ЛитМир - Электронная Библиотека

Но все резко изменилось в короткий срок. А Джеф, блестящий красавчик Джеф, рядом с которым Саша просто млела и теряла голову точно так же, как Джуди, не слишком спешил к Саше на свидания. Он увлеченно работал, делал деньги, заставлял их тоже работать… И Саша потихоньку закипала.

Голиаф помолчал.

— Это русский язык?

— Да. Великий, могучий, свободный…

Шофер, конечно, не понял ни Сашиной иронии, ни смысла произнесенной ею фразы.

— Русский — красивый. И трудный. Похож на китайский.

— Почему? — удивилась Саша.

— Ни слова не поймешь.

Саша раздраженно нажала кнопку, и звуконепроницаемый стеклянный экран плавным подъемом отделил от нее водителя. Тот слишком много болтал и позволял себе рискованно шутить. Хотя Саша допустила ошибку сама — не стоило с ним заговаривать. Обслуга — она и есть обслуга, ей всегда надо сразу указывать на ее место.

Через несколько минут Саша стояла у парапета водопада и смотрела вниз. Какая красота… Опасная и величественная.

Саша была слегка пьяна. Вокруг бурлила жизнь, такая же кипящая, как сам водопад. Рядом застыл Голиаф. Он внимательно следил за нетрезвой хозяйкой. Хороший слуга.

Саша повернулась к нему и распорядилась:

— Голиаф, я хочу шампанского! И открой его здесь.

Водитель вежливо улыбнулся, не понимая, как следует реагировать на это указание.

— Вы шутите, мисс Алекс?

Саша снова отвернулась лицом к водопаду.

— Нисколько! Пойди и принеси! Хочу выпить именно здесь.

Голиаф понял наконец, что это не шутка, и его лицо стало озабоченным.

— Но, мисс Алекс, вы ведь отлично знаете, что это запрещено! Это общественное место, здесь нельзя даже пить пиво.

Саша обернулась и отчеканила, на сей раз отчетливо и жестко:

— Немедленно принеси из машины бутылку шампанского, лед и фужер! Все остальное не твоя забота. Ясно, Голиаф?

Он испуганно кивнул и исчез.

Толпы многочисленных туристов вокруг Саши улыбались и фотографировались на фоне водопада. Парами или семьями. Почти все они были с детьми. Люди проходили мимо, разговаривая и смеясь. Они слегка касались Саши плечами или рукавами. Саша старательно улыбалась им хорошей, хотя и не вполне трезвой и деланой улыбкой. Они улыбались в ответ. Но шли дальше, не задерживаясь, как бы моментально забыв о ее, Сашином, существовании. Как будто ее вообще нет на свете, вместе со всеми ее акциями, должностями и миллионами.

А есть ли она в действительности? Может, ей самой все это — Америка, Джеф-красавчик, компания «Тим Твинс» — пригрезились, примерещились?

Внезапно ей показалось, что стоявший неподалеку молодой мужчина в клетчатой ковбойке и голубых джинсах, с ребенком, оседлавшим его шею, и улыбающейся спутницей… Что они, эти трое… Что это как будто… Как похожи они на Тимофеевых… На Женю, Сашу и Гошку…

Вернулся Голиаф, держа в руках шампанское, лед в вазочке и фужер. Поставил все на парапет.

— Извините, мисс Алекс, шампанское было открыто, а непочатой бутылки в машине нет. Съездить в Ниагару?

Саша взглянула на принесенное.

— Ладно, наливай из этой.

Голиафу было явно не по себе, он мялся, топтался не месте, но послушно исполнил волю своего босса: налил и почтительно отошел. Саша подняла фужер, долго рассматривала шампанское на свет, а затем медленно вылила в водопад. Поставила фужер обратно. Обернулась и стала вглядываться в середину толпы, кого-то выискивая взглядом…Ну вот, нашла наконец: мать, отец и маленький сын… Она только теперь обнаружила, что эта веселая троица — всего лишь китаец с китаянкой, и с ними маленький китайчонок, а вовсе не…

Саша сняла темные очки и вытерла мокрые глаза. У нее явно не в порядке нервы. Надо немедленно взять себя в руки, иначе будет совсем плохо.

Она глянула вниз. Там в самое чрево водопада заплыл маленький туристический пароходик, переполненный туристами в синих полиэтиленовых чехлах. Клубы водяных брызг окутали пароходик, и он растворился в белом облаке, исчезая из глаз. Саша, как зачарованная, смотрела на это волшебство. Потом взяла бутылку, размахнулась и зашвырнула ее далеко-далеко, в самые глубины водопада. Для чего ей все это — американские красоты и чудеса, китайцы, напоминающие ее собственную семью, отличное шампанское?.. Это лишь усиливало ее тоску, делая ее непереносимой.

Люди смотрели на нее с недоумением и осуждением. Обойдется Ниагара без ее шампанского и битого стекла.

И Саша сказала Голиафу, пряча глаза:

— Едем отсюда…

До середины дня Саша изнывала от безделья дома. Она сидела на диване, шикарно одетая, и, зевая, смотрела телевизор, отпивая из фужера. Вскоре она обнаружила, что бутылка перед ней почти пуста. Посмотрела на часы — четверть третьего. И набрала уже знакомый номер.

— Джуди? Это я! Соедини меня с Джефри. Последовала длинная пауза. Затем в трубке вновь раздался голос Джуди:

— Извините, мисс Алекс, но мистер Вильяме сейчас занят. Он просил передать, что лимузина сегодня не будет, он необходим для нужд компании. Но я попытаюсь найти замену…

Саша изменилась в лице и, не дослушав, прервала секретаршу почти разъяренно:

— Что такое!? Кому он там еще нужен? А у меня вы спросили, что я об этом думаю?! Или я уже ничего не решаю?!

Джуди ответила робко:

— Но… мисс Алекс, я не успела договорить. Мистер Вильяме приедет к вам сам. Через час. Сразу, КЭ.К освободится. Он просил вам это передать.

Саша сразу остыла и проворчала недовольно, но уже беззлобно:

— С этого и надо было начинать, а не с лимузина.

— Извините, мисс Алекс, вы правы, — сказала Джуди.

Саша положила трубку и вздохнула одновременно с саркастической и покорной улыбкой. Сделала последний глоток, опустошая бутылку.

— Ну вот. Жизнь с настоящим мужиком. Наконец-то.

Она утешала саму себя и очень надеялась, что блестящий Джеф Вильяме поможет ей развеять тоску и сделает ее жизнь другой, не такой унылой, как сейчас. И вообще, в Москве, издалека, ей все представлялось совсем иначе… Казалось, что едва она ступит на эту благословенную американскую землю, как тотчас станет счастливой, богатой и уверенной в себе… И что получилось?.. Но разве можно угадать, что тебя ожидает?..

Саша уставилась в окно в нетерпеливом ожидании Джефри.

В офисе компании «Тим Твинс» Джуди тоже опустила трубку на телефон и сделала неприличный жест.

— Вот ты его получишь, стерва! Он мой…

Саша продолжала лежать на диване. Время шло. Точнее, оно еле тянулось. Джеф не появлялся. Она со злостью вырубила телевизор и крикнула в темный экран:

— Придурки! Дэйзи! Служанка не отвечала.

— Дэйзи, мать твою! — крикнула Саша уже по-русски.

Китаянка бесшумно возникла будто из ниоткуда.

— Да, мисс Алекс.

— Принеси чего-нибудь выпить! И покрепче, — велела Саша.

— Чего именно? — хладнокровно осведомилась Дэйзи.

— Водки.

— Вы же не держите водку, — удивилась служанка. — Есть виски. Подать?

— Водки нет?! Что за дом такой, без водки? Как вы вообще живете? — возмутилась Саша.

— Простите?

Китаянка взглянула на нее изучающе-пристально. Саша испугалась. Неужели эта тварь что-нибудь заподозрила?! Нет, только не это…

Саша сразу немного остыла.

— Нет, ничего… Это я так просто, не обращай внимания…

— Я сейчас распоряжусь послать за водкой, — невозмутимо сказала китаянка.

— Не надо. Принеси… — Саша задумалась (чего бы ей попросить?) и внезапно спросила: — Дэйзи, а у тебя есть семья?

И вновь совершила непростительную ошибку. Разве мисс Алекс могла этого не знать?

Китаянка вновь удивилась, но привычно постаралась ничем не проявить своего удивления.

— Конечно, мисс Алекс, у меня внуков одних только семеро, вы забыли?

— И что, они все живут с тобой? Дэйзи изумленно подняла брови.

— Со мной? Все? Ну что вы, мисс Алекс, это было бы слишком неудобно. С нами лишь двое детей и пять внуков, а еще два внука в соседнем доме, с дочкой и зятем.

10
{"b":"7337","o":1}