ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ему припомнилось, как он воображал себе невесту — немного странноватой, домовитой, хозяйственной особой с темным, возможно, преступным прошлым, — и он, улыбнувшись, покачал головой. Стоило ли вообще прибегать к столь крайним мерам? Но ведь тогда у него почти не было выбора…

Конечно, невеста могла бы решить проблему с ребятами Монро, и в этом смысле ситуация нисколько не прояснилась. Появись она, как было обещано, Ангус со спокойной совестью переложил бы на нее ответственность за детей. Тогда наступило бы облегчение для всех, и в особенности для Люка.

Заглянув в маленькую спальню, Йейтс задумчиво вгляделся в лицо старшего мальчика. Во сне Люк опять стал похож на прежнего сорвиголову — точно таким он был в те дни, когда Ангус решился навсегда уехать из дома. Воспоминания о тех днях снова зашевелились в его груди. Самые первые дни его отцовства…

Впрочем, о чем тут можно Говорить, коль скоро отцом ребят являлся вовсе не он, а Алекс Монро; ему же в этом фарсе досталась неблагодарная роль обманутого мужа, простофили. Смирившись в конце концов, он при каждом удобном случае хвастался тем, какие замечательные у него сыновья, носил их на плечах, учил охотиться и ловить рыбу.

При первом же воспоминании о маленьком Джонни в груди Ангуса разлилось тепло. Очаровательный малыш, всегда веселый и на редкость славный ребенок. Зато Люк нисколько не походил на брата: осмотрительный и серьезный, он, как ни странно, был точной копией человека, которого боготворил и который благодаря целому вороху лжи считался его отцом.

Ангус нагнулся над спящим мальчиком, и в сердце его проснулась знакомая щемящая боль. Возможно, ему было бы куда легче, окажись он за сотни миль отсюда, но теперь уж ничего не поделать.

Забывшись, он придвинулся ближе.., и тут память услужливо воскресила перед его глазами картины прошлого.

Люк, которому недавно исполнилось четыре, сидит, весело болтая ногами, на пони Алекса Монро. Маленький Джонни ковыляет вокруг брата. В то утро Ангус собирался съездить на аукцион, но в последнюю минуту передумал: аукцион не обещал ничего интересного, а у маленького Джонни прошлой ночью вдруг начался жар. Кэтрин почти всю ночь не спала; возможно, она обрадуется, узнав, что он решил остаться дома. А если и нет, что ж, он по крайней мере хотя бы попытается внести немного тепла в их натянутые отношения.

Вот почему он очень удивился, встретив обоих ребят довольно далеко от дома.

— Мама велела побыть здесь и сказала, чтобы я глаз не спускал с Джонни, — объяснил Люк. — И не возвращаться домой, пока она не позовет.

— Наверное, она решила сделать нам сюрприз и что-то испечь? — попытался угадать Ангус.

— Нет… — Мальчик замялся. — Просто она секретничает.

Ангус невольно улыбнулся:

— Иначе говоря, сплетничает, да? Кто там у нас — миссис Лэнгем?

— Дядя Алекс.

— Алекс?

— Они вечно секретничают, когда ты уезжаешь на аукцион.

Ангуса словно обухом по голове ударили. Он отказывался верить.

— Секретничают? — глухо повторил он.

— Так мама говорит.

Ангус торопливо направился к дому. Впрочем, подсознательно он уже догадывался, что его там ждет. В последние две недели Кэтрин еще больше отдалилась от него, а Алекс Монро представлял собой слабовольного и к тому же на редкость сластолюбивого мужчину.

Однако даже в этой ситуации Ангус оказался абсолютно не готов к тому зрелищу, которое его ожидало. Кэтрин в постели вместе с Алексом.., что ж, это еще он мог бы снести.

Но вид обнаженной жены, оседлавшей его вероломного приятеля, ее искаженное похотливой гримасой лицо заставило молодого мужа буквально взвыть от ярости.

Отчаянно струсив, Алекс поспешно натянул штаны и опрометью выскочил из дома" нисколько не заботясь о дальнейшей судьбе своей любовницы… В отличие от него Кэтрин сохранила присутствие духа и, не дрогнув, выслушала горькие обвинения, которые Ангус швырял ей в лицо.

— Убирайся отсюда! — бросил он под конец. — Собирай вещи и уходи. Все остальное я пришлю тебе потом.

— И не надейся, Ангус, никуда я отсюда не пойду, — невозмутимо заявила Кэтрин. — Жаль, конечно, что так вышло, но, как говорят, все к лучшему. Ведь мы с тобой никогда не любили друг друга…

— Что ж ты не подумала об этом, когда залезла ко мне в постель в первый же вечер нашего знакомства? — неприязненно хмыкнул Йейтс. — Я поступил как честный человек, женился на тебе, и вот какова твоя благодарность! Не смей говорить мне о любви, Кэтрин, ты не имеешь на это никакого права. — Тяжело опустившись на край постели, он закрыл лицо руками и тихо добавил:

— Обещаю, что ни слова не скажу об этом нашим сыновьям, можешь мне поверить. Просто уходи, а я уж как-нибудь постараюсь объяснить им, почему тебя нет.

— Тебе никогда не приходило в голову спросить себя, как давно мы с Алексом встречаемся?

— Какое мне до этого дело?

— А что, если я скажу тебе, что стала его любовницей задолго до того, как встретила тебя?

Ангус ошеломленно посмотрел на жену.

— И все эти годы…

— С самого первого дня. — Кэтрин насмешливо кивнула. — Собственно говоря, это была идея Алекса, чтобы я вышла за тебя.

— Что?! Ах вот как?

— Ну да. Мы с ним влюбились друг в друга, но он ни за что бы не оставил Эйлин, точнее, ее деньги. Обнаружив, что беременна, я явилась сюда и сообщила ему об этом, наивно полагая, что теперь-то он наконец оставит Эйлин. Однако у Алекса не оказалось никакого желания стать отцом, не то что у тебя. — Натянув платье, Кэтрин невозмутимо присела рядом с мужем. — Неужели тебе никогда не приходило в голову, что для законного ребенка Люк родился слишком рано, спустя всего лишь семь месяцев после того, как я соблазнила тебя?

— Такое бывает, — дрогнувшим голосом возразил Ангус, — и довольно часто. Послушай, Кэтрин, но ведь мальчишка.., он похож на меня как две капли воды!

— Это тебе так кажется. — Кэтрин тяжело вздохнула. — К счастью, он пошел больше в меня, а не в Алекса, поэтому…

— Прекрати! — Схватив жену за плечи, Ангус грубо тряхнул ее. — Не хочу даже слышать об этом! Он — мой сын!

— Нет! — Кэтрин бросила на него презрительный взгляд; потом ее лицо вдруг смягчилось. — Хотя.., ты всегда был ему хорошим отцом, и мы с Алексом благодарны тебе за это. И мужем ты тоже был хорошим, во всяком случае, лучшим, чем я заслуживала. — Запустив руку в вырез рубашки, она погладила его грудь. — Конечно, между нами не все шло гладко, но было и кое-что хорошее, верно? Ты всегда жаждал романтики и все такое, но теперь, когда моя тайна выплыла наружу, я смогу дать тебе нечто получше.

— Да ты спятила, — хрипло прошептал он, — мне теперь и дотронуться-то до тебя противно!

— Всему свое время, — проворковала Кэтрин. — Как любовник ты само совершенство, Ангус. И к тому же отличный отец, стоящий двоих таких, как Алекс Монро. Угораздило же меня влюбиться в него, а не в тебя! Но тут уж ничего не поделаешь. Что нам мешает и дальше жить, как жили?

Или ты против?

Но Ангус уже не слышал ее; в голове у него шумело, и только скорбный шепот где-то в самом отдаленном уголке его сердца едва слышно повторял: Люк… Люк… Люк… Внезапно он вздрогнул как от удара.

— А Джонни? — едва шевеля губами, прошептал он.

Кэтрин невозмутимо пожала плечами:

— Ты-то как думаешь?

Руки Ангуса сжались в кулаки. Он готов был придушить Кэтрин, но лишь молча вышел из дома и захлопнул за собой дверь. Она не может точно знать. Даже если сказанное о Люке правда, то насчет Джонни — это совсем другое дело! Конечно, малыш не похож на него, но на Монро он тоже не похож. Впрочем, и во внешности Люка нет ничего от Алекса. Однако Ангус не мог не признать, что ни один из мальчиков не унаследовал ни его ярко-синих глаз, ни его золотисто-каштановых волос, ни смуглой от природы кожи. У обоих глаза темно-карие — такие же, как у Кэтрин. У Алекса Монро глаза немного светлее, карие с золотистой искоркой, и такие же искорки сияли в глазах Люка. К тому же оба родились темноволосыми, в мать или.., в Алекса. А вообще-то кто знает…

17
{"b":"7344","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Агрессор
Сетка. Инструмент для принятия решений
Вне сезона (сборник)
Театр Молоха
Игра в ложь
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Чёрный рейдер