ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пульса не было.

— Послушай, Уолт…

— Уходите.

— Идем, Джек. — Тринити потянула его за локоть. — Им нужно побыть одним.

Они оба направились к выходу; до них донесся жалобный голос:

— Вы позволите мне увидеть ребенка?

Прежде чем Джек ответил, заговорила Тринити:

— Я сама позабочусь об этом, мистер Краун. Кому как не мне знать, насколько внук нуждается в дедушке.

Старик благодарно вздохнул.

— Я не убивал Эйба. Я знаю, ты думаешь, что это я, но это не так.

— Я верю вам.

— Фрэнк мог это сделать. Думаю, мы никогда не узнаем в точности.

— Это больше не имеет значения.

Уолт кивнул, потом снова обнял сына и зарыдал.

* * *

Джек, крепко обняв Тринити за талию, вывел ее на свежий ночной воздух; она сейчас особенно остро ощущала его присутствие — его силу, смелость, способность защитить ее. Он спас ей жизнь, уберег ранчо, избавил от пожизненного преследования смертельными врагами и призраками прошлого. На смену вражде и одиночеству пришла любовь. Чувство, возвышающее душу и приносящее счастье семье.

Тринити ощутила укол тревожного предчувствия, когда Грег Холлоуэй передал ей слова Джека, что тот уезжает на поиски еще одного чуда. Она шестым чувством поняла, куда он поехал. Он решил покончить с враждой, которая подвергала опасности его собственную семью с того самого дня, когда он впервые проехал верхом по земле Стэндишей. Возвращение отца Ники пробудило в нем желание вернуться к прежней жизни, хотя бы в той мере, в какой это было возможно.

— Посмотри же на меня, дорогая. — Джек приподнял ее голову, чтобы взглянуть прямо в лицо, и осторожно провел пальцами по распухшей щеке. — Господи, что сделало с тобой это животное!

— Он ударил меня, но только один раз. Полагаю, я сама напросилась на это, приехав сюда одна. Я запаниковала, когда сообразила, куда ты поехал.

— Я должен был предвидеть, что ты помчишься за мной.

— Потому что я люблю опасность? — спросила она с невеселой улыбкой. — Ты на мою беду путаешь меня с Эрикой, милый. Я ненавижу опасность всей душой.

— Я тоже.

Тринити заметила, как Джек поморщился при упоминании об Эрике, и напомнила себе о решении, принятом ею, когда она галопом неслась на ранчо Краунов. Он хотел чуда, а самым большим чудом была бы для него свобода, которую она ему предоставит. Вражда теперь позади, и в их браке больше нет необходимости. Разлука разобьет ей сердце, но она не может лишить Джека осуществления его мечты. Особенно после всего, что он для нее сделал.

Обняв Джека за шею, она заставила себя улыбнуться.

— Теперь все в безопасности, дорогой, и это благодаря тебе. К Ники вернулся отец, и ты прав, называя это чудом.

И ты был прав, когда приехал сюда в поисках чуда для себя. Ты более чем кто-либо его заслуживаешь, и я не встану тебе поперек дороги. Правильно? — Она поспешила смахнуть слезинку со щеки. — Ты не думаешь, что мы могли бы поговорить о письме Эрики?

— Ты об этом знаешь?

Тринити проглотила комок в горле и кивнула.

— Теперь, когда вражда окончена, ты беспрепятственно можешь последовать зову своего сердца.

— Это соблазнительно, — согласился он. — Но ведь здесь еще так много дел.

— Клэнси справится — с помощью мистера Холлоуэя. — У Тринити вырвался коротенький всхлип. — Ты свободно можешь уехать.

Джек прижал ее к груди и уткнулся лицом ей в волосы.

— Ты так считаешь? Что я хочу уехать в Пенсильванию, чтобы изучать там грязные нефтяные разработки? В то время как моя кузина ждет ребенка, а у моей жены еще не было медового месяца?

— Нефтяные разработки?

— У отчима Эрики там самые большие вложения, и я солгал бы, если бы сказал, что его предложение не соблазнительно. На нефти можно отлично заработать, я бы рад был в этом деле поучаствовать, но оно может подождать.

— Ее отчим? — Тринити высвободилась из объятий Джека и посмотрела ему в глаза. — О чем ты говоришь?

— Но ведь ты, кажется, сказала, что знаешь о письме?

Мать Эрики недавно снова вышла замуж, а у ее мужа большие вложения в разные предприятия, и он хочет, чтобы я ими управлял.

Тринити едва разбирала его слова — так стучала кровь в висках.

— Так вот что ты нашел таким соблазнительным в ее письме? Возможность инвестиций?

— Разумеется. А ты что подумала?

— Ох, Джек! — Она снова обняла его за шею, притянула к себе его голову и поцеловала всласть. — Ты напугал меня до смерти, Джек Райерсон! Ты хотя бы имеешь представление о том, как сильно я тебя люблю?

— И я люблю тебя. — Он тихонечко провел большим пальцем по ее обезображенной ударом щеке. — Я даже не представлял, насколько ошеломительной может быть настоящая любовь.

— Расскажи мне какой? — шепнула она.

— Она словно хаос, но я не могу себе представить жизни без нее и моего мира без тебя.

Тринити положила голову ему на грудь и прошептала:

— А я не могу представить себе жизни без тебя, Джек.

Это и есть настоящее чудо, правда?

— Да, и мне хочется быть достойным этого чуда. — Перебирая ее волосы, он пообещал:

— Вот родится малыш, в Бостоне все будут в безопасности, и тогда я увезу тебя на медовый месяц.

— Нам нет нужды ждать так долго. Мистер Холлоуэй решил задержаться здесь на неопределенно длительное время и вернуть тебе долг благодарности за Ники, помогая в работе на ранчо. И еще, — она слегка отстранилась, чтобы снова улыбнуться ему, — он может найти и другую причину, чтобы остаться в «Шпоре», если у Луизы есть что сказать на этот счет.

— Что такое, прошу прощения?

— Она, кажется, очень увлечена им, а он ею, — пояснила Тринити, вспомнив ту волшебную минуту, когда Ники привел Луизу за руку знакомиться с Гретом Холлоуэем, рассказывая отцу, как эта красивая девушка одна только верила ему и как она сидела с ним на крыльце, дожидаясь приезда Грега. Луиза краснела и заикалась, а Грег бормотал слова признательности и смотрел на нее широко открыв глаза, полные нескрываемого интереса.

— Что бы ты сказал, если бы Грег попросил у тебя разрешения ухаживать за Луизой?

— Ухаживать за ней? В то время как он в трауре, а она беременна? — возразил Джек, но тут же спохватился и грустно усмехнулся. — Я не собираюсь повторять эту ошибку.

— Это, кажется, твой девиз? — поддразнила его Тринити. — Не совершать дважды одну и ту же ошибку? Именно поэтому ты при каждом удобном случае настаивал на моем сходстве с Эрикой?

— Ты совершенно иная ошибка, чем та, которой была Эрика, — нанес он ответный удар.

— Совершенно иная? Честно?

Джек кивнул и взял ее лицо в ладони.

— Если честно, то я хотел бы тебе сообщить нечто о медовом месяце. Еще до конца года я увезу тебя в Грецию через Марокко и Египет.

— Марокко? Ты имеешь в виду Пенсильванию? А потом превращение ранчо Кастильо в процветающее винодельческое предприятие? — Радуясь ошеломленному выражению его лица, Тринити продолжала, четко отделяя слово от слова и тоном голоса подчеркивая каждое:

— Я не могу представить себе ничего более восхитительного, чем путешествия с моим мужем, поиск возможностей для новых инвестиций днем и до сумасшествия страстные занятия любовью ночью.

— Я тоже, — еле внятно пробормотал Джек.

— Когда у нас появятся дети, разумеется, все изменится. Но девочки составят мне компанию в твое отсутствие.

Но время от времени ты будешь всех нас брать с собой.

— Дети? — Джек вдруг закашлялся, словно что-то попало ему в горло и он хотел от этого избавиться. — Даже тогда ты не останешься в стороне от наших дел, любимая, обещаю тебе это. У детей будут няньки и гувернантки…

— Я охотно приму их помощь, — согласилась Тринити. — Однако такое приключение, как быть мамой, я хочу пережить сполна.

Ликующее изумление на его лице тронуло сердце Тринити.

— Кажется, у меня все-таки есть признаки материнского инстинкта.

— Я никогда в этом не сомневался, — с нежностью произнес Джек. — Только боялся, что ты никогда не поверишь в это сама.

59
{"b":"7343","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Расколотые сны
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»
Ноу-хау. 8 навыков, которыми вам необходимо обладать, чтобы добиваться результатов в бизнесе
Города под парусами. Рифы Времени
Последняя девушка. История моего плена и моё сражение с «Исламским государством»
Воскресни за 40 дней
Питание в спорте на выносливость. Все, что нужно знать бегуну, пловцу, велосипедисту и триатлету
Обезьяна в твоей голове. Думай о хорошем
Долина драконов. Магическая Практика