ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внезапно Алекс, все вспомнив, с размаху ударила рукой по подушке.

— А-а-а! Его же не будет всю неделю!.. Придется ждать. Интересно, а не пришло ему в голову сделать роуминг в Канаду, в этот самый Ванкувер?

Но мобильный Джефа не отвечал. То ли ураган над Атлантикой, то ли московские провайдеры «гикнулись», как предположил Женя.

Далее предстояло решить вопрос, кому спать в одной комнате с мальчиком. Ой-ой-ой!

И еще одно. Сестра могла разглядеть код ее карточки. Но она не могла знать кода блокировки. Так что карточку надо заявить как утерянную. Это надо сделать немедленно! Алекс, несмотря на глубокий шок, сохраняла трезвый расчет и здравый смысл. Она немедленно позвонила в представительство своего банка и заблокировала карточку. Оказалось, что Саша практически ничего не успела с нее снять! Все-таки какая она наивная, моя сестренка, — с мягкой грустью подумала Алекс. Карточку ей пообещали восстановить через три дня.

Но тут было одно препятствие. Ведь Саша похитила документы Алекс. А без документов карточку никто ей не выдаст, это нонсенс. Надо думать, думать… Пусть пока карточка лежит мертвым грузом.

Весь день Алекс провела в прострации и несвойственном ей бездействии. — Она бродила по квартире, знакомилась с ней внимательнее. Постояла перед фотографией бабушки. Без конца вспоминала мать. Мама, мамочка. Она здесь жила, отсюда каждое утро уезжала на работу в поликлинику. Сюда возвращалась после дежурства. Сюда приходил отец Саши и Алекс, которого они не знали. Эта замусоленная, полуразваленная квартира — начало всех их начал. За окном громыхали трамваи. Алекс уже начинала понемногу привыкать к их звону.

Вечером Женя попытался утешить ее, как мог. Они вдвоем сидели на кухне.

— Поверьте, Алекс, я понимаю, в каком вы оказались идиотском положении. Вернее, мы оба. Но я уверен, что это временно. Я имею в виду, иначе и быть не может! Но честно говоря, я пока не знаю, с чего начинать. Может быть, сразу попробовать найти Сашу и связаться с ней? Но все образуется, рано или поздно, вот увидите! Считайте, что это бизнес-трип. По обмену опытом. Опытом выживания, если хотите. В условиях буйного расцвета дикого капитализма. — Он с надеждой посмотрел на нее. — Вы сильная. Вы справитесь. Знаете, я не в отчаянии только потому, что ваше положение куда хуже моего. Сам я, как брошенный муж, конечно, по уши в дерьме и пока еще не до конца осознал, что произошло. Но то, что вы оказались заложницей Сашкиного… Сашкиной прихоти, этой ее чумовой выходки — куда отвратительней. Простите… — Он опустил голову. — Это пока все, что я могу вам сказать.

Алекс молчала, глядя куда-то вбок. Она ведь хотела по просьбе матери помочь сестре и ее семье. Чтобы они ни в чем не нуждались, как просила мама. Но теперь рассказывать об этом Жене смешно. Может быть, надо было сказать об этом Саше сразу? И тогда ничего бы не случилось. Но Алекс не успела. А может быть, просто позабыла о таких мелочах? Что ей стоило перевести сестре в Россию пару миллионов? И потом, она готовила сестре сюрприз. А в результате получила сюрприз от Саши.

— И еще. Это очень важно, — продолжал Женя, поправив сползающие очки. — Вы можете меня послать, конечно. И довольно далеко. И будете правы. По-своему. Но… Я прошу вас. Очень. Гошка не должен ничего знать. Совершенно ничего! Вы для него — мама. То есть Саша. Пока все не выяснится. Не нужно его травмировать. Потому что… Потому… Просто я люблю его. Очень…

Алекс все больше и больше нравился этот человек. Он действительно любит ребенка. А Саша?..

— Я одного не понимаю — как мать могла бросить мальчика? — наконец выдавила Алекс.

— Дело в том, что Гошей занимался в основном я, — пробормотал Женя. Он пытался оправдать жену. — Саша все время работала. Она прекрасная переводчица и иногда вкалывала целыми сутками… На Гошу ее особенно не хватало. Но он все равно по-своему к ней привязан, как все дети. И я прошу вас… Хотя бы на время побудьте вместо Саши его мамой!

В дверь осторожно поскреблись с обратной стороны. Затем образовалась щель, в которую просунулась вихрастая мальчишечья голова.

— Мам, можно я спрошу у папы? Алекс не смогла сдержать улыбку.

— А ты почему обращаешься к папе через маму? — Она немного сбилась с непривычки, но тут же поправилась. — То есть через меня?

Гоша отозвался с недетской серьезностью:

— Это только когда вы спите в разных комнатах! — и тут же быстро захлопнул дверь.

Взрослые переглянулись и помолчали.

— Может, перейдем на «ты», раз уж такое дело?.. — неуверенно предложил Женя.

— Давай! — рассеянно махнула рукой Алекс. — Иначе я собьюсь в новой роли. Не так оно все просто… Но я буду очень стараться, обещаю тебе!

И она увидела его полные благодарности глаза.

Утром Алекс проснулась не рано. Приподнялась на локте, обвела глазами комнату и упала обратно в постель. Хотя сегодня в ее глазах уже не было раздражения. Скорее они застыли в вынужденном ожидании и в состоянии временного спокойствия.

Алекс заметила рядом записку, написанную корявыми печатными буквами: «МЫ В МАГАЗИН СПИГОША».

Она улыбнулась.

— Это что же за «спигоша» такая?.. Затем она встала, пошла в другую комнату и открыла гардероб.

— Ну что ж. Начнем обживать пространство.

Алекс вытащила из гардероба старые Сашины вытертые джинсы, нашла в ящике ножницы и одним движением, не отмеряя, отмахнула обе штанины. Получились шорты. Она покрутилась в них так и сяк, слева направо, и осталась, в общем, довольна. Пошуровав внизу, Алекс не нашла подходящих для себя женских туфель. Гардеробчик у сестрицы отличался не только аскетизмом, но и почти антикварным состоянием обуви. Тогда она выудила оттуда же старые мужские кроссовки, надела на босу ногу и в целом осталась довольна. Женина клетчатая ковбойка почти завершила комплект. Не хватало одной детали.

Алекс опять огляделась, заметила приоткрытую дверь на балкон и вышла туда. Без раздумий ее рука потянулась к растянутой поперек балкона толстой бельевой веревке.

Чистопрудный бульвар никогда еще не видел ничего подобного…

Равномерно дыша, вдоль него по аллейке бежала Алекс. У нее был довольно странный вид — отливающие апельсином волосы прихвачены куском бельевой веревки поперек лба, на ногах — стоптанные кроссовки мужского размера. Прохожие изумленно задерживали на ней взгляд. Хотя она выглядела вполне спортивно. И на редкость грациозно. А значит, все абсолютно нормально. Так и положено выглядеть нищей американской миллионерше.

Ее догнал черный джип и медленно проехал мимо.

Красиво бегущая Алекс не обратила на него никакого внимания.

Однако водитель с серьгой в ухе бросил на нее короткий взгляд, потом удовлетворенно кивнул и нажал на акселератор. Джип мгновенно унесся вперед. Водитель достал мобильник и набрал номер.

— Игорь Петрович, это я, Шурик! На бульваре у «Современника». Бежит! Нет, точно она, сразу ее признал — ни с кем не спутаешь… Ага, есть, понял!

Он снова прибавил скорость и помчался дальше.

После пробежки довольная Алекс приняла душ, набросила на себя халат сестры и, не успев его застегнуть, вышла в коридор. И почти столкнулась с вошедшим с улицы Женей. Оба тотчас смущенно отвели глаза в стороны, и Алекс торопливо запахнула халат.

Женя переминался с ноги на ногу, держа в руках пакет.

— Вот, купил на завтрак. Только хлеб и йогурт, на большее не хватило. — Он постарался придать голосу деланую веселость. — Зато пища здоровая и необременительная! Но мне скоро заплатят за статью в журнале. Обещали не подвести. У них там тоже кризис. В общем, как заплатят, снова перейдем на вредную еду — мясо, рыбу и птицу.

Алекс слегка коснулась его плеча, утешая.

— Ничего, Женя, нет проблем. Все равно на завтрак я пью только холодную минеральную воду «Перье».

И двинулась на кухню.

Женя задумчиво глянул ей вслед.

— «Перье»? Боюсь, это для нас еще вредней, чем колбаса. То есть для нашего бюджета.

22
{"b":"7338","o":1}