ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Электрический штат
Зачем мы спим. Новая наука о сне и сновидениях
Принцип пирамиды Минто®. Золотые правила мышления, делового письма и устных выступлений
Замок из стекла
ПП для ТП 2.0. Правильное питание для твоего преображения
Подсознание может все!
Миллион решений для жизни: ключ к вашему успеху
Записки невролога. Прощай, Петенька! (сборник)
Раз и навсегда

— Вот видишь, Женя! Я права. А ты всегда со мной споришь! Ешьте варенье, — обратилась она к Алекс.

— Спасибо, Анна Денисовна. Очень вкусно.

Алекс запустила ложку в банку, но Сашина свекровь ее остановила:

— Возьмите лучше из кизила. Оно настоящее, домашнее.

Поздно вечером они дружески распрощались.

— Анна Денисовна, я думаю, мы все ваши болезни победим и все беды преодолеем, — сказала Алекс. — Есть нетрадиционная медицина, есть гомеопатия. Я найду вам хорошего врача. Непременно!

— Сашенька, если не затруднит… — ласково попросила Сашина свекровь.

— Ну, о чем вы говорите! Женя чмокнул мать.

— Ладно, мам, мы пошли!

Анна Денисовна сначала не решалась, но затем все же расцеловалась с Алекс.

— Привезите мне Гошеньку! Я так давно его не видела…

— Да ты сама приезжай! — предложил Женя. — Это проще.

— В самом деле, Анна Денисовна, приезжайте! — поддержала его Алекс.

— Ладно, как-нибудь соберусь, — кивнула Сашина свекровь.

— В любое удобное для вас время. Договорились?

— Хорошо. Обязательно. Спасибо, Сашенька… Как хорошо, что вы меня навестили… Я прямо чувствую себя другим человеком… — немного удивленно заметила Анна Денисовна.

В подъезде Женя весело повернулся к Алекс.

— Чудеса! Мать в тебя просто влюбилась. Как будто не было многолетнего конфликта. У тебя способности! Можешь гербалайфом торговать.

— Просто все мамы одинаковы, — вздохнула Алекс. — И единственное, что им нужно — это немножко тепла.

Мама, мамочка… Если бы ты была жива… Женя ответил спокойно:

— Его всем не хватает… Особенно в московском климате.

Утром, не входя в кабинет Милованова, заглянул начальник охраны.

— Игорь Петрович, можно вас на минутку?

— Что такое? — важно спросил Игорь.

— На минутку…

По его лицу Игорь догадался, что случилось нечто серьезное. Он встревожился, поднялся и вышел в приемную, а затем в коридор.

Начальник охраны оглянулся по сторонам и заговорил доверительным шепотом:

— Игорь Петрович, сегодня утром мы сканировали эфир. В офисе прослушка.

— Что?! — изумился Милованов.

— «Жучок» стоит.

Игорь помолчал, переваривая услышанное.

— А где именно?

— В вашем кабинете.

У Игоря вытянулось лицо…

Начальник охраны стал обследовать кабинет, проводя там и сям сканером. Сигнал выдал присутствие передатчика. Тогда охранник заглянул под столешницу, провел там рукой и отцепил «жучка». Выключил его и подал Игорю. Милованов начал рассматривать маленького шпиона.

— И когда он появился?

— Вчера во время рабочего дня сканировали — сигнала не было. Сегодня утром — уже стоял.

Игорь задумался.

— Значит, либо сегодня утром… Либо… А узнать, откуда слушали, нельзя?

— Приемник отключен, так что… — Начальник охраны развел руками.

В кабинете повисло молчание. Затем Милованов кивком головы отослал охранника и опустился на гостевой диван. И сказал сам себе в задумчивости:

— Кто же это за меня так взялся? Машка моя разве продалась?.. А может, Тобольцев проверяет? Или Сергей? Нет, это маловероятно… Зачем? Или… и вправду он, а?

Игорь напряженно вспоминал, пытаясь не упустить ни одной важной составляющей. И слышал мысленно Голос Сергея:

— И не жалко миллионов своих?

— Денег жалко всегда, — ответил тогда Игорь. — Только не этих. На благое дело идут, на погребение. А уж как мне его завалить охота, кто бы знал! Юрка Тобольцева. Мы с ним старые друзья-соперники, еще с кооперативной эпохи…

Игорь вздрогнул, подозрения зашевелились в нем с новой силой.

— Стоп, стоп, стоп… Если «жучок» от Сергея, то он же потом его и предъявит, если что… А это означает, что делиться не хотят — вот и все! «Десятку» назад вернут, сделают глаза, а после — ручкой. А взбухнешь — пленочку выложат из таблетки подстольной на тот же стол: Юрашей пригрозят, пальчиком перед физиономией поводят: Тут и заткнешься, Игоречек, и умоешься…

Он встал, закурил и снова начал привычно нервно расхаживать по кабинету, ударяя ногами по стульям, стоявшим на пути.

— Или Юрок все же?.. Думай, Петрович, думай… — Он остановился. — Нет, не Юрок! Юрок в этом деле последний. И не Мариша с Сергеем, скорей всего… Машка! Вот кого колоть надо! — Он задумчиво посмотрел на дверь кабинета. — Машку…

Милованов сел за стол и включил селектор.

— Маша, зайди ко мне, пожалуйста. Она вошла, как всегда складненькая и ладненькая.

— Присядь.

Маша села. Игорь помолчал, рассматривая ее. Мордочка преданная, честная и глуповатая… Вот как раз такие и предают… Этаких обработать — в два счета…

— Ты давно у меня работаешь… — неторопливо начал Милованов. — Скажи, тебя устраивает зарплата?

— Конечно, Игорь Петрович, — кивнула Маша.

— Может быть, я тебя чем-то обидел?

— Что вы! Никогда! — горячо и искренне воскликнула секретарша.

— Тогда скажи, кто вчера в мое отсутствие заходил в кабинет?

— Вчера? Никто, — удивилась Маша.

— Подумай хорошенько.

— Да никого не было!

Похоже, удивление искреннее… Или так ловко притворяется?..

— Подумай как следует. Кто это мог быть? — настаивал Игорь.

— У вас что-то пропало?

— Нет. Появилось, — Милованов положил на стол «жучка». — Это подслушивающее устройство. Оно вдруг появилось у меня в кабинете вчера. И если в кабинет никто не входил, то, значит, его подложила ты.

С Машей началась истерика, она внезапно бурно зарыдала. Игорь даже испугался. Он, как все без исключения мужчины, побаивался женских слез, этого их безнравственного оружия.

— Игорь Петрович… да я… как вы… могли… Я всегда… верой и правдой… Вы же знаете… Вы мне не верите?

— Перестань! — поморщился Милованов. — Но ведь подозрение падает прежде всего на тебя. Поэтому было бы страшной глупостью с твоей стороны…

— Клянусь вам, что это не я! — воскликнула Маша.

— Тогда вспомни, кто это мог быть. Маша подумала, всхлипывая и немного приходя в себя.

— Не знаю… Может, кто-то зашел, пока я отлучалась на минутку…

— А кто-нибудь знал, что ты отлучилась?

— Нет, — твердо сказала Маша. Игорь поразмышлял.

— Скажи, а кто-нибудь был в курсе, что я вечером встречаюсь с Сергеем Михайловичем? Ты никому об этом не говорила?

Маша смотрела на Игоря широко расширенными глазами, нервически выдохнула.

— Нет! Никому. Честно…

Женя вошел в кухню. Там, в кресле, у монитора спала уставшая Алекс. Женя накрыл ее пледом и тихо вышел. Алекс открыла глаза и проводила взглядом уходящего Женю.

Потом она встала, пошла в комнату и села на кровать рядом со спящим Гошей. Поправила ему волосы и поцеловала в лоб. За окном громыхнул трамвай… Послышалась тихая музыка. Алекс встала с кровати и подошла к окну. В доме напротив, в маленьком светящемся окне она увидела пожилого мужчину. Он играл на саксофоне…

По бульвару ехал одинокий звонкий трамвай «Аннушка»… По двору дома, в котором когда-то жили две сестры Вера и Юля, а теперь живет Алекс, тихо плыла музыка. Это наверняка играл тот самый сосед из 1970-х годов, тех самых, бесшабашных и страшных, но уже постаревший на тридцать лет. Только Алекс, конечно, никак не могла его вспомнить и узнать…

Через час Женя появился в тупике железнодорожной станции возле товарного состава. Прямо на путях, рядом с открытым вагоном, где толпились, словно живая очередь, ряды мешков с мукой, сидели три мужика и играли в домино, как будто не замечая ничего вокруг. Женя подошел и встал рядом с ними. Стоять ему пришлось долго. Мужики играли азартно и яростно. Наконец один из игроков, коренастый и седеющий, по всему видно старший в этой компании, вяло и иронически сказал Жене:

— Подработать пришел? В этом вагоне двести мешков с мукой. Каждый по пятьдесят килограммов. Разгрузить его стоит три тысячи рублей.

— Я согласен, — отозвался Женя.

18
{"b":"7337","o":1}