ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Меган вскинула на подругу глаза.

— Знаю что?

— Каково это — влюбиться в неподходящего мужчину. — Сюзанна тяжело вздохнула. — Конечно, говорят, лучше любить и потерять, чем не любить вообще, но лично я с этим не согласна. А ты?

— Да, пожалуй, — протянула Меган. Взгляд ее задержался на Бене, который с веселой улыбкой закидывал их чемоданы в повозку Ангуса. — Хотя, возможно, это и не совсем так.

* * *

К величайшему облегчению Сюзанны, Ангус не забрался в фургон вслед за ними, когда они двинулись вперед по извилистой дороге, ведущей к Бент-Крик, а уселся верхом на черного жеребца Бена и поехал чуть впереди. Сама Сюзанна втиснулась между Беном и предметом его воздыханий, стараясь изо всех сил, чтобы путешествие доставило как можно меньше неудобств отвергнутому поклоннику. Она догадывалась, как он смущен и расстроен холодностью Меган.

Сказать по правде, Сюзанна и сама чувствовала себя неловко, однако дала себе слово, что будет уважать решение подруги, даже если Бену с этого дня придется идти своей дорогой.

Струившийся сквозь кроны сосен солнечный свет позолотил вершины гор и немного согрел холодный горный воздух.

Наконец-то Сюзанне представилась возможность повнимательнее разглядеть человека, когда-то похитившего ее сердце. Теперь Ангус одевался совсем по-другому, чем прежде. Вместо рабочих брюк из грубой коричневой саржи и потрепанной куртки , сейчас на нем были свободная рубашка из белого миткаля и куртка из грубой кожи, а бедра туго обтягивали брюки из какой-то плотной синей ткани. На ногах красовались черные кожаные сапоги. Одежда казалась простой и одновременно практичной, но это был говеем другой стиль. И вообще Ангус сильно переменился — достаточно было только взглянуть, как он держится. Этот человек, казалось, родился в седле, но теперь в его манерах появилась спокойная уверенность мужчины, знающего себе цену, которой раньше Сюзанна не замечала.

Прежде, в Адамсвилле, Йейтс выглядел более тощим и костлявым, несмотря на чудовищной величины порции, которые он поглощал за обедом в местном трактире «Адамсвилл инн» у гостеприимной хозяйки Мэри Хеннесси. Мать Сюзанны тоже обожала кормить Ангуса, а Сюзанна — смотреть, как он ест. Он приходил часто, уже после того как уходили клиенты, и долгие часы они с Мэри вспоминали Ирландию. Сюзанне никогда не доводилось бывать на родине предков, но благодаря этим рассказам она могла живо все представить. И теперь она улыбалась при мысли, что мать ее сейчас пребывает в стране столь же волшебно прекрасной, как и та, которую они с Ангусом оставили много лет назад.

Место, ставшее Ангусу новым домом, также было по-своему красиво, хотя совсем другой красотой, более суровой, ведь теперь они находились в горах. Окружавший их ландшафт мало походил на Индиану, и Сюзанна невольно спрашивала себя, как Ангусу удалось отыскать достаточно места, чтобы устроить скотоводческое ранчо. Одному Богу известно, где тут могут пастись лошади, думала она: вокруг не наблюдалось никаких признаков травы. Не сосновые же иглы они едят Скорее всего Ангус надумал отвезти их прямиком в Бент-Крик. Сюзанна тут же решила упросить Люка как-нибудь взять ее на прогулку верхом, чтобы хоть одним глазком взглянуть на то место, где его отец разводит лошадей.

До города они добрались лишь поздно вечером, и только тут выяснили, что ни Люка, ни Джонни в доме судьи Эвери Уинстона уже нет. Как сказали хозяева, мальчики отправились на ранчо приглядеть за лошадьми, и неизвестно, когда вернутся, хотя и знают, что ужин ждет их ровно в шесть.

— Я отошлю их назад, как только доберусь до дома, и ты сможешь вволю наговориться с ними за ужином, — пообещал Ангус, обращаясь к Сюзанне. — А пока почему бы вам всем немного не отдохнуть и не промочить горло — здесь, высоко в горах, оно моментально пересыхает.

Девушка схватила его за руку.

— Возьми меня с собой, пожалуйста, мне страшно хочется увидеть мальчиков! Да и они тогда переночуют у себя дома. А ужин я уж приготовлю сама, — поспешно добавила она, — и обратно доберусь, честное слово…

— Назад тебя отвезет Люк, — отрезал Ангус. По лицу его было видно, что он колеблется. — Надеюсь, ты готовишь так же хорошо, как твоя мать? — осторожно спросил он.

Сюзанна облегченно вздохнула, и на лице ее расцвела улыбка.

— Никто не умеет готовить, как моя мать, но он" успела научить меня кое-чему. Значит, договорились?

Ангус молча кивнул и повернулся к Меган:

— Ты тоже поедешь с нами?

— Если не возражаешь, я предпочла бы немного отдохнуть, — пробормотала Мег. — Ты говорил, тут где-то есть гостиница?

Чета Уинстонов, возмущенно заохав, разумеется, настояла, чтобы Бен и Меган остались у них на ужин. Выяснилось, что в доме есть две комнаты для гостей, которые судья радушно предоставил усталым путешественникам.

Убедившись, что все устроилось наилучшим образом, Ангус подхватил Сюзанну под локоть, помог ей вскарабкаться в повозку, а сам примостился на гладкой деревянной скамье. Первые полчаса прошли в полном молчании, но, к удивлению Сюзанны, она не ощущала ни малейшей неловкости. Ни недостатки Ангуса, ни ее чувства к нему почему-то ее больше не волновали: главное, что Люк и Джонни теперь жили вместе с отцом в их уединенном, идиллически красивом месте. Именно здесь, в ее представлении, следовало выращивать из мальчиков настоящих мужчин.

— Хочу извиниться перед тобой, Ангус, — отважилась она начать. — Тогда, на станции, я зря тебе нагрубила. Наверняка существует какая-то причина, из-за которой все так сложилось. А тут так красиво…

— В самом деле? — Он улыбнулся. — Ты ведь всегда чувствовала себя куда счастливее на природе, чем в городе, верно? Помню, как увидел тебя в самый первый раз, — ты висела на ветке сикоморы футах в двадцати над землей, словно маленький лесной дух, а из твоих волос торчали голубиные перья.

У Сюзанны от изумления и радости брови поползли вверх.

— Я этого совершенно не помню.

— Еще ты выслеживала бурундука. — Йейтс насмешливо прищелкнул языком. — И уж только потом обратила свое благосклонное внимание на меня.

Сюзанна потупилась.

— Держу пари, тогда тебе все это казалось страшно глупым.

— Возможно. А помнишь, как вы с Мег взялись подглядывать за мной из кустов, пока я купался в озере?

После этих слов перед глазами Сюзанны вспыхнуло воспоминание — стройное обнаженное тело Ангуса, позолоченное лучами солнца, — и щеки ее заполыхали.

— Так ты знал и об этом? Мы просто хотели увидеть… увидеть… Господи, да ничего мы не видели!

При виде ее смущения Ангус снисходительно ухмыльнулся:

— Тогда это было и вовсе глупо с вашей стороны, тем более что, заметив вас, я тут же принял необходимые меры…

— Угу, полез в озеро прямо в штанах! — хихикнула девушка, по старой привычке не успев вовремя придержать язык; и тут, обернувшись назад, Ангус запрокинул голову и разразился таким оглушительным хохотом, что Сюзанне на миг показалось, будто горы Сьерра-Невада сейчас обрушатся им на головы.

— Приятно, что ты не забыла!

Ангус смеялся редко, зато неожиданно и всегда неудержимо. Вот и теперь его смех грохнул у нее над ухом, будто выстрел из пистолета. Детские воспоминания и раздражение женщины — все это разом смешалось в ее душе, и Сюзанна поспешно отвернулась, искренне надеясь, что Ангус не заметил, насколько она смущена. Может быть, подумала она, те давно минувшие годы для них обоих были самыми прекрасными в жизни. Если отбросить в сторону все его последующие прегрешения, Ангус Йейтс был простым, честным и работящим парнем. Алекс Монро привез его в Адамсвилл из Бостона, поскольку умение Ангуса обращаться с лошадьми бросалось в глаза и наилучшим образом отвечало нежеланию Монро самому вести дела на ранчо, — он и думать не хотел о том, чтобы стать скотоводом вроде своего преуспевающего тестя. Его жена Эйлин вложила в ранчо деньги, а Ангус день за днем вкладывал в него труд, умение и свою душу.

К несчастью, не кто иной, как сам Алекс Монро, и познакомил Ангуса с Кэтрин — девушка гостила на ранчо, когда там пышно праздновали свадьбу племянницы хозяина. Все произошло шесть недель спустя после забавного предложения Сюзанны. Прежде чем закончился месяц, на ранчо уже праздновали вторую свадьбу, а сердце Сюзанны было разбито в первый раз.

11
{"b":"7344","o":1}