ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Страшно подумать, что его ждет впереди, беднягу. Сначала ему предстоит сделать из Меган женщину, посвятив ее в тайны супружеской любви, подарить ей наслаждение, счастье, а потом растить детей, оставаться им хорошим отцом и верным мужем Мег. И так до конца жизни! Неудивительно, что Ангус кажется таким спокойным. А чего ему, собственно, волноваться, от него лишь требуется молча стоять у камина, давая окружающим возможность вдоволь налюбоваться собой!

Впрочем, взгляд Меган, появившейся на пороге вслед за подругой, вернул уверенность вконец изволновавшемуся Бену.

Сюзанна тут же заметила, какое обожание светится в его глазах, когда он смотрит на свою невесту, и улыбка ее потеплела. Да, можно не сомневаться — Бен в лепешку расшибется, чтобы сделать Мегги счастливой, а первая брачная ночь станет для нее поистине незабываемой. Бен недаром слыл дамским угодником — уж он-то хорошо знал, что нужно женщине, чтобы почувствовать себя на вершине блаженства.

Немного оправившись от смущения, Сюзанна заметила обоих мальчиков: устроившись справа от камина, они чинно сидели на стульях и благоговейно разглядывали обеих невест с таким видом, будто видели их впервые. Сюзанна кусала губы, чтобы не рассмеяться. Оба были невероятно хороши собой — две крохотные копии своего отца! Джонни унаследовал улыбку Ангуса, а Люк — его прямой, открытый взгляд.

«Как только мы с Ангусом произнесем свои обеты, эти мальчики станут моими сыновьями», — напомнила она себе.

Впрочем, именно об этом она и мечтала. Когда Ангус протянул ей руку, Сюзанна приняла ее так уверенно и спокойно, словно они были женаты уже много лет. Собственно говоря, иногда ей казалось, что так оно и есть. Когда судья Уинстон соединил Бена с Меган, Сюзанна вдруг почувствовала, как по ее щеке скользнула слезинка: она плакала от счастья, глядя на сияющие лица жениха и невесты в момент произнесения брачных обетов. Потом судья велел Бену поцеловать невесту, и Сюзанна невольно вспомнила, каким пылким поцелуем украдкой обменялись эти двое, думая, что их никто не видит. На этот раз губы Бена едва коснулись губ невесты, поцелуй вышел на диво целомудренным. Потом, слегка отодвинувшись, Бен долго с гордостью и восхищением вглядывался в молодую жену, словно не веря тому, что его мечта стала явью, в то время как Меган обрела необыкновенное спокойствие и даже нашла в себе силы пошутить:

— Помнится, мистер Стил, вы сказали, что всегда выигрываете…

— Я просто блефовал, миссис Стил, — хриплым от волнения голосом отозвался Бен.

С губ судьи Уинстона сорвался смешок.

— Клянусь, это первый и последний раз, когда под крышей моего дома я допускаю азартные игры. — Он с улыбкой повернулся ко второй невесте. — Итак, продолжим?

Девушка вопросительно взглянула на Ангуса, и он торжественно кивнул.

Что было дальше, Сюзанна плохо помнила — слова, звучавшие в комнате, слились в какое-то неясное бормотание, в котором она различала только низкий голос будущего супруга. Ее слегка удивило, что его ирландский акцент стал как будто заметнее, на вопрос судьи, хочет ли он взять в жены Сюзанну, он ответил «угу» вместо «да». Такого она не слышала уже много лет, с тех самых пор, когда он впервые появился в Адамсвилле и часто допоздна засиживался на кухне, где хозяйничала ее мать и где было так тепло и уютно.

«Наверняка он тоже нервничает», — сочувственно подумала Сюзанна. Впрочем, и ее голос, когда она отвечала судье, несмотря на все попытки хотя бы ради Люка держаться спокойно и уверенно, звучал как-то странно и непривычно, так что она едва его узнала.

Потом судья объявил их мужем и женой и велел Ангусу поцеловать ее. Сюзанна облегченно вздохнула. Она нисколько не сомневалась, что с этим легким поцелуем все самое страшное окажется позади. Оставалось только надеяться, что у него хватит ума вложить немного нежности в этот первый и последний поцелуй, хотя бы ради того, чтобы порадовать Меган.

Новоиспеченный муж, обняв ее за талию, бросил на нее вопросительный взгляд, будто желая убедиться, что все делает правильно. Значит, он все-таки согласен сыграть свою роль!

Сюзанна порывисто обняла его за шею, и он припал губами к ее губам, словно пробуя их на вкус. Сюзанна ответила на его поцелуй и вдруг поймала себя на том, что упивается новыми для себя ощущениями. После долгих лет безотчетного томления ей приятно было убедиться, что она оказалась права — Ангус и в самом деле замечательный" любовник!

Она вдруг почувствовала, как кончик его языка осторожно скользнул по ее губам, и вздрогнула от удовольствия.

«Нужно быть полной дурой, чтобы прогнать такого мужчину», — подумала она, невольно вспомнив о Кэтрин.

Внезапно Ангус крепче прижал ее к себе. Его губы впились в ее рот с такой голодной страстью, что Сюзанна невольно чуть слышно застонала. Приоткрыв губы, она совершила ошибку, и язык Ангуса, моментально проникнув внутрь, стал с нежностью исследовать ее рот. У Сюзанны перехватило дыхание — она и представить себе не могла, что поцелуй может быть таким чувственным. Боясь упасть, она крепче обхватила Ангуса за шею, моля Бога, чтобы он поскорее опомнился; однако счастливый муж впился в ее губы с такой неистовой силой, что у нее все поплыло перед глазами.

Время, казалось, остановилось, а ее собственное тело превратилось ч какое-то желе. Чтобы удержаться, Сюзанна буквально повисла на шее Ангуса. Его восставшая плоть недвусмысленно уперлась ей в живот, ясно свидетельствуя об обуревавшем его желании, но ей уже было все равно — колени у нее подогнулись, и она неминуемо распростерлась бы на полу, если бы Ангус, почувствовав, что с ней происходит, не прервал поцелуй.

— Забавно, — ехидно протянул Бен Стил. — Готов спорить на что угодно — этот малый не блефовал!

Присутствующие разразились хохотом. К вящему смущению Сюзанны, Ангус объявил, что собирается немедленно отвезти новобрачную домой.

— Меган, желаю тебе счастья; а ты, Бен, заботься о ней хорошенько, иначе тебе придется иметь дело со мной, понял?

— Позаботься лучше о себе, мой друг, — немедленно откликнулся Бен. — Раз взял в жены дикую кошку, удача тебе ох как понадобится!

— Ангус, пусти меня! — взмолилась Сюзанна. — Я хочу попрощаться со всеми.

Высвободившись из его объятий, она обвела взглядом оживленные лица гостей и тут увидела обоих пасынков. Подбежав к ним, она с улыбкой опустилась на колени и протянула к ним руки. Мальчики, отталкивая друг друга, бросились ей на шею, и ее сердце дрогнуло от радости.

— У нас получится замечательная семья, вот увидите, — шепнула Сюзанна. — Ведите себя хорошо нынче вечером, а когда утром вернетесь домой, все будет по-другому.

— Мы постараемся, — торжественно пообещал маленький Джонни.

— Люк! — окликнула Сюзанна старшего мальчика, с мрачным лицом молча стоявшего рядом. — Неужели ты нисколько не рад тому, что случилось?

Вместо ответа Люк кинул косой взгляд на отца, который как раз в эту минуту, смеясь, пожимал руку судье Уинстону.

Сюзанне внезапно пришло в голову, что, вполне возможно, мальчика встревожил поцелуй, которым они с Ангусом обменялись, став мужем и женой, и эта мысль заставила ее улыбнуться.

— Ты такой же упрямый, как твой отец, тебе это известно, Люк Йейтс?

Люк ответил ей хмурым взглядом.

— Ты по-прежнему клянешься, что сдержишь свое слово?

— Будь уверен. — Сюзанна ласково взъерошила густые волосы мальчика. — Один год, начиная с сегодняшнего дня, а может быть, даже меньше — и ты будешь счастлив.

— А я? — тут же вмещался Джонни.

— И ты тоже, малыш.

— А папа?

— И он. Мы же теперь семья, Джонни. Тебе это нравится?

— По-моему, это здорово! Только бы папа не стал сердиться на тебя. И еще.., он так крепко тебя поцеловал, что я даже испугался. Ты чуть не упала, верно?

Не выдержав, Сюзанна рассмеялась:

— Да, поцелуй получился замечательный, можешь мне поверить.

Мордашка Джонни просияла.

— Он это здорово сделал — лучше, чем мистер Стил!

27
{"b":"7344","o":1}