ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В настоящее время у меня есть для Вас деловое предложение. Знакомая мне молодая женщина унаследовала недавно от своего дедушки скотоводческое ранчо. Оно приносило в прошлом немалый доход, однако полоса неудач в последние два года почти разорила его. Тем не менее и дом, и поголовье скота находятся в приличном состоянии, а участок земли сам по себе представляет большую ценность. Эта женщина, имя ее Тринити Стэндиш, хочет вернуть ранчо былую славу в память о своем дедушке.

Я сразу же подумал о Вас. Как вы увидите далее, я сообщаю Вам некоторую первоначальную информацию об этом ранчо в надежде заинтересовать.

Здесь есть одно осложнение. Дед мисс Стэндиш оговорил в завещании особое условие наследования, а именно: она и ее законный муж должны прожить на ранчо по меньшей мере полные шесть месяцев в течение года, следующего за годом смерти дедушки. Странно, не правда ли?

Но вероятно, старик знал, что его внучка отнюдь не склонна к жизни на ранчо.

Условие было тщательно обдуманным. Мисс Стэндиш должна сделать все от нее зависящее для восстановления ранчо, однако она не обязана быть супругой фермера или любого другого мужчины именно поэтому. Таким образом, она попадает в нелепое положение. Ей нужен временный супруг, который был бы в то же время дельным управляющим.

Есть и еще одно осложнение. Дедушка оговаривает, что ранчо ни в коем случае не должно попасть в руки семьи его соседей по фамилии Краун. Кажется, между двумя кланами существует долголетняя вражда. Мисс Стэндиш придерживается мнения, что в смерти ее деда повинен человек по имени Уолтер Краун, и поэтому для нее вдвойне неприемлемо, чтобы Крауны завладели хоть одним акром ее земли, какие бы деньги за нее ни предлагали.

В этой ситуации есть и другие нюансы, но у Вас такой огромный опыт в подобного рода делах, что, я уверен, для Вас это мелочи.

Мисс Стэндиш пришла в восторг, когда я рассказал ей о Ваших успехах. Она просила меня передать Вам, что если Вы ей поможете, она охотно уступит Вам 50 процентов права собственности на ранчо. Брак должен быть законным, однако он легко может быть расторгнут через полгода. После этого вы совместно наймете управляющего и можете вернуться к прежнему, привычному для обоих образу жизни и год за годом получать свой доход или найти подходящего покупателя — разумеется, при непременном условии, что это не будет Краун.

Поскольку речь идет о временном браке, я не стану касаться вопроса о достоинствах мисс Стэндиш как возможной невесты, скажу только, что это здоровая молодая женщина и очень приятная собеседница.

Дорогой мистер Райерсон, я не могу предвидеть Вашу реакцию на подобное сообщение. Могу лишь надеяться, что Вы примете его в том смысле, в каком оно было предпринято, — как некую возможность, предлагаемую искренне и от души, как предлагают оливковую ветвь.

В ожидании Вашего ответа

С сердечным приветом

Рассел Брэддок, владелец компании

«В ладу и согласии»,

Сан-Франциско, Калифорния".

Джек покачал головой, перечитав показавшиеся ему наиболее вызывающими отрывки из письма.

— Здоровая молодая женщина и очень приятная собеседница, — процитировал он вслух и усмехнулся. — Значит, она не слишком красива, не так ли, Брэддок? Думаю, ты немало помучился, пока нашел столь дипломатичную формулировку.

Но это, собственно, не имело особого значения. Если бы Джек был заинтересован в сделанном ему предложении — а он не был, — он понимал, что ни сам он, ни любой другой опытный бизнесмен не мог бы провести корабль через проход такой ширины, каким он выглядит в письме и прочих документах. Мисс Стэндиш нет никакой необходимости терпеть полугодовой фиктивный брак, а с его, Джека, стороны будет вполне благоразумно и предусмотрительно отправить мистеру Брэддоку коротенькое письмецо и посоветовать, чтобы девушка, попавшая в затруднительное положение, немедленно обратилась к адвокату за консультацией.

Что касается жизнеспособности скотоводческого ранчо…

Джек тщательно прочитал документы, заинтригованный историей предприятия как с чисто финансовой, так и с других точек зрения. Основанное в 1852 году скромное хозяйство с течением времени превратилось в феноменально преуспевающее и продолжало бы процветать, если бы не полоса постигших его хозяина неудач. Однако сохранились сотни акров превосходной земли и обильные источники проточной воды. Там нет, судя по всему, и недостатка в рабочей силе…

Размышления Джека были прерваны шелестом ветвей за окном; он положил бумаги на постель и отступил в тень, в то время как маленькая ножка в красивой туфельке из тонкой кожи просунулась между двумя половинками шторы. За этим последовало появление сначала одной, а потом и второй длинной ноги в кружевных панталонах, и наконец Луиза Джейн Райерсон предстала во всей своей красе, соскочив на пол. Она отряхнула темно-зеленую юбку от пыли и налипшего на нее сухого мусора, выпрямилась и откинула с лица каштановые локоны вызывающим жестом, который разозлил бы Джека, если бы он не заметил на замурзанных щеках Луизы полоски от слез.

Первым его побуждением было вздуть ублюдка, который заставил девочку плакать. С другой стороны, физически она вроде бы не пострадала, и поэтому Джек ограничился нейтральной позицией, когда вышел из укрытия в тени и проговорил:

— Добро пожаловать домой, Луиза.

— Ox! — вскрикнула она и отпрянула, но тотчас пожалела даже о таком проявлении послушания и, выпятив подбородок вперед, изобразила запоздалую браваду. — Как ты посмел устроить засаду у меня в комнате?

— Это все, что ты можешь сказать в свое оправдание?

— Я не обязана тебе что-то объяснять. А если и обязана, то не сейчас. Я слишком устала. Можем мы обсудить все завтра утром?

— Мы обсудим это сейчас. — Джек указал на кровать. — Присядь-ка.

Луиза поморщилась и заявила:

— Если тебя это утешит, я теперь понимаю, что совершила ужасную глупость.

— Значит ли это, что ты вообще не должна покидать дом через окно, или что твой молодой человек разочаровал тебя?

— Джейни и Мэри рассказали тебе о нем? — Луиза сгребла покрывало и набросила его на себя, прямо на грязную одежду, и опустила голову на подушку. — Он должен был встретить меня под деревом, но упал сегодня с мачты и сильно ушибся. Поэтому он не мог прийти.

— Если он не пришел на свидание, от кого же ты услышала о его падении с мачты?

У Луизы задрожали губы.

— Он прислал своего друга сообщить мне об этом.

— Понимаю. — Джек присел на край постели и взял руку Луизы в свою. — Он серьезно поранился? Ты поэтому так огорчена?

— Я надеюсь, что у него все очень, очень сильно болит и что это падение для него предопределило все остальное.

— Почему?

Джек увидел страдание в голубых глазах Луизы, и у него снова возникло желание придушить стервеца.

— Я обещала, что поцелую его. Я знаю, что это нехорошо, но он такой красивый, такой милый и смирный. Но он вовсе не милый! Он думал, что я стану ублажать его друга вместо него!

— Невероятно! — вспыхнул Джек. — Мне очень жаль тебя, Луиза. Если этот тип тронул тебя хоть пальцем…

— Не тронул. Он принес мне конфеты и, наверное, принял меня за шлюху. Решил, что я брошусь к нему в объятия. Но я ему дала оплеуху. Изо всех моих сил.

Губы у Луизы снова задрожали, и Джек ласково привлек ее к себе.

— Ладно, ладно, будет тебе. Я уверен, что теперь он дважды подумает, прежде чем оскорбить леди. Эти матросы — худшая часть мужчин, дорогая. И к женщинам они относятся соответственно. Обещай мне, что больше никогда не станешь принимать их ухаживания, какими бы «смирными» они ни казались.

Луиза высвободилась из его рук и погладила Джека по щеке.

— Мы с тобой оба пострадали по вине моряков, правда? И будем ненавидеть их до смертного часа. Между нами какая-то удивительная связь, Джек. Гораздо более значительная, чем просто отношения двоюродных брата и сестры.

4
{"b":"7343","o":1}