ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Древний. Расплата
Лидерство и самообман. Жизнь, свободная от шор
#Лисье зеркало
Вторая жизнь Уве
В открытом море
Империя из песка
Право рода
Делай космос!
После тебя

— Говорил же, по Новой Риге надо было ехать, а не по Рублевке! Вот парься теперь, время теряй!

Водитель смотрел виновато.

— Игорь Петрович, мы бы там на окружной все равно застряли, лучше бы не вышло.

— А ты не рассуждай, вышло — не вышло, а делай, что тебе говорят. Ясно?

— Ясно, Игорь Петрович, извините, — пробормотал шофер.

Милованов прикрыл глаза и сосредоточенно забарабанил пальцами по кожаной обивке сиденья. Зазвонил мобильник. Игорь включил трубку.

— Да! — Он слушал, недовольно морщась. — Она, значит, тоже едет? Ладно, тогда сегодня меня не ждите. Катеньке скажите, что папа занят, но завтра приедет обязательно. До свиданья. Разворачивайся, возвращаемся в контору! — резко бросил он водителю.

Тот окинул оценивающим взглядом загруженную дорогу.

— Понял, Игорь Петрович. Боюсь, настоимся до светофора. Вон чего делается, сами видите…

Игорь распорядился холодно:

— Разворачивайся, говорю! Через осевую. С мигалкой.

Водитель неуверенно взглянул на шефа, но не подчиниться не рискнул. Он вытащил переносную синюю мигалку, установил ее на крыше, включил и, подав предупредительный сигнал, резко развернулся через осевую линию на встречной полосе движения на глазах у сотрудника ГИБДД. Тот, однако, молча отследил маневр глазами, отдал «мерседесу» честь и продолжал спокойно нести дорожную вахту.

На следующий день Милованов вызвал к себе Алекс и хмуро спросил ее:

— Что он позволяет себе, твой псевдомуж? Пустили идиота в приличное общество… Он что, думает, все из-за него должны на уши становиться?

Алекс чувствовала себя несколько смущенной. Действительно, получилось неудачно… В данном случае Милованов абсолютно прав.

— Видишь ли, он считает… — начала объяснять Алекс.

— Я все вижу! — перебил ее Игорь. — Гением он себя считает! Я его уволил! Так и передай.

— Именно этого он и добивался, — прохладно обронила Алекс.

— Ах, какой гордый! — насмешливо пропел Милованов. — Значит, передай, что он своего добился.

Алекс помолчала и ответила немного изменившимся голосом:

— Хорошо, передам…

Ее положение сильно осложнилось. И теперь придется сражаться в куда более сложных условиях. Но сражаться все равно надо…

Игорь встал и начал ходить по кабинету. Алекс пригляделась к шефу: он явно пытался скрыть от нее свою растерянность. Непонятно…

— И вот еще что… — неуверенно заговорил Игорь. — Мне кажется, наши отношения… Понимаешь, я хочу сказать. Они… странные…

— Нет в них ничего странного! — возразила Алекс.

Она догадалась, в чем дело. Но становиться заместительницей сестры в постели босса ей вовсе не улыбалось.

Милованов продолжал возбужденно ходить.

— Есть! Что ты цепляешься за своего дикого гения? Ну что ты в нем нашла? Я к тебе неровно дышу, ты же видишь… И хочу, чтобы ты меня поняла…

В общем, мы взрослые люди, и нам нужна ясность.

Алекс посмотрела спокойно и холодно.

— Скажи, Игорь, какой ясности ты хочешь? Чтобы я легла с тобой в постель?

— Да. И это тоже. Алекс стала заводиться.

— А не слишком будет? — Она с трудом взяла себя в руки. — Хорошо, давай поговорим. Мне тоже нужна ясность.

Алекс смотрела ему в глаза спокойно, внимательно, почти доброжелательно.

— Пригласи меня куда-нибудь. Где нас никто не знает. Где найдется что-нибудь самое простое и вкусное. Как дома. Как дома у мамы, а не… — Она отвела глаза, но тут же добавила: — Расскажи о своей маме. Она у тебя есть, надеюсь?

Игорь оживился.

— Еще бы! Вера Николаевна Милованова.

— А у меня тетка была Вера, мать моей сестры Александры. Вот и отлично. Поехали!

Игорь взял Алекс за талию, мягко притянул к себе и вдохнул запах ее волос.

— Пахнешь вкусно… И уговаривать умеешь. Это редкость. Именно это мне в тебе и нравится. Поехали…

Они вошли в тихий ресторан. Безыскусная неброская обстановка, неяркий свет, все по-домашнему. Никакой громкой музыки. Отдельный кабинет. Алекс осмотрелась и удовлетворенно кивнула. Да, Милованов умеет угодить, когда хочет.

Принесли еду. Игорь разлил вино в бокалы.

— Все, хватит дурацких ссор… Мир!

— Мир! — Алекс немного замешкалась и посмотрела на Игоря не так, как обычно, а гораздо внимательнее. — Скажи, ты ведь любишь мою сестру?

— Твоя сестра интересует меня теперь только как экспонат из прошлого. Что-то ностальгическое. Но еще и в связи с тобой… — заявил Милованов.

— И давно произошли такие изменения?

— Не очень.

— Ну а кроме меня и денег, что тебя еще волнует? — продолжала допытываться Алекс.

Ей очень хотелось узнать Игоря поближе, тогда и сражаться с ним ей будет попроще. Противника всегда надо предварительно хорошенько изучить.

— Денег… Трудно сказать… — замялся Милованов.

— А я думала, тебе все легко: сделать, сказать, найти…

На самом деле Алекс так не думала, но решила купить бизнесмена, подчеркнув его уверенность в себе и удачливость. И она не ошиблась: Игорь самодовольно ухмыльнулся.

— Все думают, что я огнеупорный, но я ведь тоже человек… из мягких тканей…

— Ты женат?

— Почему ты спрашиваешь?

— Любознательность.

Игорь закурил и подвинул к себе пепельницу.

— Да, женат. Еще вопросы…

— Ты любишь ее?

— Зачем тебе эти подробности? — поморщился Милованов.

— Надо.

Алекс вела допрос твердо, и босс поневоле подчинился ее категоричному тону.

— Ладно… Отвечаю… С женой у нас давно не ладилось. Она жила своей жизнью, делала что хотела… Пока не попала в аварию… Выпила, села за руль, и… Врачи ее буквально по кусочкам собирали… После аварии у нее совсем крыша съехала. Я стараюсь с ней не встречаться. Но развестись не могу, сама понимаешь…

— Почему?

— Обязательства… Я ими весь перекручен. Затянут, как в петлю. У меня тоже есть представления об элементарной порядочности. Но сейчас я мечтаю все бросить и забыться. С тобой… С такой, как ты…

Милованов нервно затянулся.

— Со мной или с такой, как я? — уточнила Алекс.

Ее предположения подтверждались: шеф не такое уж страшилище и даже говорит о порядочности… Хотя на подлянки все равно наверняка способен.

— Не придирайся, — пробормотал он. — С тобой и дела можно проворачивать.

— А дети у тебя есть? — не унималась Алекс.

— Дочка Катя. Четыре года. Мое достояние. Единственная отрада. Вне зависимости от обстоятельств, политических склок и резкого падения курса доллара…

Взгляд Милованова потеплел, едва он заговорил о дочери. Так вот кого он любил по-настоящему…

— Она живет с тобой или с бывшей женой?

— С гувернанткой. В Жуковке. Мы ездим к ней по очереди. Я через день, жена — когда вспомнит… Если пересекаемся, я уезжаю. Уступаю даме дорогу. — Он невесело усмехнулся.

— Похоже на кошмар… — прошептала Алекс.

— Почему? У нас тоже есть свои привычки… ну, типа твоего «Перье»…

— Конечно. Привычки… новорусского отца. Ведь с девочкой нужно общаться постоянно…

Игорь ответил недобро, нервно закуривая новую сигарету:

— Собираешься учить .меня жизни?

— Да нет, что ты. Я просто хочу понять, что ты за человек. Прежде, чем сделать… прежде, чем ощутить себя способной на определенный поступок. Хочу понять, чего ты заслуживаешь и чего — нет.

— Я за-слу-жи-ва-ю всего! И получу все — и тебя тоже! — отчеканил Милованов.

— Вот как? И меня? Вопрос — в каком качестве. А ответ для меня пока неясен. Извини…

— В каком качестве? А это уж мне решать. Здесь все всегда решаю я, я один!

Зазвонил мобильник Алекс. Она услышала голос Жени.

— Ты где? — мрачно справился он.

— У меня встреча. Что случилось?

— Ничего, просто я очень жду тебя. И Гошка тоже. Мы соскучились. Это, собственно, все…

Алекс отключила телефон и поднялась со стула.

— Прости. Мне надо идти. Не провожай, я сама, ладно?..

Она взяла сумочку, улыбнулась на прощанье и оставила Игоря одного. Он, поглядев вслед Алекс, ухмыльнулся.

13
{"b":"7337","o":1}