ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Может, не стоит обсуждать все это при детях?

— Обсуждать что? — спросил Джек, но прежде чем слова успели вылететь у него изо рта, он догадался, о чем речь, и едва не застонал с досады на себя. — Уж не имеете ли вы в виду наш брак? Разумеется, Брэддок пояснил вам мою позицию… — Тут он прервал себя, обнаружив, что Луиза жадно ловит каждое его слово. С нервической усмешкой Джек предложил:

— Вы, кажется, собирались показать девочкам их комнаты, это замечательно. Я сам найду комнату вашего дедушки, и когда мы все приведем себя в порядок, мы с вами можем поговорить наедине. Например, в гостиной.

Тринити уставилась на него так, словно он вдруг перешел на какой-нибудь неизвестный латинский диалект.

— О вашей позиции? — Глаза у нее загорелись. — Мне это соглашение нравится не более, чем вам, как мне кажется, сэр, по брак — обязательное условие нашего успеха. Вам лишь стоит познакомиться с завещанием дедушки, и вы в этом убедитесь. Если я каким-то образом разочаровала вас…

— Конечно, нет!

— Позвольте мне договорить! — Она отступила, как бы не уверенная в том, что держится от него на расстоянии большем, чем необходимо для пощечины. — Прошу прощения, если вы ожидали, что я встречу вас с определенной долей кокетства и стану завлекать. Но я рассматриваю наши отношения как чисто деловые и призываю вас к тому же.

Огонь в ее глазах настолько потряс Джека, что он на время утратил дар речи. Никогда еще он не сталкивался так близко с дикой, неукротимой красотой, тем более вызывающей по контрасту с траурным платьем и строгой прической.

И тут он понял все: и почему она так оделась, и почему нервничает, почему смущается.

Гордая молодая женщина, убежденная в том, что должна поступиться своим достоинством во имя уважения к памяти деда. Если бы этот взрыв негодования не был настолько мгновенным и безумным, он тронул бы его сердце. Но теперь следовало держать сердце в узде, если он хочет спасти положение.

Джек обратился к Луизе:

— Возьми с собой сестер и поднимайтесь наверх.

Можно вас на минутку, Элена? — Он повернулся к поварихе, которая буквально таращила на него глаза. — Можно попросить вас показать девочкам их комнаты, пока мы с мисс Стэндиш обсудим между собой деловые вопросы?

— Н-нет, сеньор Райерсон. То есть si [1]. Да, сэр. — Элена повернулась к девочкам. — Идемте, деточки. Я принесла в ваши комнаты цветы и постелила свежее белье. Пошли скорее, я все вам покажу.

Тринити энергично кивнула в знак согласия.

— Идите с Эленой, девочки. Когда вы приведете себя в порядок, мы все вместе попьем чаю с пирожными на крыше [2]. Спасибо тебе, Элена, — добавила Тринити сердечно. — Что бы я без тебя делала?

Экономка в ответ только беспомощно пожала плечами и повела девочек вверх по лестнице, оставив Джека наедине с его новым деловым партнером.

— Поверьте, мисс Стэндиш…

— Молчите! — Тринити взяла его за руку и втолкнула в ближайшую комнату, большую часть которой занимал огромный письменный стол красного дерева. Тринити закрыла раздвижные двери и повернулась к Джеку лицом, бледная и встревоженная. — Я могу представить, что вы намерены были сказать после происшедшего. Я доверилась вам и мистеру Брэддоку…

— Прошу вас, выслушайте меня хотя бы в течение пяти минут, и ваше доверие восстановится. И ваше мнение о мистере Брэддоке — ладно, мы и об этом поговорим попозже. А пока… — Джек улыбнулся самой обезоруживающей улыбкой. — А пока не присядете ли вы, мисс Стэндиш?

Она отнюдь не казалась успокоенной, и Джек впал в уныние. Долгие годы он имел дело с инвесторами мужского пола и внушал им полное доверие, но у него совершенно не было опыта подобного рода с женщинами.

В тех достаточно редких случаях, когда жена или дочь клиента принималась его расспрашивать о стратегии вложений, они, как правило, отвечали на его разъяснения и уговоры доверительными улыбками и даже — это случилось раз или два — начинали кокетничать и благодарить.

Ничего подобного не угрожало ему в данных обстоятельствах. Пылающие глаза Тринити превратились в холодные как лед. Руки она положила на бедра — верный признак того, что она готова откусить ему голову, если он точно помнил дни своего общения с Эрикой.

Она и не думала садиться, и Джек тоже вынужден был стоять, но позволил себе прислониться к столу, надеясь, что непринужденная поза приведет к некой доверительности. Затем он заговорил как можно мягче, рассчитывая найти слова, способные устранить страхи разгневанной невесты.

— В завещании вашего дедушки есть одна лазейка. Если мы воспользуемся этим преимуществом, то сможем владеть предприятием, свободным от притязаний благотворительных организаций, и нам не нужно будет вступать в брак.

— Лазейка?

Она произнесла это негромко и спокойно, что побудило Джека продолжать.

— Из первого письма мистера Брэддока ко мне я понял, что вы утрачиваете право на наследство, если не проживете в законном браке со своим мужем в течение шести месяцев, непрерывно следующих один за другим в течение первого года после смерти вашего дедушки. Вы понимаете это условие точно таким же образом?

Тринити кивнула.

— Если я не выйду замуж в самом скором времени, все перейдет к приюту для мальчиков «Дельта-Вэлли». Я читала завещание, мистер Райерсон. Оно лежит здесь, на письменном столе. Может, вы познакомитесь с ним сами?

Джек снова показал на одно из кресел возле письменного стола:

— Обсудим все спокойно?

Тринити помолчала, потом кивнула и села.

Джек с чувством облегчения обошел стол кругом и устроился в потертом кресле, которое, как видно, очень добросовестно служило Эйбу Стэндишу в течение десяти лет.

Принудив себя не обращать внимания на то, какой волнующей и милой выглядит сейчас его хозяйка, он наклонился и посмотрел ей в глаза.

— Поскольку вы знакомы с завещанием, позвольте задать вам такой вопрос: если мы с вами поженимся в этом месяце и станем жить вместе как муж и жена в течение шести последующих месяцев, что получит «Дельта-Вэлли»?

— Простите? — Тринити склонила голову набок, явно смущенная. — Они не получат ровным счетом ничего, во всяком случае, ничего по завещанию.

— Совершенно точно. — Джек помолчал и улыбнулся. — Вам не кажется, что они предпочли бы получить хоть что-то вместо этого ничего?

Тринити облизнула губы и кивнула.

— Как вы считаете, если бы мы посетили их и сообщили, что намерены пожениться, но хотим обсудить иной способ решения дилеммы, это их заинтересовало бы?

— Иной способ?

Джек кивнул и продолжал:

— Мое намерение, если я вступлю как партнер в это предприятие, заключается в том, что я предложу им процент с текущих доходов ранчо — должен добавить, из моей доли дохода — за их согласие не настаивать в собственных же интересах на скрупулезном соблюдении условий завещания насчет нашего брака. Вам понятно, что я имею в виду?

Тринити прикусила нижнюю губу и снова кивнула.

— И как вы полагаете, каким будет их ответ?

— Я склонна полагать, что их ответ будет отрицательным, мистер Райерсон.

— Отрицательным? — Джек призвал себя к самообладанию и произнес как мог мягче:

— Я не уверен, что выразился достаточно ясно…

— Вы изложили суть дела предельно ясно, — заверила его Тринити. — Мой дед вложил все средства в участок голой земли и в течение долгих десяти лет превратил его в процветающее скотоводческое ранчо. Я предпочла бы думать, что хозяева сиротского приюта уважают его право на изъявление своей воли. Он потом и кровью заработал это право. Кто такие они и кто такие мы, чтобы отыскивать лазейку ради нарушения его воли?

И снова это с ним произошло — она разозлилась, и в гневе ее диковатая красота поразила его чувства, и ему хотелось только одного: перемахнуть через стол, сжать ее в объятиях и поклясться, что никогда больше он не упомянет ни словом о такой неподобающей идее, как попытка обойти предсмертную волю ее дедушки.

вернуться

1

Да (исп.). — Здесь и далее примеч. пер.

вернуться

2

Имеется в виду плоская крыша, на которой отдыхают или принимают солнечные ванны.

8
{"b":"7343","o":1}