ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тёмные не признаются в любви
Записки невролога. Прощай, Петенька! (сборник)
Древний. Расплата
Один против Абвера
Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит
Почти касаясь
Коварство и любовь
Таинственная история Билли Миллигана
BIG DATA. Вся технология в одной книге
A
A

— Хочешь поесть? Тогда я положу тебе цыпленка, оказывается, он не так уж плох.

— Ты тоже собираешься поесть?

— Нет, но разве ты не проголодался?

— Еще как! — пробормотал Ангус. — Открыть вино?

— Я не буду, а ты пей, если хочешь.

— Тебе не нравится вино?

— Не знаю, не пробовала… — Сообразив, что проговорилась, Сюзанна робко улыбнулась мужу. — До сих пор мне не позволяли пить вино, но теперь.., теперь даже и не знаю…

В синих глазах Ангуса блеснул насмешливый огонек.

— Можешь считать, что ты получила разрешение немного выпить от своего супруга.

— Уж лучше я воспользуюсь твоим разрешением завтра вечером. Мег с Беном приедут к ужину, с ними мы и разопьем это вино. Если, конечно, ты не возражаешь, — спохватилась она. — Если ты хочешь сегодня…

Ангус внимательно посмотрел на нее.

— Это многое бы упростило, — наконец отважился он.

— Значит, тебе неловко? — всполошилась Сюзанна. Судя по всему, слова мужа озадачили ее. — Прости, я думала, все идет как надо. Может, тебе лучше побыть одному?

— Ни за что на свете! — Он сунул бутылку с вином обратно в корзину для пикника. — Ладно, раз ты отказываешься, оставим ее до завтра. Может, оно и к лучшему. В последний раз, когда я пил один, то, помнится, упился до того, что назвался Деннисом Райорданом и выписал себе невесту по почте.

Сюзанна звонко рассмеялась.

— У тебя получилось замечательное письмо. Ты сам-то его помнишь?

— Нет.

Опустившись на колени перед сундуком, она откинула тяжелую крышку и вытащила конверт, заложенный между страницами молитвенника в кожаном переплете.

— Мег подарила его мне. Если когда-нибудь захочешь его перечитать, оно будет здесь, в книге. — Отложив молитвенник в сторону, Сюзанна покопалась в сундуке и отыскала ночную сорочку из мягкой белой ткани, с глухим воротом и длинными рукавами, вышитую красными розами.

— Куда мне отнести мои вещи?

— Разве это не может подождать до утра? — Подойдя к ней, Ангус осторожно вытащил из ее рук сорочку и швырнул обратно в сундук. — Не думаю, что она тебе сегодня понадобится, но можешь снова одолжить мою рубашку, если хочешь. Кстати, она тебе очень идет.

— Прекрати издеваться, она мне страшно велика, и ты отлично это знаешь. — Сопроводив свою отповедь очаровательной улыбкой, Сюзанна подняла на мужа глаза. — Послушай, Ангус, уже пора спать, так что, может, обсудим все это прямо сейчас?

— Согласен. — Кивнув, Ангус обхватил ее за талию и посмотрел ей в глаза. Лицо его вдруг стало каким-то растерянным — видимо, мысль о том, как им быть дальше, тревожила его куда сильнее, чем ей казалось.

Скорее всего это из-за детей, решила Сюзанна. Наверное, Ангус долго ломал себе голову над тем, как представить их фиктивный брак настоящим в глазах мальчиков. А может, ему хотелось, чтобы они увидели отца с мачехой в одной постели? Эта мысль показалась Сюзанне одновременно странной и соблазнительной. Что ж, ничего удивительного, ведь Ангус всегда мечтал, чтобы у его детей была нормальная жизнь, и письмо, написанное Деннисом Райорданом, лишний раз это подтверждало.

— Как тебе будет угодно, — мягко сказал он. — Только скажи, и я в лепешку расшибусь, чтобы доставить тебе удовольствие.

Сюзанна с трудом подавила желание кинуться к нему на шею и расцеловать его за то, что он такой хороший муж и изумительный отец. Все же она сдержалась, решив, что с этим можно подождать. Лучше ответить ему в том же тоне и показать, что она относится ко всему с той же серьезностью, что и он.

— Сегодня можно делать что угодно, а вот завтра, когда мальчики вернутся домой, очень важно, чтобы мы с тобой оба вели себя соответствующим образом. Люк понаслышке уже знает о том, что происходит между мужчиной и женщиной, когда они остаются в постели. Как ты сам мне сказал, детские иллюзии — дело святое, и мы должны относиться к ним очень бережно.

— Согласен. Но разве сегодняшний вечер не принадлежит нам с тобой? — осторожно уточнил Ангус. — Надеюсь, я правильно тебя понял? — Сюзанна кивнула, и он шумно вздохнул. — А теперь скажите мне, миссис Йейтс, что я могу сделать, чтобы доставить вам удовольствие?

— Вы пожертвовали собой, мистер Йейтс, — мягко улыбнулась Сюзанна, — значит, это вам решать, что я могу сделать, чтобы доставить вам удовольствие?

Неуверенная улыбка скользнула по его губам. Ангус уже приоткрыл было рот, чтобы что-то сказать, но вдруг передумал. Он взял ее лицо в ладони и припал губами к ее губам — в точности как это сделал Бен во время брачной церемонии.

Сюзанна ответила ему со всем пылом, на который была способна, одновременно понимая всю абсурдность положения, в которое попала.

Они не должны целоваться, мелькнуло у нее в голове, во всяком случае, так пылко. Конечно, все это вполне невинно, забавно и приятно — но только сегодня вечером. И правда, почему бы не повалять дурака, ведь уже завтра мальчики вернутся домой, и со всем этим будет покончено навсегда. Однако она уловила в этом поцелуе нечто греховное, что заставило ее покраснеть.

Ей всегда до смерти хотелось, чтобы он целовал ее именно так, она мечтала об этом, даже когда он уехал, разбив ей сердце и заставив долгими ночами рыдать в подушку. Ах, какой поцелуй — нежный, благопристойный.., предмет девичьих грез! Да и мог ли он оказаться другим, коль скоро Ангус старается наилучшим способом провести вместе их единственный вечер?

Внезапно его рука, соскользнув вниз, осторожно раздвинула кружева, украшавшие вырез на платье, и еще больше обнажила нежные полушария юной груди. Только тут до Сюзанны дошло, что именно казалось ей греховным в его поцелуе. Стараясь не выдать страха, который мутной волной поднялся в ее душе от этого прикосновения, она осторожно отодвинулась.

— Ангус, мы не должны… Это.., это просто замечательно, но не надо. Нам не следует этого делать. Никогда.

— Все хорошо, Сьюзи, не волнуйся.

Ангус попытался снова привлечь ее к себе, но Сюзанна уперлась обеими руками ему в грудь.

— А я и не волнуюсь. — Она еще более решительно вывернулась из его рук. — Просто веду себя, как разумный человек. Неужели ты не понимаешь, куда это может нас завести?

Ангус со свистом втянул в себя воздух.

— Полагаю, что в спальню. А что тут такого?

— Ангус Йейтс! — возмутилась Сюзанна и стала лихорадочно оглядываться в поисках одеяла, затем схватила первое, что подвернулось ей под руку, и судорожно прикрыла полуобнаженную грудь ночной сорочкой. — Что ты такое говоришь?

— Когда я потушу свет, тебе будет легче…

— Не вздумай этого делать! — Она взвизгнула. — Неужто я соглашусь подняться с тобой в спальню, когда ты в таком состоянии? Да за кого ты меня принимаешь!

— За замужнюю женщину! — промурлыкал он. — Слушай, Сьюзи, даже моему ангельскому терпению бывает предел! Тебе не кажется, что сейчас самое время…

При виде огня, что вспыхнул в его глазах, по спине у Сюзанны побежали мурашки.

— Послушай, Ангус, это какая-то ужасная ошибка! — залепетала она. — Я.., я как-то об этом не подумала. Мне казалось, что будет лучше.., я была уверена…

Сюзанна отчаянно пыталась выдавить из себя улыбку, хотя от страха ее желудок стянуло ледяным узлом.

— Взгляни на меня, — умоляюще прошептала она. — Разве ты меня не узнал? Это же я, маленькая Сьюзи Хеннесси. Если бы ты хотел взять в жены ребенка, ты бы женился на мне много лет назад, верно?

Поскольку Ангус молчал, Сюзанна с надеждой в голосе повторила:

— Это просто недоразумение. Нам лучше сесть и спокойно все обсудить…

— Разумеется.

Она осторожно сделала шаг назад.

— Непременно. Выберем подходящее время, а потом…

— И как мы это обсудим, по-твоему?

Сюзанна озадаченно заморгала.

— Ну, для начала вспомним, что для нас обоих самое главное. Мы поженились ради мальчиков и…

— Вот как? — Перебил он. — А мне-то казалось — ради Меган.

— Ладно, пусть так. Ради мальчиков и ради Меган.

— Положим, это ты ради них вышла за меня, — с нажимом сказал Ангус.

31
{"b":"7344","o":1}