ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Доннер Флоринда

Шабоно

Истинное приключение в магической глуши южноамериканских джунглей

Пятиногому пауку, который носил меня на своей спине

«По-моему, „Шабоно“ — это шедевр литературы, магии и социальной науки».

Карлос Кастанеда

Редкая, прекрасная книга Флоринды Доннер, женщины-сталкера из группы магов нагваля Карлоса Кастанеды, приглашает читателя совершить путешествие в мир индейцев племени Яномама из Южной Америки. Объединяя в себе правду и вымысел, она передает захватывающие картины призрачного света джунглей, необычные настроения и чувства и, что самое удивительное, она передает ощущение волшебства и силы индейского ритуала.

… Книгу переполняет ощущение неистовой мифической мистерии…

Флоринда Доннер провела год среди людей, жизнь которых не изменилась с каменного века, в мире, где мужчины и женщины все еще выполняют странные ритуалы, где «шапори» излечивают недуги, призывая духов-хекур, где верят в освобождение души от тела после смерти, когда душа поднимается в Дом Грома — незабываемый мир изысканной красоты и магии.

Кроме всего прочего, описание Доннер — это язык и образы, перед которыми невозможно устоять. Она уверенно представляет нам миф о примитивных первобытных людях, делая образы самих Итикотери незабываемыми для читателя.

Kirkus Reviews

Очаровательный рассказ… Полон проницательных наблюдений, зовущих читателя к приключениям.

Bestsellers

Очаровательная… тонкая, волшебная н правдивая книга.

Fort Worth Star Telegram

Путешествие в отдаленный волшебный мир Итикотери…

Шабоно это особенный роман. Он захватывает интерес читателя с первой страницы. Книгу переполняет ощущение неистовой мифической мистерии.

Grand Rapids Press

Если бы Маргарет Миид и Карлос Кастанеда сотрудничали, они могли бы написать что-нибудь похожее на Шабоно. Здесь, конечно же, есть антропологическая информация, но она органично вплетена в повествование. Книга содержит описание значительно глубже требуемого для объективного антропологического исследования… Вы, безусловно, с наслаждением прочтете эту книгу. Ее просто переполняют приключения и атмосфера безудержной жизни.

The Chattanooga Times

Необычайный… и странный рассказ.

Newsweek

Вступление

Индейцы Яномама, известные также в антропологической литературе как Ваика, Шаматари, Барафири, Ширишана и Гвахарибо, населяют наиболее изолированные районы вдоль южных границ Венесуэлы и северных — Бразилии. По приблизительной оценке, их от двадцати до тридцати тысяч, и живут они на площади приблизительно в семь тысяч квадратных миль. Эта территория заключена между истоками рек Ориноко, Мавака, Сьяпо, Окамо, Падамо и Вентуари — в Венесуэле и Урарикоэра, Катримани, Димини и Арача — в Бразилии.

Яномама живут в разбросанных по лесу деревушках, называемых шабоно, которые состоят из крытых пальмовыми листьями хижин. Население каждого из этих отдаленных друг от друга поселений варьируется между шестьюдесятью и сотней человек. Некоторые шабоно располагаются неподалеку от католических или протестантских миссий или в других районах, доступных белому человеку, другие — глубже в джунглях. И в наше время существуют настолько изолированные деревни, что у них до сих пор отсутствуют всякие связи с внешним миром.

Эта книга повествует о моей жизни с Итикотери, жителями одного из таких неизвестных шабоно, и представляет собой что-то вроде субъективного антропологического исследования, которое я проводила, изучая целительские практики в Венесуэле.

Моя работа как антрополога основывается на том, что именно объективность определяет качество антропологического исследования. Но так случилось, что во время моего совместного существования с этой группой людей Яномама мне не удалось сохранить дистанцию и независимость, необходимые для такого исследования. Особые узы признательности и дружбы с ними сделали для меня невозможным интерпретировать факты или делать выводы из того, что я видела или чему научилась. Возможно, оттого, что я женщина, или из-за моих физических особенностей и некоторых черт характера вначале я была склонна не доверять индейцам. Они же приняли меня как послушную чудачку, и я могла, улучив удобный момент, приспосабливаться к особому ритму их жизни.

Работая над этой книгой, я сделала в предварительных записях два изменения. Первое нужно было сделать с именами — название Итикотери так же, как и имена всех описанных в книге людей, вымышленное. Второе изменение коснулось стиля. Для драматического эффекта я изменила последовательность событий, а для удобства чтения представила диалоги, используя свойственный английскому синтаксис и грамматические структуры. Разве можно было литературно перевести их язык, если я не способна даже достаточно компетентно судить о его сложности, гибкости и высокопоэтических метафорических выражениях. Многообразие суффиксов и префиксов придает языку Яномама тончайшие оттенки значений, которые не имеют аналогов в английском языке.

Несмотря на то что я долго и настойчиво училась, пока сумела различить и воспроизвести большинство их слов, я никогда не смогу говорить на их языке свободно. Однако неспособность овладеть языком не стала помехой при общении с ними. Я научилась «говорить» намного раньше, чем овладела адекватным словарем. Общение было скорее физическим ощущением, чем фактическим обменом словами. Насколько точным был такой взаимообмен, — это уже другое дело. И для меня, и для них это было эффективно. Они извиняли меня за то, что я не всегда могла себя выразить или понять все то, что они передавали словами; кроме того, они и не рассчитывали, что я справлюсь со всеми тонкостями и сложностями их языка. Яномама так же, как и мы сами, имеют свои собственные предубеждения: они считают, что белые инфантильны и поэтому менее понятливы.

Основные имена

Итикотери (Eetee Co Teh Ree)

Действующие лица

Анхелика (An geh lee ca)

Старая индеанка из католической миссии, которая организовала путешествие в деревню Итикотери.

Милагрос (Mee la gros)

Сын Анхелики, человек, принадлежащий двум мирам, — индейцев и белых людей.

Пуривариве (Puh ree wah ree weh)

Брат Анхелики, старый шаман поселения Итикотери.

Камосиве (Kah mah see weh)

Отец Анхелики.

Арасуве (Arah suh weh)

Зять Милагроса, вождь Итикотери.

Хайяма (Hah yah mah)

Старшая сестра Анхелики, теща Арасуве, бабушка Ритими.

Этева (Eh teh wah)

Зять Арасуве.

Ритими (Ree tee mee)

Дочь Арасуве, старшая жена Этевы.

Тутеми (Tuh teh mee)

Вторая, молодая жена Этевы.

Тешома (Teh sho muh)

Четырехлетняя дочь Ритими и Этевы.

Сисиве (See see wee)

Шестилетний сын Ритими и Этевы.

Хоашиве (How bа shee weh)

Новорожденный сын Тутеми и Этевы.

Ирамамове (Eerah mah moh weh)

Брат Арасуве, шаман поселения Итикотери.

Шорове (Shoh roh weh)

Сын Ирамамове.

Матуве (Mah tuh weh)

Младший сын Хайямы.

Шотоми (Shoh toh weh)

Дочь Арасуве, невестка Ритими.

1
{"b":"7341","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Unfu*k yourself. Парься меньше, живи больше
На грани серьёзного
Преломление
Пятьдесят оттенков свободы
«Под маской любви»: признаки токсичных отношений
Мужчины на моей кушетке
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
Народный бизнес. Как быстро открыть свое дело и сразу начать зарабатывать