ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мы можем поговорить в… — Милованов осмотрелся. — Только не здесь. Этот разговор требует другой обстановки, поверьте.

Алекс продолжала тянуться.

— Ну, будет время — может быть, поговорим. Сейчас не знаю… Не уверена, что у меня есть желание.

— Это весьма срочно, — настаивал Игорь.

— Боюсь, у меня ничего срочного нет. Тем более в России — Алекс сменила ногу, одновременно глядя в направлении середины бульвара. — Впрочем, ладно, если вы так настаиваете… — Она кивнула на кафе-шатер, раскинутый около пруда. — Я зайду туда… — Алекс посмотрела на свои золотые часы. Милованов тоже непроизвольно глянул на них и оценил их безошибочно. — Ну-у… допустим, в семь. Можете прийти.

Она сняла ногу с капота, повернулась и, не прощаясь, продолжила прерванный бег вдоль прежней трассы.

Игорь проводил ее пристальным взглядом.

— Беги-беги…Главное, далеко не убегай.

После пробежки Алекс наведалась в магазин, где скупали драгоценности и часы.

Продавец внимательно осмотрел ее часы, которые она хотела продать.

— Фуфел, — лениво произнес он. Алекс не поняла.

— Что, простите?

— Это не «Патек». Подделка. Сто баксов в базарный день. Максимум сотни полторы.

Алекс улыбнулась.

— Этого не может быть. Они стоят двадцать тысяч американских долларов.

Продавец ухмыльнулся.

— Ничего они не стоят! Вас обманули. Алекс снисходительно оглядела его.

— Боюсь, вы не совсем компетентны. Не могла бы я поговорить с экспертом?

Продавец пожал плечами и ушел. Алекс посмотрела на свои часы, затем на часы, выставленные на витрине, и сравнила их. Разницы никакой. Конечно, этот продавец никогда не был во Франции. С его зарплатой ему полжизни надо копить на такие часы.

Продавец вернулся с экспертом-оценщиком. Тот открыл крышку и стал тщательно осматривать часы, бормоча: «Так… так…». Алекс начала беспокоиться.

— Понятно! — наконец сказал он. — Вынужден вас огорчить. Это на самом деле подделка.

И тут самообладание изменило Алекс.

— Я покупала их в Париже, в магазине «Патек» на Шанс Элизе! — закричала она.

И все-таки это бельгийская подделка, — бесстрастно ответил эксперт. — Хорошая, качественная, но подделка. Сколько ты поставил, Рудик? — обратился он к продавцу.

— Сто пятьдесят, — буркнул тот.

— Неверно, это не совсем точно. — Эксперт извинительно улыбнулся Алекс. — Двести пятьдесят, но это потолок, поскольку подделка и вправду отменная. В смысле, фуфел качественный, практически без изъяна.

Алекс пыталась собраться с мыслями.

— Это ваше официальное заключение?

— Да, — кивнул эксперт. — Я официально заявляю вам это, как представитель одноименной фирмы.

Несколько секунд Алекс не могла прийти в себя. Она очень рассчитывала на эти часы — деньги семье Тимофеевых требовались позарез. Удар оказался чересчур сильным.

— Благодарю вас, — пробормотала Алекс и медленно поплелась к двери.

Внезапно ее окликнул эксперт.

— Девушка! Если хотите, я мог бы у вас купить их за двести семьдесят пять долларов. И в виде исключения без вычетов. Но как строго физическое лицо, лично для себя. Деньги прямо сейчас.

Алекс не обернулась.

— Спасибо, не думаю, что это хорошая идея. И вообще, я уже опаздываю.

Она посмотрела на «Патек» — уже половина первого.

Возле магазина Алекс остановилась, пытаясь прийти в себя.

— Что же это такое?! Что это за страна?! Сестра, почти родная, тебя обманывает, мировой бренд здесь оказывается… как это?.. фуфел! За переводы ничего не платят! И где, в конце концов, эта сволочь Джеф? И что, интересно, задумал этот Игорь? Сплошные загадки…

Вечером метрдотель усадил ее за столик в кафе на Чистопрудном бульваре, где она назначила встречу назойливому бизнесмену. Официант принес меню. Алекс просмотрела его и отложила в сторону. Попросила бутылку минеральной воды «Перье» и задумалась, опустив голову. Когда она ее подняла, рядом стоял Игорь. Он буквально излучал деликатность.

— Позвольте присесть?

— Садитесь, — равнодушно ответила Алекс.

Игорь сел. На одно лишь короткое мгновение, когда он отвел глаза, она бросила на него пристальный взгляд, в котором сквозили вопрос, недоверие и сомнение одновременно. В следующую секунду взгляд ее снова стал нейтральным. Игорь взглянул на нее.

— Можно сразу и без дежурной любезности?

— Я за этим и пришла. У вас есть время, пока несут «Перье», — холодно проронила Алекс.

Милованов начал тоже с прохладцей.

— Как угодно. Рассказываю. Вчера мне звонила ваша родственница. Из американского города Нью-Йорка. Очень гордилась достижениями последнего периода жизни и заодно была не очень трезва. Вам это о чем-нибудь говорит?

— Вряд ли, — безразлично сказала Алекс. Официант принес «Перье» и поставил перед Алекс. Игорь сделал короткий жест, и официант исчез.

— Хорошо, что дальше? — спросила Алекс.

— Вы «позволите, я закажу ужин? Страшно проголодался, — объяснил Милованов.

— Делайте что хотите. Я не ваш диетолог. Что дальше?

Игорь сделал незаметный жест пальцами, подзывая официанта. Тот подбежал с развернутой картой вин. Игорь, привычно бросив взгляд в меню, ткнул пальцем в несколько строчек. Официант опять исчез.

— Дальше рассказ о том, зачем я здесь.

— Это еще зачем? Насколько я понимаю, дел у нас с вами никаких нет. Или у вас есть предложения?

Милованов начал жестко:

— Есть. И можно на «ты»? Мне так проще. И надеюсь, вам тоже.

Алекс подтвердила это равнодушным кивком, не отвечая.

— Дело в том, что у нас с тобой общая беда. Ну, если не беда, то по крайней мере тема.

— Общая? — удивилась Алекс. Официант принес аперитивы для двоих и удалился.

— Объясню. У тебя здесь — никого, если, конечно, не считать меня. У меня там — точно так же, никого. Если не считать Сашку. И поэтому мы нужны друг другу.

— Для чего?

— Ты должна с моей помощью вернуть свою жизнь обратно. А я с твоей помощью должен возвратить Сашку!

— Зачем тебе моя сестра? — поинтересовалась Алекс.

Затем, что это моя женщина! — так же жестко отчеканил Милованов. — Была и продолжала быть все время, пока не сбежала, почуяв момент. А я не хочу ее терять, хотя она и стерва! Извини. Ну и деньги мне тоже нужны, вернее нам с тобой. Это вовсе не значит, что я хочу на тебе вульгарно заработать. Это значит, что я хочу тебе помочь, а заодно решить собственную проблему.

— И не единственную, — буркнула Алекс.

— Пусть так! Проблемы. Но не за твой счет. Это недальновидно. У меня по этому поводу есть интересные мысли. Готов поделиться. Могу сейчас.

— Это так срочно?

Игорь умело сбросил напряженность.

— Да нет, в общем, просто противно наблюдать, как разваливается твоя жизнь и не улучшается моя. Тебя это устраивает?

— Я должна подумать, — сказала Алекс.

— Само собой, подумай. И вот что… Предлагаю встретиться у меня в офисе. Тебе позвонят, позовут, как Сашу Тимофееву. Сколько времени тебе нужно? Чтобы обдумать, как ты выразилась.

Алекс встала и положила на столик деньги за «Перье».

— Не знаю. Звони, там решим. Не прощаюсь. Приятного вечера.

Она пошла к выходу. Игорь вскочил, торопливо вытащил бумажник, извлек из него несколько купюр и бросил их на стол. Поспешил за ней:

— Подожди, подвезу…

Алекс обернулась и засмеялась.

— Да тут мне дойти до дома — три минуты!

Гоша и Женя поджидали ее с нетерпением.

— Па-ап, а где мама? — заныл, наконец устав ждать, Гошка.

— Не знаю, — с некоторым удивлением отозвался отец. — Должна была уже вернуться. Надо будет все-таки разориться, купить ей мобильник. Ты тут посиди один, а я пойду к метро ее встречу.

— Я с тобой! — заявил Гошка.

— Нет, — строго сказал Женя.

— Ну па-а-а-п… — опять заныл Гошка. Женя привлек его к себе.

— Я прошу тебя, побудь дома. Ведь ты же у меня взрослый!

31
{"b":"7338","o":1}