ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но в одном Кэтрин не солгала: Люк в самом деле родился рановато и при этом вовсе не выглядел слабым или хилым; даже соседские кумушки не преминули это отметить.

Теперь-то Ангус понимал, в чем тут дело.

Выйдя на порог, Кэтрин окликнула его по имени.

— Что ты собираешься делать? Подумай хорошенько — если скажешь Люку, что не ты его отец, это разобьет ему сердце. Он боготворит тебя…

Ангус с удивлением взглянул на нее.

— И что?

— Я бы хотела, чтобы мальчики, как и все остальные, по-прежнему считали тебя отцом. Да и бедняге Алексу не поздоровится, если Эйлин узнает правду.

— А Алексу известно, что это его сыновья?

— Ну разумеется.

— Обычно он даже не смотрит в их сторону!

— Просто не осмеливается — боится, что кто-то пронюхает.

— Будь ты проклята!

— Я уже проклята, — устало вздохнув, прошептала Кэтрин. — Ну и как ты решил: уедешь или останешься? Мне в общем-то все равно; в любом случае Монро о нас позаботится. Об одном прошу — не пытайся отобрать у меня детей, не заставляй рассказывать им правду.

Ангусу хотелось ее убить, даже не из ревности, а… Умри Кэтрин, он бы просто забрал с собой детей и уехал отсюда навсегда. Монро в жизни бы не осмелился заявить о своих отцовских правах и расписаться перед всем светом в собственной неверности.

Теперь Ангус был обречен вечно видеть перед собой Алекса Монро. И это все меняло.

К тому же Эйлин Монро тоже может умереть, и тогда Алекс, забрав к себе малышей, порадует их тем, что они — наследники династии скотоводов. Люк Монро — неплохо звучит. Мальчик умен и сметлив не по годам; если добавить к этому влияние и деньги, которых у Монро в избытке, он далеко пойдет.

А малыш Джонни Монро.., что с ним будет? Впрочем, при его обаятельной внешности да при влиянии родного отца мальчик сможет добиться всего, чего захочет, и уж тогда ему меньше всего будет нужен Ангус Йейтс в качестве наставника.

— Папа?

Очнувшись от невеселых дум, Ангус, вздрогнув, взглянул в лицо ребенку, которого он когда-то бросил.

— Доброе утро. Люк Хорошо спал?

Мальчик сонно потер глаза.

— А где Джонни?

— У Сюзанны.

— Правда? — На лице малыша появилась улыбка. — А я уж решил, что она мне приснилась.

— Понятно. — Ангус вздохнул. — Ступай разбуди его, только тихо — Сюзанна пусть еще поспит.

— Я потихоньку, не волнуйся.

— Люк…

— Да, пап?

— Когда покончишь с делами, можешь съездить в город к Меган Брэддок. Она сгорает от желания увидев тебя.

— Ладно, папа, непременно. — Казалось, мальчик собирался добавить что-то еще, но вдруг соскочил с постели и, поспешно прошмыгнув мимо Ангуса, выволок младшего братишку из-под одеяла. Вскоре, прихватив с собой по горячей ячменной лепешке, оба мальчика отправились заниматься ежедневными делами, а Ангус постарался выкинуть из головы горестные воспоминания и перенес все свое внимание на Сюзанну, которая, свернувшись клубочком, уютно посапывала в его огромной теплой постели.

Глава 4

Закутанная в серый шерстяной плед, его очаровательная гостья выглядела как ангел, и при одном только взгляде на нее в груди Ангуса шевельнулось восхищение. Эта девушка навеки осталась одним из самых приятных воспоминаний его юности. Шаловливая маленькая Сьюзи — то она дразнит его, то исподтишка подглядывает за ним, то строит воздушные замки, где ему отводится роль принца из сказки. Когда ему исполнилось пятнадцать, ее детская привязанность стала приводить его в смущение, в шестнадцать — донельзя раздражать. А к тому времени как Ангусу стукнуло восемнадцать и он связал себя узами позорного брака, юная пылкая любовь девочки уже заметно начинала ему льстить. Однако куда важнее для него тогда было то, что эти отношения стали своего рода связующим звеном между ним, молодым иммигрантом, и тем обществом, в котором ему хотелось жить.

Немалое удовольствие доставило Ангусу и то, что вместо ночной сорочки Сюзанна надела одну из его простых фланелевых рубашек, расцветка которой была ей на редкость к лицу — алая, подчеркивавшая свежесть разрумянившихся щек, в темно-зеленую клетку, под цвет ее глаз. Естественно, рубашка оказалась ей чудовищно велика и спускалась до самых колен, но ему не составило труда представить под ней восхитительные формы ее тела.

Однако едва он заметил смятое дорожное платье, небрежно брошенное в изножье кровати, свисавшие из-под него чулки и тонкое, почти прозрачное белье, легкая дымка очарования и невинности тут же развеялась. Сюзанна сонно зашевелилась, и его охватило острое и мучительное желание.

Он едва не застонал — так ему хотелось сейчас же отбросить в сторону одеяло и немедленно овладеть ею. Конечно, он бы никогда этого не сделал, и все же…

— Ангус?

Виноватый взгляд скользнул к ее лицу.

— Доброе утро.

Сюзанна смущенно улыбнулась.

— А я уж почти убедила себя, что ты мне просто приснился.

— То же самое решил и Люк — что ты ему приснилась.

— Люк? — Она сдвинула брови — А где Джонни? Ты, случайно, не отругал его за то, что он явился ко мне?

— Ни в коем случае, мэм.

Столь церемонная почтительность заставила Сюзанну улыбнуться. Подвинувшись немного, она похлопала по одеялу.

— Садись и расскажи мне о Мег и Бене.

Ангус охотно повиновался.

— Рад доложить, что честь мисс Брэддок в такой же безопасности, как и твоя собственная.

— Вот и хорошо. Да, Ангус.., это так мило с твоей стороны — поехать в город в такую грозу!

— Всегда рад услужить.

Заметив, с каким интересом он разглядывает ее ночное одеяние, Сюзанна принялась виновато крутить пуговицу рубашки.

— Э-э.., я решила, что ты не станешь возражать…

— Она тебе идет, — ухмыльнулся Ангус. — Можешь ходить в ней хоть весь день, раз она тебе понравилась.

— Не глупи. — Она невольно вздохнула. — Теперь мне нужно одеться, а потом вернуться в город.

— Скажи-ка.., под рубашкой на тебе что-нибудь есть?

— А зачем? — начала она и тут же осеклась. Изумрудные глаза девушки вспыхнули возмущением, и она резким движением натянула одеяло почти до подбородка. — Ангус Йейтс!

Но он, судя по всему, нисколько не раскаивался.

— Когда девушка просыпается в его постели, мужчина имеет полное право проявить к ней некоторое внимание…

— Ах, так! Немедленно выметайся отсюда!

Запрокинув голову, Ангус захохотал так неудержимо, как не смеялся уже много лет. «Господи, как хорошо», — вдруг подумал он.

— Убирайся, я сказала!

Вскочив на ноги, он отвесил разъяренной Сюзанне шутливый поклон и направился вниз, на кухню. У себя над головой он слышал шаги Сюзанны и невольно улыбался, представляя себе, как скрупулезно она приводит себя в порядок, чтобы не дать ему ни малейшего повода к фривольным мыслям.

Когда же она спустя некоторое время присоединилась к нему на кухне, Ангус невольно закусил губу: как он и предполагал, Сюзанна застегнулась на все пуговки и крючочки, причесала и пригладила волосы, а на лице ее застыло сурово-добродетельное выражение. Однако она опоздала — теперь он без труда мог представить ее даже под платьем: упругая, молодая грудь, длинные, стройные ноги, тонкая талия, нежная, еще теплая со сна кожа. Оставалось только гадать, заметила ли девушка, какое направление вновь приняли его мысли. Учитывая ее неопытность, вряд ли.

— Отвези меня поскорее в город.

— Слушаюсь. Но сначала ты должна поесть.

— Я не голодна, но в любом случае не стала бы есть за одним столом с тобой!

— Пожалуйста, не сердись. — Ангус виновато склонил голову. — Просто я никак не могу избавиться от привычки дразнить тебя…

Поколебавшись для вида, Сюзанна тяжело вздохнула.

— Ты очень разочаровал меня, Ангус Йейтс.

— И себя тоже.

Это признание окончательно обезоружило ее. Улыбнувшись, Сюзанна ласково коснулась его руки кончиками пальцев.

— Зря ты так торопишься. Разве не понятно, что судьба подарила тебе еще один шанс?

18
{"b":"7344","o":1}