ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я позволила бы вам увезти ребенка в Бостон и воспитать его без моего участия. — Тринити уловила вспышку ужаса в его глазах и холодно добавила:

— Вам понятно?

Вас это, естественно, пугает, но я противоестественно лишена материнского инстинкта.

Джек облизнул губы, как бы подыскивая ответ, и наконец заговорил:

— Во время нашего первого разговора вы обмолвились, что намерены выйти замуж после того, как вдоволь попутешествуете. Разумеется, вы найдете себе мужа, склонного к приключениям, но со временем вы скорее всего родите ребенка, как вам кажется?

— Я с этим смирюсь, — признала Тринити. — Большинство мужчин хотят обзавестись хотя бы одним сыном. Но существуют няньки, гувернантки, наемные воспитатели…

— Школы-интернаты?

— Никогда! — Тринити вспыхнула, поняв, что Джек поймал ее на слове. — Ох, ради всего святого!

— Кажется, в вас все же есть некоторые намеки на материнский инстинкт, — заметил Джек с иронией. Он обхватил ее за талию и поставил на ноги, поднявшись с кресла сам. — Идемте, я познакомлю вас с Ники. Прошу вас, не отталкивайте его.

— Я не собираюсь его отталкивать. Я просто испытываю облегчение от того, что вы не ожидаете, будто я стану его воспитывать. — Тринити высвободилась, выражение лица у нее было враждебным, но она тут же справилась с собой и спросила:

— Нет ли хоть какой-то возможности полагать, что Ники прав? Что его отец не убивал свою жену и детей?

— Ни малейшей. И это одна из причин, почему я привез его сюда. Мы с ним должны снова и снова говорить об этом до тех пор, пока он не будет готов принять ужасную правду. Сейчас он вполне искренне признает, что опознал мертвое тело отца. И сразу после этого утверждает, что это не мог быть его отец. Если вы спросите его, почему он так уверен в этом, он ответит: «Потому что па не мог убить мою ма. И он не убил бы себя и не оставил бы меня одного на свете».

— А шериф уверен, что мужчина убил себя?

— Коронер убежден, что сомнений быть не может.

— Они могут ошибаться. Точно так же они твердят, что дедушка упал, а я знаю, что его толкнули.

У Джека потемнело лицо.

— Вы не собираетесь рассказывать об этом Ники? Он меньше всего нуждается в подобных разговорах, Тринити.

Поверьте мне, в этом случае у властей нет никаких оснований для сомнений. Сосед видел, как Грегори Холлоуэй подъезжал к дому в сумерках, и через несколько минут услышал три выстрела. Сосед бросился бегом к дому и обнаружил женщину и двух маленьких девочек убитыми.

В углу комнаты стоял Холлоуэй и все еще сжимал в руках пистолет. Прежде чем сосед успел вмешаться, Холлоуэй выстрелил себе в голову. Коронер подтвердил, что рана нанесена его собственной рукой.

— О, Джек!..

— Одна из девочек была еще жива. Она умерла на руках у соседа и перед смертью сказала: «Папа меня застрелил».

Глаза у Тринити были полны слез.

— Как это ужасно.

— Ники провел несколько дней на соседской ферме.

Его отвезли к владельцу похоронного бюро для опознания тела.

— Как это жестоко!

— Хозяева фермы плохо знали Холлоуэя. Он привез семью в Стоктон, устроил в небольшом коттедже и немедленно уехал в Мексику ради какого-то выгодного предприятия. В городе узнали и полюбили его семью, но не самого Холлоуэя. Время от времени от него приходили письма, в которых он сообщал, что вскоре будет дома, но предприятие, по-видимому, провалилось. Он, наверное, пытался как-то спасти хоть часть вложенных средств, но безуспешно.

Тринити увидела в глазах у Джека боль и поняла, что он думает, в состоянии ли чем-то помочь ребенку. Коснувшись щеки Джека, она негромко проговорила:

— Вот, значит, как? Шериф пришел к выводу, что мистер Холлоуэй был подавлен неудачей в делах и решил по этой причине уничтожить свою семью?

— Это лишь догадки. Репутация миссис Холлоуэй в общине была безупречной, о муже она говорила с большой любовью и уважением, так что ее поведение не могло быть причиной трагедии. И как вы сами только что сказали, Холлоуэй находился в подавленном состоянии. Слава Богу, что Ники в это время не было дома, иначе он бы тоже погиб.

— Вы поступили прекрасно, что привезли мальчика сюда, Джек Райерсон. Простите, что я повела себя так эгоистично.

— Это всего на пару недель, — улыбнулся Джек. — Вы бы послушали его аргументы. Он убежден, что отец вернется домой из Мексики и сразу поедет за сыном в приют для сирот. Причем Ники хочет выполнять здесь какие-то обязанности. Поскольку на него огромное впечатление произвел Плутон, я подумал, что разрешу мальчику ездить на нем для тренировки каждый день. И он может вместе с Джейни ухаживать за поросятами, это его отвлечет. Если повезет, он мало-помалу осознает, что бессмысленно всю жизнь дожидаться того, чего не может произойти.

— Замечательный план. Если двух недель окажется недостаточно, Ники может оставаться здесь сколько захочет.

А если вы сами решите вернуться в Бостон, то я уверена, что Элена и Клэнси помогут мне заботиться о нем.

— Вы и сами с этим отлично справитесь, но, откровенно говоря, я считаю, что чем скорее он вернется в приют, тем лучше для него. Директор думает, что, как только Ники перестанет жить прошлым, он станет первым кандидатом на скорое усыновление. Именно в этом мальчик больше всего нуждается. — Джек взял Тринити за руку и настойчиво повторил:

— Идемте же, я познакомлю вас с Ники. Уверен, вы его полюбите независимо от того, есть у рас материнский инстинкт или нет.

Тринити позволила ему увести себя в прихожую и дальше на крыльцо, где дети находились в обществе Клэнси и Луизы, только что вернувшихся с пастбища. Луиза особенно тепло отнеслась к Ники. Она обняла его, и мальчик порозовел от чувства благодарности и счастья.

— Вот видите? — шепнула Тринити Джеку. — Луиза будет прекрасной матерью. Она инстинктивно понимает, как себя вести.

— Но вы же не собираетесь кричать на него или тыкать в него палкой, не так ли? — не без насмешки спросил Джек.

— Будьте спокойны.

Джек хихикнул и проговорил громким и веселым голосом:

— Эй, Ник? Ты помнишь, я тебе по дороге рассказывал о красивой хозяйке ранчо? Вот она, мисс Стэндиш.

Подойди и поздоровайся с ней.

Мальчуган улыбнулся Тринити, потом, к полному ее восторгу, подошел и отвесил поклон.

— Я рад познакомиться с вами, мисс Стэндиш. Для меня это большая честь.

— Добро пожаловать в «Сломанную шпору». — Тринити опустилась на одно колено и посмотрела Ники прямо в глаза. — Я рада, что ты приехал нам помогать.

— Я очень сильный, — кивнув, ответил Ники. — Джек говорит, что позволит миг тренировать его коня, но я могу делать и другие вещи.

— Нам всегда нужна помощь по уходу за лошадьми, — сказал Клэнси. — Кстати говоря, мне пора приниматься за работу, а ты попозже приходи в кораль, Ники, и мы с тобой потолкуем в свое удовольствие.

Ники посмотрел вслед Клэнси, удалявшемуся легкой походкой.

— Здесь все такие добрые.

— Мы все рады тебе, — сказала Тринити, — и как помощнику, и как гостю.

— Мне не нужно быть только гостем. Я люблю ухаживать за лошадьми, но не хочу слишком далеко уходить от дома. Скоро приедет папа, и надо, чтобы он сразу меня нашел.

— А я тоже не хочу, чтобы ты уходил слишком далеко от дома, так что вопрос решен, — ответила Тринити. — Ты хочешь есть?

— Да. Тут очень вкусно пахнет.

— Это Элена печет тортильи, — объяснила ему Джейни. — Если мы вымоем руки, Элена угостит нас горяченькими, прямо со сковородки, и намажет их маслом. Хочешь попробовать?

— Конечно. — Ники посмотрел на Джека. — Можно?

— Ты можешь делать все, что захочешь, — ответил тот.

Тройка детей умчалась, а Луиза хотела последовать за ними более размеренной походкой, но Джек удержал ее.

— — Ну как тебе понравилось на пастбище, Луиза? Высмотрела каких-нибудь красивых вакеро?

Луиза покраснела.

— Очень немногих. Ты был прав, Джек. Именно там все они и находятся. Клэнси обещал, что скоро познакомит меня с каждым из них.

36
{"b":"7343","o":1}