ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чудо-Женщина. Вестница войны
Проклятый ректор
Тысяча акров
Думай и богатей: золотые правила успеха
Сломленный принц
Чистовик
Оранжевая собака из воздушных шаров. Дутые сенсации и подлинные шедевры: что и как на рынке современного искусства
Хватит быть хорошим! Как прекратить подстраиваться под других и стать счастливым
Ужасная медицина. Как всего один хирург Викторианской эпохи кардинально изменил медицину и спас множество жизней
A
A

Корабли вошли в обширную бухту. Люди, накануне вечером близкие к отчаянию, преисполнились надежд. Заключенный на корабле, Джон Смит смотрел, как они нетерпеливо садятся за весла и направляют баркасы к берегу.

Едва люди ступили на твердую землю, их долго сдерживаемые чувства взорвались радостными криками. Они нарушили величественную тишину. Перевозчики и чайки тревожно взмыли с дюн и рассеялись в небе, хлопая крыльями и издавая хриплые крики. Мужчины дурачились и прыгали, как дети. Чувство облегчения сделало их беззаботными, и они с гиканьем скакали и что-то выкрикивали. Их ослабевшие ноги вязли в мягком песке, они спотыкались, но даже не оглядывались на лодки, не думая об опасности или необходимости быстро ретироваться. Глаза радовались весенним цветам на зеленой траве – розовым, белым и желтым – и не заметили ни фигуру, перебегавшую от одной высокой сосны к другой, ни стрелу, вытащенную из колчана из оленьей кожи, ни натянутого лука. Ни малейшего ощущения опасности.

Стрела не совершила свой полет. Вместо этого фигура ушла в глубь леса, под его покров. День шел к концу. Первые англичане подошли к крайним соснам и закричали, что видят среди деревьев ручей и собираются пойти вдоль него. Слышались восклицания: кто-то увидел неизвестную птицу, кто-то обнаружил незнакомое дотоле дерево. Они пытались постичь разумом дикую, незнакомую природу. Англичане, спотыкаясь и сбиваясь с дороги, бродили по лесу недалеко от опушки, любуясь чудесами новой земли. А за ними наблюдали невидимые глаза, обменивались жестами руки, строились планы.

Солнце закатилось, и красное сияние заполонило небо. Уставшие и веселые, англичане в конце концов снова собрались на берегу. Один только мальчик, поставленный на часах у лодок, хотел вернуться на корабль. Он чувствовал угрозу открытого пространства и тишины. Он был городским ребенком. Кристофер Ньюпорт, однорукий капер, адмирал флотилии, капитан «Сьюзн Констант» и глаза экспедиции до конца пути, собрал людей вокруг себя. Помня данные ему приказы, он начал говорить:

– Именем короля Якова я заявляю права на эту землю. И называю ее в честь могущественнейшего и славнейшего принца Генри Фредерика, законного наследника трона Великобритании, Франции, Ирландии и Виргинии. Да будет название ему мыс Генри!

– Мыс Генри! – закричали вразнобой человек тридцать. Многих захватило происходящее, и они подбросили в воздух свои шляпы.

Габриэл Арчер случайно глянул в сторону дюн. Увиденное потрясло его. Сначала он подумал, что это медведи, но почти сразу же понял, что это люди, передвигающиеся, как медведи, на четырех конечностях. Их обнаженные тела отливали красным в закатном свете. Во рту каждый держал лук. Арчер резко ткнул капитана Госнолда в бок.

– Дикари! – воскликнул изумленный Госнолд.

В этот момент один из туземцев встал на ноги, вынул лук изо рта и стрелу из колчана, одним молниеносным движением вложил стрелу, прицелился и выстрелил.

Стрела не долетела до цели. Но вторая, пущенная мгновение спустя, долетела и поразила Арчера в руку, и его крик, резкий, как мушкетный выстрел, разнесся в неподвижном воздухе.

– Приготовиться к стрельбе! – прокричал Ньюпорт. – Открыть ответный огонь!

Повиновались от силы двое. Большинство моментально развернулись, спасаясь бегством. С дракой и воплями люди тянули маленькие лодки по песку к спасительной воде.

– Дорогу! – крикнул Госнолд. – Дорогу капитану Арчеру! Очистить место для раненого!

Дрожащими пальцами мушкетеры забивали заряды. Первый выстрел прокатился над берегом, когда стрелы летели уже тучей. Новый крик дал понять, что ранен еще один человек. Но первая лодка была уже на воде и стремительно неслась вперед.

Гребцы работали неистово, направляя баркасы под прикрытие «Сьюзн Констант» и двух других судов.

В сумерках береговая линия казалась мирной. Джон Смит сидел на капитанском мостике неосвещенного «Годспида» и глядел на воду. Госнолду удалось вызволить его из цепей, но он по-прежнему был узником на корабле. Ограничения раздражали его, и он клял моряков. Ему не пришлось в числе первых высадиться на берег Виргинии! Вот что больше всего выводило его из себя. Небо темнело, и все мрачнее становились его мысли. Он смотрел на свет свечей в иллюминаторах «Сьюзн Констант», покачивавшейся на воде на расстоянии пятидесяти футов. Они все были там – капитаны и акционеры, готовились открыть ларцы с инструкциями Лондона. Там не было только его. Это было уже совершенно непереносимо.

Перед ним возникла капитанская каюта «Сьюзн Констант» – он пересек океан на этом корабле и хорошо знал его. Каюта будет полна людей, – акционеров, облеченных правом основать первую колонию Виргинской компании в Новом Свете. На длинном дубовом столе поставят три окованных железом ларца, рядом с ними встанут капитаны: Кристофер Ньюпорт со «Сьюзн Констант», Бартоломью Госнолд с «Годспида» и Джон Рэтклиф с «Дискавери». Первым своей уцелевшей правой рукой откроет ларец Ньюпорт. Ему придется трудно. Ларцы наверняка разбухли от сырости, а замки слегка проржавели. Но он справится один, думал Смит.

Больше всего Смита заботило, кто окажется в руководящем совете. И кто будет президентом? Станут известны пожелания руководителей Виргинской компании и воля короля. Нет смысла гадать, что еще произойдет на «Сьюзн Констант». Ему придется дождаться возвращения на «Годспид» Госнолда.

Время тянулось, и Смит поднял глаза к звездам. Его думы вернулись к последним ночам в Лондоне. Обычно он не позволял себе думать о женщинах, занимавших какое-то место в его жизни. Это расслабляет мужчину. Кроме того, во время его длительных путешествий по Европе и Западной Азии перед ним всегда открывались новые возможности, чередой проходили новые лица. Но сейчас, на другом конце света, в заключении он был в отчаянии, и ему было необходимо выпустить на волю те из своих мыслей, что могли бы отвлечь его.

Интересно, думал он, есть ли у дикарей такие же хорошенькие женщины, как Энни из таверны «Голова вепря»? И так ли мягки у них губы и пышны и округлы груди, как у нее? Но что важнее всего, окажутся ли они покладистыми? Смит полагал, что может обойтись без женщины, но он не был пуританином. Когда впереди такое напряженное и опасное предприятие, он был совсем не прочь завести интрижку с молоденькой женщиной.

Голоса! Тихая весенняя ночь вдруг оживилась голосами, разнесшимися над водой со стороны «Сьюзн Констант». Со всплеском спустили лодку, и она двинулась в сторону «Годспида». Смит следил за ней, и к нему возвращалась его ярость. Когда Госнолд взобрался по трапу и прошел по палубе, Смит, стоя подбоченясь, у грот-мачты без всяких предисловий крикнул:

– Ну что?

– Мы оба с тобой определены Лондоном в члены совета, но и Уингфилд тоже. Он назначен еще и президентом. И пытается исключить тебя из совета.

– К черту Уингфилда! – выругался Смит. Бешенство переполняло его настолько, что он чувствовал во рту его привкус. – Кто еще в совете?

– Рэтклиф, Мартин и Кэндалл.

– Значит, Перси не назвали?

– Нет, и я уверен, он ужасно разочарован. То же, без сомнения, чувствует Арчер и некоторые другие.

Смит не ответил. Эдвард Мария Уингфилд был старый солдат из аристократической католической семьи, богатый и с большими связями. Его положение обеспечивало ему место. Госнолд был весьма популярен. Молодой и добродушный, он исследовал побережье Нового Света несколькими годами ранее, и во многом благодаря его усилиям большинство из здесь присутствующих вошли в Виргинскую компанию. Капитан Джон Мартин происходил из семьи золотых дел мастеров. Ожидалось, что он возглавит поиск полезных ископаемых в этих новых землях. Причины выбора Джона Рэтклифа и Джорджа Кэндалла были не столь очевидны, но оба они были надежными капитанами. Да помимо Джорджа Перси разочарованных, должно быть, предостаточно.

– Каким образом Уингфилд пытался сорвать мое назначение? – сдержанно спросил Смит.

– Он полагает, что ты подстрекал к бунту. Он собирается написать в Лондон.

9
{"b":"7340","o":1}