ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты хочешь выйти замуж за человека, который бы плавал с тобой вместе по морям и океанам. И когда ты его встретишь, тебе захочется сказать ему, что ты его ждала.

— А ты хочешь встретить девушку, которая не напоминала бы Эрику.

— Это сверхупрощение, — возразил он. — Впрочем, в нем есть определенный смысл, не так ли?

Тринити кивнула и, соскользнув с его колен, опустилась на колени перед ним и взяла его лицо в ладони.

— Я хочу, чтобы все было иначе. Ты самый лучший человек из всех, кого я знала. Ты для меня герой, спаситель «Шпоры».

— Я пока не спас ее.

— Ты спасешь, я это чувствую всем своим существом.

И очень тебе благодарна. — С большой тщательностью расправив юбки, она уселась в нескольких футах от Джека. — Сколько времени тебе понадобится пробыть здесь?

— Не знаю, — пожал плечами Джек. — Месяца три, по моим расчетам, хотел бы надеяться, что они верны.

Но тебе вовсе незачем оставаться здесь, — быстро добавил он. — Правда, пройдет некоторое время, пока мы получим доход, так что до тех пор тебе не придется путешествовать с настоящим размахом.

— Я останусь до тех пор, если ты не сочтешь меня помехой.

Джек вдруг почувствовал комок в горле и поспешил откашляться.

— Девочкам и мне это очень придется по сердцу.

— А Ники? Неужели ты и вправду везешь его завтра в приют?

— Нет. Я собираюсь просить директора Эверетта дать мне еще несколько недель. Мои разговоры с Ники о его отце пока безрезультатны.

— Я знаю. Он постоянно твердит одно и то же: его отец не мог причинить зло его матери, поэтому человек, убивший его мать, не отец, а кто-то другой. Логика неопровержимая.

— За исключением того, что он сам опознал тело своего отца.

— Здесь логика пасует, ты прав, — согласилась Тринити с сочувственной улыбкой. — Я уверена, что Ники в глубине души понимает это. И ты найдешь способ убедить его.

— Я не хотел бы удерживать его здесь слишком долго. Подходящая супружеская чета может появиться в приюте в любой момент, и жаль было бы, если в его отсутствие.

— Согласна. Думаю, именно поэтому Джейни называет его просто «мальчик».

— Не понял.

— Она таким образом напоминает себе, что он лишь временная, а не постоянная часть ее жизни. Она будет по нему скучать, и Мэри тоже. Но у Луизы просто сердце разобьется. Ты понял это?

— Да. Я никогда еще не видел ее такой счастливой, как в эти две недели. Она просто лучится радостью.

— Это потому, что у нее сильный материнский инстинкт.

Ее горестный тон позабавил Джека.

— Опять то же самое?

— Ты знаешь, что это правда. И это самый серьезный довод против нашего брака. Ты хочешь иметь множество сыновей и дочерей, а я предпочитаю не иметь ни одного ребенка. — Тринити вскочила на ноги. — Нам пора присоединиться к остальным. Estan listas las tortillas, как тебе известно.

Джек рассмеялся и встал прямо перед ней.

— Мягкие и тепленькие, масло тает в каждой ямке.

Почему мне кажется, что я уже получил угощение?

У Тринити вспыхнули щеки.

— Как это не галантно! Вот еще один довод против нашего брака. Вы явно с легкостью готовы расторгнуть нашу помолвку, мистер Райерсон.

— Хорошо. Зачем мне красивый, но проказливый ребенок, который донимает меня, в то время как я пытаюсь восстановить это разоренное ранчо? — Он взял Тринити за руку, которую она тотчас попыталась с негодованием высвободить, но Джек привлек девушку к себе и проговорил:

— Я не заслужил сегодняшней встречи с вами, но всегда буду лелеять память о ней.

— Не впадайте в романтику, — возразила она мягко. — Это лишь осложнит дело. Позвольте. — Она приподнялась на цыпочки и поцеловала Джека в щеку. — Это последняя вспышка интимности по рекомендации мистера Брэддока.

— Последняя, — согласился Джек, потом взял ее лицо в ладони и нежно поцеловал в губы.

Когда он отпустил ее, глаза у Тринити сияли. Она быстро повернулась и вышла, предоставив ему возможность смотреть ей вслед и думать, что это просто влюбленность, временная одержимость, такая же как та, что едва не побудила его в свое время жениться на совершенно неподходящей девушке.

Чудесные полгода… А что потом? Развод? Немыслимо, но альтернатива — несчастная, неудовлетворенная жизнью жена, тоскующая по будоражащим кровь приключениям, которые он не мог бы ей предоставить, — это еще хуже. И сам он тоже будет чувствовать себя неудовлетворенным, потому что Тринити сказала правду: он хочет сыновей и дочерей. Вероятно, не множество, как она выразилась, но достаточно большое, полное жизни и любящее потомство, а также спутницу дней своих, которая находила бы радость и удовлетворение в воспитании этого потомства, зная, что он, Джек, всегда рядом, в своем кабинете, и корпит над бесчисленными бумагами и расчетами.

Распрямив плечи, он заверил себя, что до завтра еще есть немало времени, и отправился в кабинет Эйба Стэндиша — в последний раз просмотреть документы, приготовленные для заключения контракта с приютом для сирот.

* * *

Клэнси отправил в начале недели одного из своих работников в город предупредить банк, что Джек явится туда по присланному приглашению, и потому инвестор был не слишком удивлен, когда его приветствовали по имени и с большим энтузиазмом. Джек подозревал, что управляющий — стройный молодой человек по имени Билл Карвер — испытывал немалое облегчение при мысли о том, что вопрос о закладной Эйба Стэндиша будет решен.

Карвер привел Джека в кабинет и затворил дверь, затем он указал на два красивых кожаных кресла.

— Я с нетерпением ожидал встречи с вами, мистер Райерсон. Ваша репутация опередила вас.

— Вот как? — Джек поудобнее устроился в кресле. — У нас есть общие знакомые?

Карвер улыбнулся.

— Стоктон во многих отношениях все еще типичный маленький городок. Слухи здесь распространяются быстро, а ваш визит в сиротский приют подтвердил сведения, что вы приехали сюда, чтобы помочь нашей самой красивой леди в ее несчастье.

— Понимаю, — ответил Джек, сдвинув брови.

— Мы достаточно любопытны, и у большинства из нас есть связи в Сан-Франциско и на восточном побережье.

Немного времени понадобилось, чтобы выяснить, что ваш бизнес — поднимать из руин прогорающие предприятия, обеспечивая при этом высокие прибыли избранной группе инвесторов. Замечательно, что вы усмотрели подобный потенциал в «Сломанной шпоре». Большинство из нас увидело в этом зоркость альбатроса.

— Неужели? — Джек прикинулся смущенным. — Мне думается, великолепные пастбища и обильные источники воды достаточно ясно свидетельствуют в пользу серьезных инвестиций в эти участки.

— Уолт Краун первым согласился бы с вами, — с ухмылкой произнес Карвер.

Терпение Джека начало улетучиваться.

— Мне сегодня предстоит еще одно деловое свидание, и боюсь, что нам придется забыть о любезностях и заняться нашей закладной.

Карвер пожал плечами:

— Как прикажете.

— Я произвел операцию через банк в Сан-Франциско, хотя фонды поступят от бостонского инвестора. Но вы, разумеется, уже знали об этом?

— Когда мы можем ожидать деньги?

— Я бы сказал, в течение недели. Это наиболее вероятно, как вы считаете?

Карвер кивнул и заметил:

— Весьма впечатляет, что вы смогли собрать такую крупную сумму достаточно легко.

Джек хотел заверить его, что с точки зрения деловой сумма не столь уж велика, но какая-то искорка, промелькнувшая в глазах у банкира, остановила его.

— Мисс Стэндиш, наверное, была очень признательна вам, когда вы сообщили ей, что она еще до конца дня станет владелицей свободной от долгов «Сломанной шпоры». Она должна найти способ отблагодарить вас. Мне представляется, что это сделает вас самым удачливым человеком в графстве, мистер Райерсон.

Джек почувствовал, что его искушают и что ему следует вести себя как можно осторожнее.

— Я здесь для того, чтобы произвести следующий квартальный платеж, Карвер, используя при этом средства моего инвестора. Эти средства будут возмещены ему из будущих доходов ранчо. У мисс Стэндиш нет повода быть благодарной — это обычное деловое соглашение. И к тому же единственный платеж вряд ли полностью очистит право собственности, хотя, смею вас заверить, каждый следующий платеж будет произведен своевременно, пока это право не станет совершенно свободным. Вашему банку выгодно иметь дело со мной и моими компаньонами. В общем, это Отличное соглашение.

39
{"b":"7343","o":1}