ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внезапно брови у Саши сложились домиком — ее осенила внезапная догадка.

— Так, постой. Получается, вы там миллионеры?!. И у вас… миллионы?!. До меня только сейчас дошло…

Сестра отозвалась совершенно спокойно:

— В общем, да. Но они работают. И мы вместе с ними. Сначала мама, теперь я. У себя в компании. Она называется «Тим Твинс». Пойдем на кухню. Я тебе расскажу, если хочешь. Вообще-то у нас быть богатым — довольно тяжелая работа.

— Не буду вам мешать, — сказал деликатный Женя. — Вы общайтесь, а я перетащу Гошку к нам и постелю Алекс в детской.

На него, похоже, пленка Алекс не произвела никакого впечатления. Он словно не заметил всего великолепия дома и сада мисс Тим.

— Да не беспокойтесь, Женя, у меня в хотэл резервейшн имеется, — попыталась его остановить Алекс.

— Еще чего, на гостиницу тратиться! — начала было Саша и тотчас осеклась, вспомнив, с кем имеет дело.

Ее сестра — миллионерша… Вот это да!.. В такое даже трудно поверить… А она, Саша, нищая… Вот страшная несправедливость… Ну, почему так произошло, почему?! Чем Саша и ее мать, проработавшая всю жизнь медсестрой, заслужили такое нищее существование?! И чем так сподобились Алекс и тетя Юля?.. Чем?!

Если еще полчаса назад Саша просто по-хорошему слегка завидовала сестре, то теперь ее зависть покатилась словно снежный ком с горы, превращаясь в огромный тяжелый шар, и переросла в настоящую ненависть. Она постаралась ничем себя не выдать и спрятала злые глаза.

— В конце концов, теперь это твой дом… — заговорила Саша, с трудом справившись со своими эмоциями. — Звучит, конечно, смешно. После того, что я увидела на пленке… Но зато завтра я покажу тебе город куда детальнее, чем сегодня, о'кей? Тебе же улетать послезавтра утром! Родные мы, в конце концов, или не родные?

О'кей, конечно, родные. Остаюсь, — легко согласилась американка. — Знаешь, я так устала сегодня. Наверное, сейчас упаду в постель и тут же засну…

Она спала до утра как убитая. А вот Саша почти не сомкнула глаз. Она с особой остротой ощутила сейчас свою никчемность, ненужность на празднике жизни, где другим без особых усилий дается все. Притом что отличить ее и сестру невозможно. А тем не менее, какая разница…

С мужем своими мыслями Саша не делилась. Он бы ее не понял. Да и вообще они уже довольно давно жили, как два разных, почти чужих друг другу человека.

Утром Тимофеевы завтракали всей семьей.

— Ну что? Куда сегодня отправимся? — по возможности бодро спросила Саша. — Музеи, театры, выставочные залы?

— Может, в ресторан?.. — робко присоединился Женя.

— На ресторан нет денег! — решительно заявила Саша.

— Почему нет? Есть, — с мягкой улыбкой возразила Алекс.

Ей все время было мучительно жалко этого тихого человека, Сашиного мужа. Она никак не могла отделаться от своего непрошеного, неожиданного чувства и не понимала, откуда оно вдруг взялось. Еще казалось загадкой, почему сестра сегодня такая мрачная. От ее веселого вчерашнего настроя не осталось и следа.

— Я тоже хочу в ресторан! — радостно закричал Гоша.

— Маленький обжора… — проворчала Саша.

— Ну, зачем ты так? — несмело укорил ее Женя. — Ребенку интересны всякие новые ощущения.

Зазвонил телефон.

— Подойди… — пробурчала Саша мужу.

Алекс стала догадываться, что в семье сестры руководит именно она, Саша играет здесь главную роль, а муж просто подчиняется. Странно… Неужели их обоих устраивает такое положение?..

Женя вышел, снял трубку и вернулся в кухню.

— Это тебя… Маша.

Саша нехотя встала и потащилась к телефону. Алекс удивленно посмотрела ей вслед. Что произошло?.. Может быть, она сама чем-нибудь нечаянно задела сестру и даже не заметила этого?.. Надо бы спросить напрямую.

— Пап, я не обжора, — обиженно заныл Гоша.

Женя поправил сползающие очки и ласково потрепал сына по макушке. Этот человек все больше и больше нравился Алекс. Он беззащитный и в то же время очень добрый и деликатный.

— Мама пошутила. Не обращай внимания.

— Алекс, пожалуйста, извини! — заговорила вернувшаяся Саша. — У меня срочная работа. Но не больше, чем на час. Не скучайте без меня! Ничего не поделаешь, приходится крутиться. Мы же не миллионеры, как ближняя родня! — Она постаралась пошутить, но Алекс уловила в ее тоне плохо скрытую обиду. — Ты пока потусуйся с моими мужиками, я скоро к вам опять присоединюсь.

И Саша убежала в комнату переодеваться.

— Ну что, будем тусоваться? — тихо спросил Женя.

И Алекс ответила решительно и серьезно:

— Будем!

13

В приемной офиса компании «Русская платина» Саша появилась через полчаса после звонка Маши. Та была секретаршей Игоря Милованова и подругой Саши по совместительству. Приятельницы привычно расцеловались.

— Уже ждет, — сказала хорошенькая, пышноволосая, фигуристая Маша, указывая на дверь шефа наманикюренным длинным пальчиком.

— А с кем переговоры, — не знаешь? Маша пожала плечиками.

— Понятия не имею. Пока он там один. — Она включила селектор и вкрадчиво и нежно заворковала: — Игорь Петрович, Тимофеева пришла. Вы просили вызвать…

— Пусть зайдет, — послышался красивый баритон Игоря.

Маша кивнула на дверь кабинета.

— Иди… Да! Чуть не забыла. Марайя Кэри приезжает, знаешь?

— Да, конечно, лапуль, — на каждом углу уже портреты висят, — улыбнулась Саша, направляясь к дверям шефа.

— Отложить?

— Само собой, Машунь, как всегда. Спасибо.

И Саша открыла дверь.

Игорь сидел за столом и что-то писал.

— Садись, — сказал он, не поднимая головы.

Саша опустилась на стул. Что-то Милованов сегодня не в духе… Впрочем, ей наплевать. У нее самой настроение со вчерашнего вечера — поганей не бывает.

Наконец Милованов оторвался от своей писанины.

— Сестра, значит, приехала? Саша оторопела.

— А ты откуда знаешь?

— Профессия такая — все знать! — хитро усмехнулся Игорь. — Что, удивилась? Не бойся и глаза не вытаращивай, я не американский шпион! Просто летели с ней в одном самолете. — Он рассматривал Сашу так, словно видел впервые, и покачивал головой. — Прямо одно лицо… Вы хоть сами друг друга различаете? Ну, расскажи, как это вы такими похожими получились?

— У нас мамы — близнецы, — объяснила Саша. — А потом ее мама уехала в Израиль, а моя осталась. Мы и родились с разницей в один день.

Любопытство Милованова ей не понравилось. Какое ему дело до ее биографии?.. Но Игорь — пронырливый и ушлый. Раз интересуется — значит, где-то зарыта собака… Догадаться бы, где именно…

— Почему же они расстались? — продолжал выспрашивать он. — И как это вас с сестрой угораздило родиться подряд?

— Так получилось… — нехотя сказала Саша. Ей совершенно не улыбалось откровенничать и выкладывать всю подноготную. — У нас и отец один…

Игорь задумчиво помолчал.

— Удивительно… Такое лицо, как у тебя, не должно тиражироваться…

Саша покосилась на него иронически.

— А что это ты вдруг так заговорил? «Такое лицо…» Никогда прежде не слышала от тебя подобных комплиментов.

Игорь отозвался грустно и укоризненно:

— Ты сама прекрасно знаешь — если уж я прилип к человеку, то это до конца.

— Сомневаюсь, — пробурчала Саша.

Она никогда не доверяла своему вальяжному и нагловатому боссу. Хотя они почти все такие… И спать с ним она начала от отчаяния, оттого, что это был выход, пусть не совсем удачный, пусть сомнительный, но все-таки выход из ее безнадежного и безденежного положения.

Игорь неприятно улыбнулся, встал из-за стола, подошел к ней, поставил рядом второй стул и сел на него верхом, лицом к Саше. Она насторожилась еще больше. Что происходит?.. Вчера выдался жуткий денек, а сегодня, судя по всему, будет еще похлеще. Сплошной мрак…

— А ты не сомневайся! — сказал Игорь. — Ты, наверное, думаешь, Милованов — человек равнодушный, бесчувственный и все такое прочее? Ну, тянется там у него который год связь с переводчицей — и пусть себе! Ни шатко, ни валко! Да?

18
{"b":"7338","o":1}