ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джек уже хотел высвободить руки, но Тринити удержала одну.

— Я хочу повторить то, что уже сказала раньше. Если вы сможете спасти «Сломанную шпору», вы станете героем в моих глазах.

— А если нет, то испытаю на себе вашу ярость? — Мальчишеская улыбка осветила его лицо. — Ничего не скажешь, вы умеете взбодрить парня, мисс Стэндиш! А теперь позвольте мне удалиться. Увидимся за обедом.

Тринити с огорчением наблюдала за тем, как он поспешными шагами покидает комнату, слегка поклонившись.

«А если нет, то испытаю на себе вашу ярость?»

— Так вот какой он тебя считает! — вслух произнесла она. — Злющей, мстительной, дикой. И к тому же ревнивой! Это так несправедливо! И это не правда. Или, на худой конец, развилось в тебе за последнее время из-за ответственности перед дедушкой. Ты просто должна найти способ удержать ранчо в своих руках и не допустить, чтобы оно попало в хищные лапы Крауна. А это значит, — негромко добавила она, посмотрев на дверь кабинета, за которой скрылся Джек, — что ты должна убедить Райерсона остаться.

* * *

Тринити готовилась к их следующей встрече, расчесывая свои длинные золотистые волосы и напоминая себе снова и снова о том, что не должна давать волю своему темпераменту. Никогда и ни под каким видом. Вести себя покладисто и даже чуть кокетливо, что бы Джек ни говорил и ни делал.

К сожалению, он оставался в кабинете при закрытых дверях вплоть до самого обеда, а за обедом казался все еще погруженным в какие-то расчеты, предоставив Тринити развлекаться разговором с его сестренками и кузиной. Он вроде бы не обратил ни малейшего внимания ни на ее внешний вид, ни на хорошее поведение и все комплименты расточал Элене, нахваливая приготовленное ею тушеное мясо под острым соусом и пышные белые лепешки из маисовой муки, которые в Мексике называют тортильями.

А потом, в полном соответствии со своей репутацией, Джек с грациозным поклоном встал из-за стола и удалился, любезно поблагодарив Тринити за гостеприимство. Своим девочкам он сообщил, что ему придется просидеть над бумагами и расчетами далеко за полночь, а потому он ждет, чтобы каждая из них заглянула к нему в кабинет и поцеловала на сон грядущий, перед тем как лечь в постель; он же, в свою очередь, не ляжет до тех пор, пока не зайдет к ним взглянуть, все ли в порядке, — как бы поздно ни было.

Подождав, пока Джек окажется достаточно далеко и не услышит ее, Тринити обвела взглядом лица оставшихся за столом гостей.

— Вы знаете его настроение, так скажите мне, что вы думаете. Заинтересован ли он в ранчо? Разочарован? Отпугнула ли я его своим скверным характером и жаждой мести?

К ее удивлению, девочки заерзали на стульях, потом Луиза сказала:

— Начинай ты, Мэри. По-моему, ты всегда знаешь, что у него на уме.

Девятилетняя девочка облизнула губы, прежде чем заговорить:

— Джек не проделал бы весь этот долгий путь, если бы не был заинтересован. Я считаю, что для него самое приятное занятие — рыться в книгах и бумагах, мисс Стэндиш. И оно раздражало Эри.., то есть его бывшую невесту.

— Правда?

Мэри утвердительно кивнула.

— Эрика всегда старалась убедить его не проводить так много времени в кабинете. Она думала, что ему будет веселее в другом месте. Не понимала, что он счастлив, когда вот так работает.

— И ты советуешь мне не повторять ее ошибку? Спасибо, Мэри. Я приму твой совет к сведению.

— Теперь моя очередь, — вступила в разговор Луиза. — Я считаю, что вы встревожили Джека, когда заявили, что станете преследовать убийцу сами.

— Это правда, — вздохнула Тринити. — Он убежден, что мистер Краун возбудит против нас дело в суде. Против нашего партнерства. Он попытается оттягать ранчо.., если я предъявлю ему обвинение.

— Дело вовсе не в этом. — Хорошенькая Луиза надула губы. — Он заботится о вашей безопасности. Он такой.

Защищает и оберегает нас, потому что мы его родня. А теперь оберегает и вас, потому что вы его работодатель.

Он уверен, что вы попадете в беду, если подадите в суд на мистера Крауна.

— Понятно.

— Джек не понимает, что не может уберечь нас от нашей судьбы. Вы должны отомстить за дедушку, так же как я должна найти свою истинную любовь и пережить бурные приключения.

— А я должна обзавестись мужем и детьми, — добавила Мэри, явно радуясь игре.

— А я? — спросила молчавшая до сих пор Джейни. — Должна у меня быть моя очередь?

— Твоя очередь? — улыбнулась Тринити.

— Моя очередь сказать что-нибудь о Джеке.

— Само собой. Что ты думаешь? Хочет он остаться или уехать?

— Он хочет остаться.

— Это было бы чудесно. А почему ты так уверена в этом?

— Потому что вы очень красивая.

Мэри и Луиза захихикали, но Тринити бросила на обеих предостерегающий взгляд и обратилась к маленькой Джейн:

— Очень мило сказано. Но я не думаю, что твой старший брат приехал сюда в поисках хорошенькой девушки. Вернее было бы сказать, что он приехал ради того, чтобы выбросить из головы такую девушку. Я имею в виду Эрику.

— Тогда почему вы говорили о том, что выйдете за него замуж?

— Это сложный вопрос, — поморщилась Тринити.

— Но ведь мистер Брэддок обычно занимается браками, а не партнерством. Разве это не так?

— Мистер Брэддок та-а-кой хороший, — протянула Джейн.

— Тебе понравилось гостить у него?

— Там было весело. Он рассказывал смешные истории. И задавал очень много вопросов.

Тринити усмехнулась, вообразив, как брачный агент собирает информацию у этих очаровательных будущих невест.

— Когда я узнала, что моего дедушку убили, у меня чуть сердце не разорвалось. Я была просто одержима местью. Мистер Брэддок успокоил меня, рассказав о необыкновенном человеке по имени Джек Райерсон. Он говорил, что этот человек сумеет вдохнуть новую жизнь в наследство дедушки.

— Он и еще кое-что говорил, — сказала Джейни.

— Что же это такое?

— Говорил, что вы позволите мне играть с коровами.

— С ними играть невозможно. — Тринити рассмеялась. — Зато можно играть с поросятами.

— С поросятами? — переспросила Джейни, и глаза у нее весело заблестели.

— На прошлой неделе родился целый выводок. Если ты хорошенько попросишь Клэнси, он позволит тебе кормить малышей из бутылочки. А еще через неделю, когда они подрастут, ты сможешь с ними поиграть.

— Они хрюкают?

— Обязательно. Ты приехала в «Сломанную шпору» в самое лучшее время года, Джейни. На пастбище мы увидим новорожденных телят, а Элена говорит, что вот-вот окотится коза. Ты когда-нибудь видела маленьких козлят?

Они такие милые!

Девочка пришла в восторг.

— А поросятки еще не легли в постельки?

— Как ты говоришь?

— Она спрашивает, не спят ли они, — объяснила Мэри. — Если нет, мы с Луизой могли бы выйти во двор и посмотреть на них. Мы не испугаем их?

— Мы пойдем все вместе. Вы не должны выходить из дома без взрослых, когда уже стемнеет.

— Но я-то взрослая, — заявила Луиза.

— Конечно, взрослая во многих отношениях, — заверила ее Тринити. — Но разгуливать по ранчо — совсем особый случай. Большинство работников — люди вполне достойные, но иногда Клэнси нанимает таких букару, которые просто не знают, как вести себя с девочками. Со мной они вежливы, потому что знают, что я здесь хозяйка.

Но вы — дело другое.

— Букару? — повторила Джейни, склонив голову набок. — Это как будто название зверя, а не человека.

— Верно. — Тринити улыбнулась. — В прошлом людей, которые работали на ранчо, называли испанским словом «вакеро». Когда в эти края приехали люди с восточного побережья, они превратили странное для них слово в «букару». Это то же самое, что ковбой. Когда я увидела вашего брата издали на коне, я решила, что он ковбой.

Можете себе представить?

— Мисс Стэндиш!

— Да, Джейни?

— Вы забыли о поросятах?

— Ох, о чем я только думаю? Скорее, девочки, бегите и надевайте ваши пелеринки.

Тринити оглянуться не успела, как сестры Джека выскочили из-за стола и помчались в прихожую с такой скоростью, что их косички взлетели вверх. Луиза повела себя более спокойно, и Тринити воспользовалась этим, попросив ее задержаться на минутку.

16
{"b":"7343","o":1}