ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну как настроение? Бодрое? Правильно! Трудиться надо с огоньком, но так, чтоб ничего не спалить! — Он сам первый засмеялся своей шутке. — Как на новом месте? Да ты уже пашешь вовсю, я смотрю?

Женя оторвался от монитора и взглянул на Валеру непонимающе.

— Ладно-ладно, шучу. В нашем деле главное — не переработать. Сисадмин спит, трафик идет.

Валера пошел к выходу, но внезапно остановился.

— Да, кстати… Александра Ильинична, советница наша новая, тебе кто?

— Жена, — отозвался Женя.

— А-а-а-а… — протянул Валера. — Даже так…

Женя его не понял.

— А что такое?

— Нет, ничего, хорошо даже, молодец она… — заторопился Валера. — Такая карьера для женщины: из переводчиков — в замы главы корпорации! Сразу, по сути, в дамки: без специального образования и всяких там промежуточных постов. — Он завистливо присвистнул. — Мне бы так!

И вышел. Женя вновь уставился в монитор, но что-то его тревожило и мешало» сосредоточиться. Он обернулся и увидел, что остальные программисты смотрят не в мониторы, а на него.

Днем в кабинет Алекс заглянул Женя. Она подняла голову от бумаг.

— Привет! Садись. Ну, получается? Есть что-нибудь?

Женя присел на краешек стула и поправил очки. Искоса полюбовался деловитой и собранной Алекс.

— Кое-что. Работаю урывками, постоянно кто-нибудь рядом, а мне надо каждый раз снова влезать и камуфлировать это дело.

— What? — удивилась Алекс.

Извини. Маскировать. Значит, так… Этот Тобольцев, который в тот раз промелькнул, не просто так оказался рядом с Миловановым. «Русскую платину» они затевали вместе, но Милованов его тогда переиграл и Тобольцева, как теперь принято выражаться, кинул. Правда, все по закону, без криминала. Потом они разошлись. Типа друзья-соперники. Тот — выходец из провинции. Сейчас вроде как фигура регионального масштаба — там и бизнес, и политические амбиции, и намеки на какие-то медиа… Телевидение, радиостанция, газеты… Но что их сегодня объединяет, неясно. Оба рвутся к чему-то… То ли частоту хотят купить, то ли канал какой-то свой собираются создавать. Постоянно фигурирует ОТВ.

Алекс внимательно слушала.

— Думаю, это название канала.

— А-а! Выходит, ты была права, — удовлетворенно сказал Женя. — И еще… За каждым из них — партийные интересы. Хотя сейчас партии разные, а интересы у них едины. Вот тут все это есть, найдешь.

Он достал из-за пазухи и положил на стол распечатанные листки. Алекс взяла их.

— Жень, ты мой спаситель, мастер на все руки.

— Это ты мой спаситель, Алекс, — возразил Женя. — Я как будто оживаю после тяжелого удушья. Жена сбежала, а мне хорошо… Легкомысленный тип…

Он вздохнул. Алекс улыбнулась.

— Наоборот. Очень самостоятельный. Женя вышел из своей задумчивости и посмотрел на нее с надеждой. Он готов был на все, лишь бы помочь этой удивительной женщине, лишь бы хоть немного облегчить ее существование на этой суровой, непонятной для нее, загадочной российской земле.

О дальнейшем Женя думать боялся.

Но ведь потом она уедет… Уедет навсегда.

Зачем судьба свела их так неожиданно и жестоко?!

— Хочешь, я куплю на ужин чего-нибудь вкусного? — неуверенно предложил Женя.

Алекс покачала головой.

— Лучше я сама что-нибудь вкусное приготовлю, а то ты перестараешься с калориями.

— Договорились, сестренка! — весело согласился Женя, стараясь скрыть свое настроение.

— До встречи, родственник! — бодро ответила Алекс.

3

Саша сидела за рулем автомобиля. Рядом с ней вальяжно развалился Джеф. Она вела неумело, к тому же пыталась нахально подрезать кого-то, но ей не давали.

Саша обозлилась.

— Я не понимаю, в чем дело, мы же едем в лимузине! Почему мне не уступают дорогу?

— А почему тебе ее должны уступать? — пожал плечами Джефри. — Есть правила дорожного движения…

— Но я же в лимузине! — повторила Саша.

— Ну и что? — вновь поднял плечи Вильяме. — К тому же «ягуар» — не лимузин. Просто очень дорогая машина.

— Тоже мне! Учить меня будешь! — выпалила Саша по-русски.

— Говори, пожалуйста, по-человечески, — попросил Джефри.

— Я и говорю!

— Я не понимаю ваш русский.

Твои проблемы, — буркнула Саша и, помолчав, заговорила снова по-английски: — Столько денег, а удовольствия — ноль! И на душе хреново! Жить бы и радоваться, но не выходит. Вот ты, акула местного капитализма, объясни, почему при таких деньгах мне так пакостно?

— Деньги должны работать. В этом их предназначение. Заставь деньги работать — и будешь счастлива, — спокойно объяснил Джефри.

Саша усмехнулась.

— Вот-вот! И сестричка моя то же самое говорила. Только не успела объяснить, что это значит — работать…

— Приносить все новые и новые деньги, — сказал Вильяме.

— А дальше что? — тоскливо спросила Саша.

— В смысле? — не понял Джефри.

— Ну что будет дальше?

— Деньги будут работать. Приносить все новые и новые деньги.

— А на хрена?

— Ты будешь еще счастливее.

— Куда уж больше… — саркастически пробурчала Саша.

Джефри сказал очень мягко:

— Именно поэтому я и сниму с тебя головную боль за те самые деньги, в которых наше счастье. Или несчастье.

В этот момент их обогнал раздолбанный «шевроле». На заднем сиденье, лицом к заднему стеклу сидел мальчишка лет пяти с собачкой. Он тискал псину, та отбивалась, пытаясь в шутку его укусить. Мальчишка увидел Сашу и состроил ей веселую рожу. И захохотал, демонстрируя собачку. Саша отреагировала мгновенно — свела брови домиком и высунула в ответ язык. Мальчишка закатился от смеха еще больше… «Шевроле» помчался дальше. А на душе у Саши после этой неожиданной встречи на дороге стало еще тягостнее. Она вновь вспомнила Гошку, Женю, квартиру на Чистопрудном бульваре… Как там поживают Тимофеевы без нее?.. И как там ее сестрица?.. Небось, слезами горькими умывается… Ну, этой так и надо, досталось поделом… А вот Гоша…

Саша горько задумалась, уже почти не обращая внимания на обгоняющие ее авто. Пусть их… Что она, на самом деле… Сын, наверное, скучает без нее, тоскует… И она без него тоже… Но скоро все уладится, Джеф — умница и желает ей только добра. И тогда они все заживут иначе…

Как иначе — Саша толком себе не представляла. Но размышлять об этом не хотела. Когда-нибудь в другой раз, позже… Пока ей нужно вживаться в новую жизнь и осваивать ее. Это главное.

Через пятнадцать минут они добрались до офиса компании «Тим Твинс». В кабинете Джефри расположились трое — Саша, Вильяме и старый Соломон Шпигель — семейный адвокат. Он зачитал вслух ключевую статью контракта:

— Таким образом, в соответствии с пунктами четыре и шесть настоящего соглашения пятьдесят один процент акций компании «Тим Твинс» на общую сумму восемьдесят четыре миллиона сто двадцать две тысячи четыреста долларов на момент его подписания сторонами, составляющими контрольный пакет, переходят в доверительное управление мистера Джефри Вильямса младшего. Безвозмездно и безотзывно, за исключением случая взаимного согласия на другой вариант.

У старика вытянулось лицо. Он вопросительно посмотрел на Сашу, очевидно ожидая разъяснений. В этот момент зазвонил телефон. Джефри снял трубку и слушал молча. В трубке вновь звучал голос Алекс:

— Хэлло, Джеф, хэлло! Ты меня слышишь?.. Это я, Алекс!..

Воспользовавшись паузой, адвокат тихо обратился к Саше:

— Девочка моя, что происходит?.. Я могу наконец узнать? Зачем ты себя губишь? Или я чего-то не знаю?..

Саша размыто улыбнулась и молча пожала плечами. Не отвечая, Джефри спокойно опустил трубку. Адвокат продолжал читать:

— Таким образом, с учетом принадлежащих мистеру Джефри Вильямсу младшему трех процентов акций вышеуказанной компании, общее количество управляемых им акций «Тим Твинс» составляет пятьдесят четыре процента. Подписи сторон.

Джефри взял из рук адвоката контракт и подписал три экземпляра. Жестом предложил Саше сделать то же самое. Та равнодушно вновь пожала плечами и подписала. Соломон Шпигель смотрел на нее с тихим ужасом.

3
{"b":"7337","o":1}