ЛитМир - Электронная Библиотека

И исчез. Алекс снова пристально посмотрела ему вслед. Почему шеф без конца вскакивает и выбегает? Любопытно. Может, у него цистит или диабет и часто-часто надо пи-пи?

— Значит, по финансовой части, говорите? Дебет-кредит, фьючерсы, траншишманши? — задумчиво спросил Тобольцев.

— И дебеты, и транши….

Юрий вдруг стал очень важным и смешным. Американка едва сдержалась, чтобы не прыснуть.

— Что ж, нам такие нужны.

Алекс ответила с вежливым кокетством и с четким пониманием своей собственной цены:

— Но я стою недешево, вы в курсе? Мужичок-простачок хмыкнул.

— Договоримся. Тобольцев слов на ветер не бросает.

5

Игорь подошел к сидящей за столиком к нему спиной высокой, отлично сложенной, крупной блондинке с тщательно взбитой прической.

— Чуть свет — и я у ваших ног… — угодливо процитировал он из «Горя от ума» и присел рядом.

Блондинка не поддержала его тона.

— Милованов, а тебе когда-нибудь говорили, что ты пошляк? — прохладно спросила она.

— Говорили, Мариша, но я не поверил, — усмехнулся Игорь. — Неужели Грибоедова запрещено цитировать? Сама-то ты как?

— По-прежнему — жду обещанную Троянскую лошадку. — Марина пристально изучала его лицо, словно видела впервые.

— Кобылка чистых кровей. От сердца отрываю! — патетически воскликнул Милованов.

Марина стала еще серьезнее и холоднее.

— Проконтролируешь, паяц?

— Схема та же. Должно выгореть. Главное, у ОТВ огромная аудитория. А значит, должен быть умный хозяин. Ваш, — он помолчал и снова усмехнулся, — наш, я имею в виду.

— Так… Деньги Юра взял. А дальше? — спросила Марина.

— И тут же вложил. В сверхвыгодное и надежное предприятие. А оно, — Игорь развел руками, изобразив сожаление, — вдруг оказывается банкротом. Пшик, фуфел картонный! Обрушивается именно в тот момент, когда пакет акций выбрасывается на продажу. В общем, все денежки — тю-тю! А новые Юрочка найти не успевает, потому что в этом деле яичко потребно к Христову дню.

— Ну, первое, допустим, несложно, — пробормотала Марина. — А как ты заставишь его вложиться в такую сделку?

— Как Сергею объяснял — подкину Юраше одну красотку, она его уговорит запросто.

— Надежная? — Марина не отрывала взгляда от Игоря.

— Она втёмную сработает. Сама не будет знать всей правды. Мариша, все продумано! И кем? Самим Миловановым! — Игорь картинно откинул назад голову.

Марина опять поразмышляла.

— Клоун ты и фигляр! Ну, хорошо… А что за предприятие?

— Тут вы должны мне помочь. Подсказать, кого может ожидать такая незавидная участь.

— А если такого предприятия не найдется?

— Быть не может, так не бывает! — уверенно заявил Игорь.

— Хорошо. Обдумаем. И сообщим.

— Только без промедлений, ладно? Если час икс, конечно, на дворе. — Игорь поцеловал Марину в щеку и встал. — Да, Мариша, не забудьте. Обвал — в установленные сроки. Не раньше и, главное, не позже… Если мы, конечно, хотим одного и того же.

Он отошел, осторожно оглядываясь по сторонам.

Марина насмешливо смотрела ему вслед.

Женя сидел за столиком по-прежнему один и тосковал. Он давно уже прилично напился, и сейчас его переполняли злость, ревность и отчаяние. Он издали следил за тусующейся Алекс.

Внезапно перед Женей вырос официант, и забытый всеми программист обрадовался нежданному собеседнику и слушателю.

— Ну, скажи, чего они тут собрались? — тотчас обратился к нему Женя. — Кого они из себя строят? Политиков? Бизнесменов? Из них политики, как из меня флоппи-диск! Только и умеют, что людям на ноги наступать и наивным американкам лапшу на уши вешать. А спроси их, на каком прерывании у них компьютер, они лишь глаза вылупят! Они даже хард от софта не отличат, тупицы! Вот мы с тобой понимаем друг друга, а они просто делают вид… Налей-ка еще…

Алекс видела Женю через стекло перегородки, отделяющей от нее столик, за которым тот сидел. Она подошла поближе, за ней неотступно следовал Тобольцев.

«Как привязанный, — подумала Алекс. — Что же у него на уме, у этого бывшего приятеля Милованова?..»

— Так вы хотите предложить мне что-нибудь конкретное, или это просто светская беседа? — спросила она его.

— Давайте посидим вдвоем, обсудим это дело. Не возражаете? — тотчас отозвался Юрий.

Алекс одним глазом глянула на часы, другим — проконтролировала Женю.

— Давайте лучше постоим.

Алекс незаметно приложила руку к стеклу, за которым сидел Женя. Он понял ее жест и приложил свою ладонь через стекло к руке Алекс.

— Ну что ж… Можем и постоять. — Юрий оглядел зал. Жест Алекс он действительно не заметил. — Хотя в ногах правды нет. Так отец мой говорил. Покойный. Царствие ему небесное… Крепкий человек был. Мед собирал в тайге. А потом его медведь задрал.

В ту же минуту появился очень довольный Милованов, потирающий руки.

— Ну что, успели подружиться?

— Типа того. Пообщались.

— Давайте за стол: на закуску будет экзотическое блюдо — паштет из конской требухи. Его сейчас готовят. Ты как насчет этого? — спросил Игорь Юрия.

— Проглочу, даже если подадут гадость. Это вы тут — столичные штучки, а я всеядный. — Тобольцев вновь подчеркивал свое происхождение, словно гордился им и противопоставлял себя всем окружающим.

«Комплексует, — подумала Алекс. — Значит, легко поддается. И Милованов давно его раскусил».

Юрий заметил кого-то в толпе и будто о чем-то вспомнил.

— Я отойду на минутку. Свистни на требуху, Игорек, ладно?

— Не вопрос, иди, иди… — Милованов посмотрел на стол, где сидел Женя. И насмешливо обратился к Алекс: — А твой Женя здорово нализался. Муж который.

Она отозвалась без тени улыбки.

— Ты, наверное, хотел сказать — муж моей сестры. Он меня приютил, когда твоя подруга предала нас обоих.

Игорь несколько растерялся.

— Я… я… не это имел в виду…

Алекс посмотрела на Женю. Тот действительно уже почти прижался щекой к столу и был в опасной близости от тарелки. Можно сказать, в ней. И она, не обращая больше внимания на Игоря, решительно направилась к Жениному столику.

— Мне кажется, тебе уже хватит, — строго сказала она ему.

Тут подоспел и официант, сказал жалостливо:

— Давайте я вам хоть салатик сменю, а то этот уже…

Алекс взглянула на официанта так, что тому расхотелось шутить, а остро потянуло на волю, в пампасы, где можно вырыть себе норку, наподобие полевой мыши, спрятаться туда и не встречаться никогда больше взглядом с такими женщинами.

А вот Женя бесстрашно поднял на нее мутные и несчастные глаза. И Алекс пронзила острая жалость, такая, которой раньше она за собой не замечала.

— Меня тошнит от этих… — он окинул взглядом присутствующих и поправил очки, — жлобов… Ну, какое они имеют к нам отношение?

Алекс постаралась быть мягкой.

— Я уже объясняла тебе — нам нужно выяснить, с кем общается Игорь. Это важно!

Женя посмотрел недобро.

— Мне лично это совершенно не важно… Подонок и общается с подонками… С виду — приличные люди, а у каждого финка в кармане. Зазеваешься — тут же прирежут. Пойдем отсюда, не могу больше!

— Ладно уж, пошли… — согласилась Алекс, помогла ему встать и повела шатающегося Женю к выходу.

В квартире на Чистопрудном бульваре Гошка уже спал. Тетя Катя была по-прежнему поглощена телевизором.

— Ах, ты моя кровинушка! — качала она головой, уставившись в экран. — И что же они с тобой сделали! Вот мужичье проклятое…

В дверь позвонили. Соседка с сожалением оторвалась от телевизора, поднялась и открыла. И обомлела, увидев нетрезвую физиономию Жени. Алекс практически втащила его в квартиру на своих плечах и посадила на диванчик в кухне. Ошарашенная соседка застыла на пороге.

— Что это с ним?

Женя уперся в нее туманным взглядом и ткнул пальцем.

— А это еще кто?

— Ты чего, Жень? Соседка я твоя, — тетя Катя…

— Сосе-е-е-дка! — издевательски протянул он. — Соседки все дома сериалы смотрят.

8
{"b":"7337","o":1}