ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Глядите и учитесь, — посоветовал Клэнси Джеку. — Видите вон того? Этот букару собирается увести молодого бычка из стада. Вернее сказать, это делает его конь.

Ковбой и лошадь под ним двигались как одно целое, быстрыми, решительными движениями направляя крупного бычка в сторону от других. Второй ковбой ехал позади своего товарища, чтобы преградить бычку путь, если тот улучит момент и ухитрится повернуть назад, к стаду.

Таким образом бычка благополучно загнали во временный корраль.

— Смотрите, Джек. Сейчас Малыш Боб Паркинс свяжет бычка веревкой. Видите, как Боб и его лошадь подбираются к бычку? Как будто им нет дела ни до чего на свете. Видите?

Джек пристально наблюдал за словно бы совершенно небрежными приемами ковбоя. Казалось, у того нет сейчас никаких других планов, как только сопровождать свою добычу к лагерю для клеймения. Все с тем же безразличным видом он принялся крутить веревку над головой, а затем одним молниеносным движением кисти набросил на бычка петлю. Лошадь тотчас остановилась как вкопанная, свободная петля затянулась, и «Малыш» Боб Паркинс — настоящий великан атлетического сложения — спрыгнул на землю и ринулся к бычку с более короткой веревкой в руке. Через несколько секунд годовалый телок был искусно связан.

— Рейнджер мог бы повалить этого бычка для него, и тогда Малышу только бы и осталось, что связать его.

— Черт побери!

— Как думаете, вы могли бы это сделать?

— Если бы спасение «Сломанной шпоры» зависело от моего умения совладать таким способом с одним из этих бычков, мы бы закончили, прежде чем начали, — рассмеявшись, ответил Джек. Про себя он добавил; «До того как я отсюда уеду, непременно постараюсь освоить хоть один из этих приемов, хотя бы из чисто спортивного интереса».

Клэнси, кажется, прочитал его мысли.

— Я могу научить вас парочке таких штучек, просто ради забавы. Чтобы связать телка, нужна большая практика. Но загонять его, как я уже говорил, по большей части дело лошади. Если хотите, попробуйте вот на Рейнджере…

— Плутон вполне с этим справится, — возразил Джек, усмехнувшись по поводу собственного воинственного тона; он прищелкнул языком и обратился к Плутону:

— Ну как, старый дружище, попробуем?

Конь взялся за дело с азартом и понесся к стаду, словно решил выполнить задачу как настоящий чемпион, каким он и был. Но по мере того как они все больше приближались к стаду, огромному и вонючему, Плутон терял решимость. Оказать полное неподчинение хозяину он не мог, но начал делать курбеты и мотать головой, словно учуяв опасность.

— Держись, Плуто, — сказал Джек, надеясь успокоить араба. — Поработаем над этим вместе. Ты видишь, какое клеймо у того вон бычка? Корона, а это говорит нам все, что надо. Отправим чужака домой?

Но Джек добился лишь того, что насмерть перепугал злосчастное животное, и поспешил натянуть поводья, бормоча:

— А ведь страшновато, верно? Кто бы мог предположить, что эти скоты такие массивные? Нам лучше ретироваться, пока не поздно.

Когда они выбрались из скопища животных, Джек увидел, что вокруг Клэнси собралось несколько человек; широкие улыбки сияли на загорелых лицах. Джек счел, что сейчас смирение паче гордости, и подъехал к собравшимся с улыбкой, обменялся рукопожатиями со всеми и каждым, весело расспрашивая ковбоев о том, как они управляются с бычками, какими приемами пользуются, откуда кто родом и обо всем прочем, что только приходило ему в голову.

* * *

Тринити понимала, что ей следует терпеливо дожидаться, пока ее предполагаемый партнер завершит инспектирование ранчо, но ей не хотелось, чтобы вопрос о лазейке повис в воздухе, поселив в голове у Джека сомнения в разумности его инвестиции. Ей просто необходимо было добиться, чтобы он как можно скорее принял решение.

Ведь она обещала маленькой Джейни показать коров, не так ли? Лучшего времени для такого визита не найти:

Клэнси и Джек и все остальные мужчины на пастбище.

Надежная защита!

Тринити усмехнулась: она прекрасно понимала, что затевает эту экскурсию к коровам ради возможности снова увидеть Джека. А если быть точной, то увидеть его верхом на коне, в пропыленной одежде и черной шляпе, из-под широких полей которой сверкают его зеленые глаза. Таким он грезился ей долгие часы ночью, она снова и снова вспоминала его поцелуй, его прикосновения, волнующие и очень бережные, вызывающие уверенность в том, что он не воспользуется преимуществом своего воздействия на нее.

Джек слишком благороден для того, чтобы подчиниться чисто плотским порывам. К тому же он стремится показать своим сестрам и кузине добрый пример и научить их уважению к самому институту брака, уважению такому же глубокому, какое испытывал он сам.

Тринити, конечно, испытывала уважение к институту брака, но не менее глубоко чтила волю покойного деда.

И чем больше она об этом думала, тем больше убеждалась в том, что Абрахам Стэндиш хотел бы, чтобы Джек Райерсон взял бразды правления в «Сломанной шпоре» в свои руки, — если не как внучатый зять, то по крайней мере как дельный управляющий.

— Вон они, Элена! Ты их видишь?

— Si. Вон они. Работают.

Последнее слово Элена произнесла с подчеркнутым ударением, очевидно, желая упрекнуть свою хозяйку за то, что она смеет беспокоить мужчин в такое время.

— Чем тяжелей у них работа, тем больше им нужно есть, чтобы поддержать силы. Потому мы и привезли с собой столько припасов, так что прекрати ворчать и давай достанем из корзины цыплят и галеты.

— Я вижу коров! Я вижу Джека! — в восторге закричала Джейни, размахивая руками над головой.

Девочка бросилась было бежать вниз по склону холма, но Тринити со смехом подхватила ее на руки.

— До них дальше, чем тебе кажется. Коровы — животные непредсказуемые. Что бы ты стала делать, если бы они ни с того ни с сего бросились на тебя всем скопом?

— Я угостила бы их галетами, — ответила Джейни.

— Подожди своего брата или Клэнси. Они возьмут тебя с собой и покажут коров с близкого расстояния.

Ой… — Тринити почувствовала, что щеки у нее загорелись огнем. — Он нас уже заметил. Ты видишь, Джейн?

Он скачет сюда. Ты когда-нибудь видела более великолепного жеребца?

— И лошадь тоже красивая, — заметила Элена.

— Элена! — прикрикнула на нее Тринити. — Что подумают девочки? Веди себя пристойно!

Волосы у Тринити были свободно распущены по плечам. Она слегка растрепала локоны пальцами, чтобы придать им вид грациозный и вместе с тем немного небрежный. Она надела костюм персикового цвета и накинула белую кружевную шаль, полагая, что Джеку это одеяние напомнит о соблазнительном ночном неглиже, в котором он видел ее накануне вечером, хотя сегодняшний наряд был куда более строгим.

Джек вежливо приподнял шляпу и окинул Тринити взглядом полных озорства зеленых глаз. Тринити снова вспыхнула — на этот раз от радости. Самообладание вернулось к ней, пока Джек спешивался и отряхивал пыль со своих серых, в обтяжку, брюк для верховой езды. Он поднялся к ним наверх легкой походкой.

— Вот так сюрприз! Как вы чувствуете себя сегодня, мисс Стэндиш?

— Отлично, сэр. Вы провели утро с пользой?

— Это самое подходящее определение. — Джек наклонился и взял Джейни на руки. — Ну а вы, юная леди? Вы познакомились со своей первой коровой?

Девочка рассмеялась.

— Мисс Стэндиш говорит, что я должна подождать тебя или мистера Клански.

— Клэнси, — поправил ее Джек. — Ну, поскольку я уже здесь, почему бы не предоставить эту честь именно мне? — Он обратился к другой своей сестре:

— Ты хотела бы рискнуть и подойти поближе к стаду, душенька?

— Мне и здесь хорошо, — заверила его Мэри.

— Запах достаточно скверный и здесь, — поддержала ее Луиза. — Мы привезли с собой все для пикника, Джек.

Ты голодный?

— Звереют. Но сначала дело, а потом удовольствие. — Он было собрался усадить Джейни на седло, но вдруг, к удивлению Тринити, сказал:

22
{"b":"7343","o":1}