ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кто же он? Тринити охватило возбуждение, и она не задумываясь подошла к зеркалу посмотреть, как выглядит, но тотчас опомнилась и даже застонала с досады на себя.

Что она, совсем утратила разум? Фантазирует насчет какого-то незнакомца, в то время как другой, куда более важный для нее человек вот-вот ворвется в ее жизнь! В карете, а не на вороном скакуне, но ведь это не его вина.

«Немедленно прекрати весь этот вздор! — приказала она себе. — Этот всадник, ясное дело, приятель Клэнси, скорее всего старый и уродливый, в нем нет ничего героического. Джек Райерсон, при всей своей анемичности, — это мужчина, встречи с которым ты ждешь с трепетом душевным, и, если ему удастся спасти „Шпору“, он будет настоящим героем, не важно, на коне ли он сюда приедет, в экипаже или на черепахе».

Пригладив волосы в последний раз, Тринити спустилась по лестнице и вышла на широкое деревянное крыльцо, на котором уже собрались обитатели ранчо.

Элена неодобрительно вздернула бровь:

— И в таком вот виде леди собирается встречать своего нареченного?

— Это не твое дело. Ты знаешь, кто этот всадник?

— Никогда его не видела.

Тринити обратилась к старшему рабочему:

— Клэнси, ты его узнаешь?

— Нет, мисс. — Глаза у пожилого человека весело заискрились. — Не могу сказать, что узнаю вас.

Тринити рассмеялась ласковой шутке.

— Но ведь я в трауре, не так ли?

— Вы думаете, это платье обескуражит вашего новобрачного? Не похоже, милочка. Скромный наряд, выходит так, возбуждает воображение у парней самым неожиданным способом.

Тринити хотела было прикрикнуть на Клэнси, но тут ее внимание снова привлек все тот же незнакомый всадник: он находился уже совсем близко, и она убедилась, что он вовсе не старый и не уродливый. Он был очень красив, с кожей загорелой, но не обветренной. Приветствуя собравшихся на крыльце, всадник поднял руку в перчатке и одарил всех приветливой улыбкой.

Тринити почувствовала новый прилив возбуждения, но на этот раз не пыталась подавить его. Ну и что такого, если она формально обручена с кем-то другим? Вполне допустимо использовать последнюю возможность для невинного флирта хотя бы до той минуты, как подъедет экипаж.

И как только всадник осадил коня у самого крыльца, она выступила вперед, заметив при этом, что тот смотрит на нее живыми зелеными глазами с нескрываемым удовольствием и одобрением.

— Добро пожаловать на ранчо «Сломанная шпора», сэр, — сказала Тринити, едва не рассмеявшись оттого, что голос ее прозвучал так пылко; она кашлянула и добавила уже более сдержанно:

— Я Тринити Стэндиш, хозяйка этого владения.

Мужчина улыбнулся еще шире, соскочил с седла и намотал поводья коня на перила крыльца. Окинув Тринити долгим взглядом, он снял шляпу и слегка поклонился.

— Вы оказываете мне честь, мисс Стэндиш. Примите мои соболезнования по случаю утраты вашего дедушки. И мою искреннюю признательность за то, что вы столь доброжелательно встречаете нас.

— Нас?

Улыбка его исчезла.

— Я полагал, что Брэддок сообщил вам… — Он бросил через плечо взгляд на экипаж и покачал головой. — Ваш кучер, кажется, не удивился, увидев девочек, и я решил, что…

— Погодите! — Тринити сбежала по ступенькам и остановилась рядом с ним. — Вы мистер Джек Райерсон? — Она услышала смешок Клэнси у себя за спиной и покраснела до корней волос. — Простите меня, умоляю вас! Я считала, что вы в экипаже вместе с вашими сестрами и кузиной, которые, разумеется, здесь желанные гостьи. Мне было бы очень жаль, если бы они не сопровождали вас.

Простите, мистер Райерсон, я просто не ожидала, что вы такой.., м-м.., такой высокий.

— Или такой пропыленный? — Мальчишеская улыбка снова появилась у него на губах. — Вы тоже не совсем такая, какой я ожидал вас увидеть. — Он взял руку Тринити в свою и слегка коснулся губами кончиков ее пальцев. — Джек Райерсон, к вашим услугам. Ваше смущение вполне понятно. Я нанял верховую лошадь единственно по той причине, что мне хотелось поближе взглянуть на ранчо. Таким образом я сумел увидеть достаточно вашей земли, не теряя из виду экипаж. К сожалению, эти самые ваши владения осыпали пылью мою одежду с невероятной щедростью, и ничуть не удивительно, что мой вид поразил вас.

Тринити облизала губы, отчаянно желая сказать что-нибудь умное или утешительное, но у нее ничего не получалось. Достаточно нелепо, что она приняла этого человека за красивого незнакомца. А он оказался ее женихом!

Он, мужчина, которого она надеялась держать на расстоянии и терпеть по необходимости в связи с завещанием дедушки.

Прикосновение его губ к ее пальцам взволновало Тринити; придуманный ею план обескуражить временного мужа сменился совершенно иррациональным стремлением убежать в дом, подняться в свою комнату, сбросить с себя безобразное одеяние, распустить длинные золотые волосы и надеть самое нарядное платье.

Ее выручил Клэнси. Правда, не обошлось без еще одного понимающего смешка, когда он вклинился между Тринити и ее женихом, пожал последнему руку и представился:

— Я Боб Клэнси, старший рабочий на ранчо «Шпора» с первых его дней и доныне. Мы все очень и очень рады, что вы здесь, сэр. Надеюсь, хотя бы половина того, что слышала о вас мисс Тринити, истинная правда.

— Очень приятно, мистер Клэнси. Из того, что я прочитал в сообщениях от мистера Рассела Брэддока, я понял, насколько вы ценный работник на этом ранчо.

— А это вот Элена. Она и ее родственники готовят для всех еду, убирают и вообще обо всем тут заботятся.

Джек наклонил голову в ту сторону, где на ступеньках стояла Элена.

— Рад познакомиться с вами, Элена. Не посетуйте на ту грязь, которую я собрал по дороге.

Он снял свою кожаную куртку, встряхнул ее и поморщился, убедившись, что пыли на ней осталось еще вполне достаточно.

— Я вижу такое каждый божий день, — заверила его Элена, сияя улыбкой. — Как уже сказал Клэнси, мы вам рады, а мисс Тринити, как вы сами видите, больше всех.

Тринити бросила на нее грозный взгляд, но тут подъехал экипаж и остановился примерно в десяти ярдах от крыльца. Тринити заулыбалась, от души желая произвести на сестер Джека более благоприятное впечатление, чем на брата, и пришла в полный восторг, когда дверцы распахнулись и из экипажа чуть ли не выпали на землю две милые девчушки, не дожидаясь чьей-нибудь помощи.

— Мы приехали! — радостно объявила младшая. — А где коровы?

— Они бродят по выгону, так что вам пока придется удовольствоваться нами, — сказала Тринити, опускаясь на одно колено, чтобы посмотреть малышке в глаза. — Я Тринити Стэндиш. Добро пожаловать в «Сломанную шпору».

— Позвольте вам представить мисс Джейн Райерсон, — послышался голос Джека у Тринити за спиной. — В последние шесть недель она говорила только о коровах. Мы и оглянуться не успеем, как она даст имя каждой из них.

— Я рада познакомиться с тобой, Джейн. — Тринити помедлила, потом пожала девочке руку. — Мы приготовили для тебя удобную комнату. После того как ты хорошенько выспишься в ней сегодня ночью, мы утром поедем на прогулку и полюбуемся стадом. — Выпрямившись, Тринити повернулась ко второй девочке и улыбнулась. — Привет.

— Это Мэри, — поспешил сказать Джек. — Она тоже рада приезду сюда, хоть и разделяет осмотрительность старшего брата по отношению к крупному рогатому скоту.

Тринити рассмеялась и похлопала старшую девочку по плечу.

— Видела бы ты меня, когда я впервые приехала на ранчо. У меня никогда не было даже кошки или собаки, а тут меня со всех сторон окружили животные.

Мэри робко улыбнулась:

— Спасибо, что вы пригласили нас к себе на ранчо, мисс Стэндиш. Я вовсе не боюсь коров. И Джек тоже не боится. Не знаю, почему он так сказал.

— У меня никогда не было брата, но, как мне говорили, братья очень любят поддразнивать своих сестер, — заметила Тринити, сочувственно подмигнув Мэри.

Тут она повернулась к экипажу, как раз в ту минуту, когда из нее выглянула третья девочка, которая очень осторожно поставила ногу на подножку. Джек в одно мгновение оказался возле дверцы и подал кузине руку, помогая сойти на землю.

6
{"b":"7343","o":1}