш смех вовсе не от радости, Мастер Эремис, – раздался хриплый голос, одного из окружавших их мужчин. – Вы ведь сами признали, что мы обречены, если не найдем Воина, явленного нам в предсказании. Меня совершенно не беспокоит король Джойс и его дурацкое королевство, – тут толстяк, поддерживавший Джерадина, с шипением выпустил воздух сквозь зубы. – О нем пусть заботятся другие. Пусть он и дальше погружается в маразм, пусть алендские и кадуольские мясники наконец-то заменят его. Но у нас другой надежды не было, о Гильдия воплотителей. Этот ничтожный пригодник подвел нас.

Териза хотела повернуться, чтобы увидеть говорившего. Но она была словно околдована улыбкой, глазами и протянутой рукой Мастера Эремиса. Он смотрел на нее, на нее, словно она была реальным существом – словно она действительно находилась в этой высокой каменной палате, где в воздухе чувствовалась зима, а свет исходил от масляных ламп и нескольких факелов; невероятно – она присутствовала здесь, хотя не могла находиться нигде, кроме своих апартаментов, одна, наедине с зеркалами.

Притягательность его взгляда подчинила ее. Она не могла отказаться от его помощи; он давал ей возможность действительно ощутить себя реальной, в чем она всегда сомневалась. Глядя на него удивленно и изумленно, Териза протянула ему руку и позволила, с легкостью поднять себя на ноги.

– Вы не правы, – откашлялся Джерадин. Лицо его постепенно вновь приобретало нормальный цвет. С помощью Мастера Барсонажа он попытался сесть. – Все вы! Она – именно то, что нам нужно.

8
{"b":"7335","o":1}