ЛитМир - Электронная Библиотека

Соседка.

Произошла эта история давно, а может быть недавно. Это для кого как. В то время Ольге Семёновне Самойловой (в девичестве Веселовой), главному бухгалтеру серьезного предприятия, было всего десять лет. А её младшему брату Никите, семь.

Они тогда получили от завода, где работали родители Ольги, Татьяна и Семён Веселовы, трёхкомнатную квартиру. После малогабаритной однушки, где долгое время ютилась вся семья, эта квартира казалась хоромами. Радости не было конца! И, пускай она была в старой пятиэтажной «хрущёвке», на последнем этаже, но для Оли, которой обещали СВОЮ, личную комнату, это было настоящим чудом!

Переехали за один день. И практически сразу перезнакомились с соседями по площадке. На их площадке было четыре квартиры. Квартира Веселовых находилась сразу возле лестницы. Напротив располагалась квартира бабы Зины, веселой, румяной старушки, лет семидесяти пяти на вид. Из-под ее двери всегда вкусно пахло выпечкой, а самотканый половичек у порога был всегда чисто выметен и радовал глаз. После переезда семьи Веселовых, баба Зина первой пришла познакомиться с новыми жильцами и принесла целую тарелку пирожков с картошкой и капустой. Со слов бабы Зины, живёт она здесь со дня постройки дома, была замужем, но недолго. Не прожили с мужем и двух лет, как тот скоропостижно скончался, инфаркт. Больше Зина замуж так и не вышла. Детей тоже не было. Подружились с бабой Зиной сразу.

Рядом с квартирой бабы Зины жил дядя Сережа, запойный алкоголик. Раньше он жил вместе со своей матерью, но два года назад старушка умерла и, дядя Сережа «пошел в разнос». Пил он хоть и почти каждый день, но тихо. Где брал деньги на водку, остаётся только догадываться.

А вот соседку сбоку Оля увидела только через две недели, когда под вечер возвращалась со школы. Не успела Оля вставить ключ в замочную скважину своей двери, как услышала на лестнице неторопливый стук каблуков. Девочка посмотрела вниз и увидела, как по лестнице поднимается женщина. На вид ей было лет сорок пять. Очень высокая, стройная (можно сказать, худощавая). Черные туфли на высоком каблуке делали её еще выше, а боровое платье в пол подчёркивало величественность осанки. Длинные по пояс волосы, цвета вороньего крыла, были распущены и обрамляли высокие, точёные скулы. Но не это поразило девочку, а тонкий «ястребиный» нос и глаза. Они казались абсолютно черными, как бездна, и смотрели настолько пронзительно, что Оля невольно поёжилась. Второпях пробубнив: «Здравствуйте», Оля, не дождавшись ответа, пулей заскочила в квартиру, захлопнула дверь, прижала к ней ухо и прислушалась. Стук каблуков миновал дверь Веселовых и проследовал дальше. Возле соседней двери он затих. Послышался звук открываемого замка. Хлопнула дверь и воцарилась тишина.

- Ты чего там затаилась? – голос младшего брата за спиной заставил Олю подскочить на месте.

- Я сейчас соседку видела, - пытаясь успокоиться и отдышаться, выдавила Оля.

- Какую?

- Из квартиры рядом.

- Ну и кто она?

- Жуткая тётка… - передёрнула плечами Оля и начала разуваться.

Позже с этой соседкой познакомились и родители. Она прошла мимо них, обронив холодное приветствие, и скрылась за дверью своей квартиры. Как потом рассказывала словоохотливая баба Зина, зовут эту даму Эльвира. Элька (как называла ее баба Зина) поселилась здесь лет пять назад. Живёт одна, работает в каком-то ателье, с соседями не общается, дома бывает редко. Вот и вся скудная информация, которой располагала баба Зина. А уж эта прозорливая старушка знала, наверное, всё не только о соседях нашего подъезда, а и всего дома, двора и, даже улицы.

Матери Ольги Эльвира сразу не понравилась.

- Странная она какая-то. Как-будто не в себе, - дала свое «экспертное» заключение Татьяна, - И одевается она, словно на светский приём собралась. На людей, как на мусор смотрит. Тоже мне, королева!

- Да отстань ты от неё, - перебил её Семен, - Немного странноватая, это да. А то, что «колючая», так это от одиночества. Её пожалеть надо.

- Уж не ты ли её жалеть собрался?

- Скажешь тоже… - пошёл на попятную Семен, зная суровый характер своей жены.

- Смотри у меня.

На этом все разговоры о странной соседке в семье Веселовых закончились и жизнь в новой квартире пошла своим чередом.

Однажды Оля проснулась среди ночи. Полная луна светила в окно. Вокруг стояла звенящая тишина. Почувствовав жажду, девочка вышла из своей комнаты, тихонько прикрыв за собой дверь. В зале на диване спокойно посапывал Никитка. Дверь в спальню родителей была закрыта. Чтобы не разбудить ненароком брата, Оля осторожно, на цыпочках, пробралась на кухню. Попив воды и поставив кружку в раковину, Оля, также осторожно, чтобы не разбудить Никиту, начала пробираться назад. В дверном проёме зала она остановилась, как вкопанная.

На диване безмятежным сном спал Никитка. А в свете луны, склонившись над ним, стояла чёрная фигура. Согнувшись над братом, фигура суетливо водила головой взад – вперёд, будто бы обнюхивая его. Затем, дёрнувшись, она (словно по воздуху!) поплыла в сторону спальни родителей. Но на полпути, как будто что-то учуяв, на мгновенье замерла и двинулась к комнате Ольги. Подплыв к двери, фигура вытянула голову и, Оля ясно увидела из-под чёрного одеяния, длинный, крючковатый нос, который с жадностью втягивал воздух.

Закрыв рот обеими руками, чтобы не закричать, Оля спряталась за угол и сползла по стене вниз. Сидя на корточках и сдерживая крик, она судорожно пыталась сообразить, что же делать. Сидеть тихо? Спрятаться, чтобы эта тварь её не заметила? А вдруг она нападет на Никиту? Или на маму с папой?

Собрав остатки мужества, девочка со всех ног бросилась в родительскую спальню с криком: «Мама!!! Папа!!!». В два прыжка преодолев расстояние до двери спальни родителей, Оля ворвалась к ним и кинулась в объятия матери. На диване, сонно моргая и ничего не понимая, сидел Никита. Выслушав Олю, Семен обошел всю квартиру, на всякий случай подёргав балконную и входную дверь. Но нигде никого не было.

Татьяна и Семён решили, что, на почве новых впечатлений и переживаний, дочери приснился кошмар и появились признаки лунатизма и, если это еще раз повториться, показать её врачам.

- Ты-то хоть мне веришь? – спросила Оля брата, когда родители ушли на работу.

- Ага, а как же! – усмехнулся Никита, - Помнишь, как три года назад, когда родители были в ночную, ты пугала меня тем, что сейчас из-под моей кровати вылезет бабайка и сожрёт меня. Ну, сейчас ты, сестрёнка, перещеголяла саму себя. Уже родителей «кошмарить» начала. Круто!

- Да пошёл ты… = только и смогла сказать Оля, уже сама сомневаясь в увиденном.

Вечером, когда родители вернулись с работы, к ним зашла баба Зина и рассказала, что дядю Серёжу увезли в «психушку» (психиатрическую лечебницу), так как у него случилась «белая горячка». Со слов бабы Зины, дядя Серёжа бегал по двору с безумными глазами. Все попытки соседей успокоить его были тщетны. Он все время повторял, что к нему приходила ведьма в черном и пила из него «жизнь». На просьбы соседей вернуться к себе в квартиру, он становился напуганным и начинал кричать: «Вы что, не понимаете?! Она всё еще там! Прячется в тёмных углах! Она ждёт меня, чтобы убить!». Пришлось вызывать «психиатричку» (скорую психиатрическую помощь) и увозить болезного на лечение.

- А я говорила Клавке, когда Сережка ещё пацанёнком бегал, строже надо с ним быть! - причитала баба Зина на кухне, отхлёбывая чай, - Так он же у неё единственным сыночком был. Без мужа она его родила. Считай, нагуляла. Ох и позора через это натерпелась! Сама не доедала, всё ему отдавала. Разбаловала его в конец. Вот тебе и результат.

После ухода бабы Зины, Татьяна намекнула Семёну, что, если он и дальше будет «засиживаться с мужиками в гаражах», его ждет судьба дяди Серёжи. Они дружно посмеялись и начали готовиться ко сну. Вот только Оле было не до шуток. Она с ужасом осознала, что это был не сон. Ведьма существует! Прошлой ночью девочка её спугнула и, она отправилась искать новую жертву. Не повезло дяде Серёже…

1
{"b":"733781","o":1}