ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Именно в тот момент, пока Алла отлучилась по хозяйству, и пришел Илья. Она выглянула только на минутку, чтобы представиться и предложить сделать чай и ему, дальше она в процесс вмешиваться не стала. Судя по тому, что рассказала Елена Борисовна о внучатом племяннике, Мила теоретически должна была ему понравится. Риск, что из этой затеи ничего путного не выйдет, конечно, был, но, с другой стороны, а чем она рисковала? Когда Алла же вошла с подносом в комнату, Илья уже поедал ее сестру глазами, но та не обращала на него внимание, поскольку вся была поглощена созерцанием предметов японского прикладного искусства.

– Милочка, деточка, посмотри, какая красота! – заливалась соловьем хозяйка. – Это мастер Хосюнсай Масаюки. Работа середины девятнадцатого века. Я вообще восторгаюсь японской культурой – эти люди абсолютно любые, совершенно утилитарные вещи превращают в предметы искусства. Ведь что такое нэцкэ по своей сути? Брелок на шнурке, а как красиво. Залюбуешься! Я уже не говорю про оружие самураев – катана, это вообще что-то неописуемое!

– А мне вот эта больше нравится, – Мила показала тоненьким пальчиком на фигурку нелепого толстого человечка, который тащил на своем плече огромную рыбу.

– Это мастер Тодзи. Дивная вещь, – с удовольствием отметила Елена Борисовна, посматривая при этом краем глаза на внучатого племянника.

Когда с осмотром коллекции было покончено, они все вместе пили чай и мило болтали. Старушка была в полном восторге, давно она не принимала у себя дома столько гостей. Когда же с чаем и угощениями было покончено и сестры собрались уходить, Илья вызвался их проводить до метро. Выйдя на улицу, Алла быстро попрощалась и, пока Мила не опомнилась, развернулась и пошла в противоположенную от метро сторону, как будто где-то там ее ждал другой пациент.

Так начался роман Ильи и Милы. Он хоть и развивался, но не так активно и не совсем в том направлении, как того хотелось бы Алле.

Мила сидела на табуретке и сладко зевала. Говорить про Илью ей совсем не хотелось. Она так привыкла, что мужчины сами проявляют активность в отношениях и добиваются ее внимания, что просто не представляла, как можно их что-то заставить делать. Да и надо ли?

– Такая квартира его жене достанется. Я посмотрела в интернете, она больше двухсот миллионов стоит! А ей-то за что, этой мегере? У нее и так все есть. Тебе разве не обидно?

– А почему мне должно быть обидно?

– Хотя бы из-за дочери. Ее же можно продать, купить поскромнее или подальше от центра, а Варю отправить учиться за границу.

– Ой, да перестань ты! С чего ты, вообще, решила, что он захочет ее продавать? И, тем более, тратить деньги на чужого ребенка?

– Для того ты и есть, чтобы он захотел!

– Ладно, хватит уже. Поговорю я с ним, только отстань. Вот поедем завтра в командировку, там и поговорю.

Сестра удовлетворенно кивнула. Пережимать ей тоже не хотелось. Мила, несмотря на легкость характера и поверхностность, была иногда фантастически упряма.

Глава 3

– Опять поедешь в свою командировку и будешь пьянствовать там целую неделю? – зло полюбопытствовала жена, бросив на своего благоверного короткий взгляд.

– Даша, ну что ты такое говоришь? Почему пьянствовать? Откуда такие нелепые фантазии? – изумился Илья.

– Это не фантазии, а реальность. Ты вспомни, каким ты вернулся в прошлый раз? Как у тебя вообще совести хватило появляться в таком непотребном виде?

– Каким? Нормальным я был.

– Нормальным? Для вытрезвителя да, ты был абсолютно нормален.

– Да ладно тебе. Выпил совсем чуть-чуть за компанию, а ты забыть уже полгода не можешь.

– Чуть-чуть? Да ты костюм свиньи не успел снять, пока домой летел. Какой там снять, я думаю, ты его в самолете еще и застегнул, а потом еще капюшон с ушками натянул.

– Мне нравится твоя образность. Ты всегда умела красочно и емко описывать события. Надо же, капюшон с ушками! – попытался увести разговор муж.

– Не заговаривай мне зубы! Так напиваться это просто пошло! – негодовала Дарья.

«Вот как есть, Скоба. Прицепилась же. Теперь, пока не улечу, будет меня изводить нравоучениями», – с тоской подумал Илья и посмотрел на часы. До самолета оставалось еще семь часов.

К сожалению, это было воскресенье, и Дарье не надо было на работу, поэтому отрывалась по полной. В будни было немного полегче, хотя в таких ситуациях она начинала выносить мозг заранее, чтобы успеть выплеснуть всю желчь, что накопилась.

Илья Погуляев познакомился со своей будущей женой Дашей еще в институте. Он всегда искренне любил женщин, да и они его тоже. Балагур, заводила, душа компании, да еще очень и очень хорош собой. Девушки охотно принимали его ухаживания, и студенческих романов, пусть и несерьезных, мимолетных, у него было немало. На Дашу он тоже иногда посматривал с определенным интересом, но издалека. Она была очень привлекательная – густые светлые вьющиеся волосы, тонкие аристократические черты лица, стройная фигура с аппетитными округлостями там, где надо. В общем, все было при ней. Но держалась она всегда холодно и отстраненно. И не только по отношению к нему, так вела себя она всегда и со всеми. Так что, даже не находилось повода познакомиться с ней хоть немного поближе. Но это даже как-то будоражило кровь. Как известно, мужчины по своей сути охотники. Для них завоевать и добиться женщины куда как интереснее, как обладать ею. Вот этот охотничий азарт и проснулся в Илье, при виде Дашы.

Как-то раз они вечером пришли на кафедру отработать пропущенные занятия, чтобы получить доступ к сессии, и оказались вдвоем в пустом помещении. Делать одно и то же задании порознь было глупо, и Илья предложил скооперироваться, чтобы ускорить процесс. Даша согласилась. Они быстро выполнили работу, сдали ее преподавателю и собрались ехать по домам. Дорога к метро была одна, так что этот путь они проделали вместе. Пока шли, разговаривали об учебе, зачетах и скорых экзаменах. Никакого флирта, все только по делу. Но начало было положено. Теперь у Ильи появилась возможность иногда подойти к ней, чтобы перекинуться парой слов. Даша охотно с ним общалась, была дружелюбна, но оставалась такой же сдержанной, как и прежде, сблизиться все никак не получалось. Это стало Илью даже как-то заводить. Обычно, у него не возникало проблем в общении с девушками, а тут все никак. Дело пошло на принцип – добиться ее расположения. Начал он банально – с цветов.

Даша всегда приходила на лекции одной из первых и занимала одно и тоже место. Как-то раз она зашла в лекционный зал и увидела на парте напротив того места, где обычно сидела, букет. Сначала она не поняла, что он предназначался ей, и отодвинула букет.

– Это твой? – поинтересовалась она у подруги, которая уже заняла рядом место.

– Нет, твой, – хитро усмехнулась та.

– Не поняла? – удивилась Даша.

– Что тут непонятного? Тебе подарили.

– Кто?

– Не велено говорить, – хихикнула подруга.

Даша озадаченно нахмурилась, но цветы после лекции взяла с собой. Весь день она ходила с букетом и выясняла, кто же ей подарил цветы. Наконец, узнать это ей удалось, и она подошла к Илье.

– Это ты мне цветы подарил?

– Да я, – просто ответил тот.

– Зачем?

– Сделать тебе приятное.

– Спасибо. Но, вроде никакого праздника поблизости нет.

– А, чтобы подарить красивой девушке букет, нужен обязательно праздник?

– В принципе, нет, – протянула несколько неуверенно она.

Илья заметил, что щеки у Даши слегка порозовели, и решил не терять времени даром.

– Может, сходим куда-нибудь после занятий?

– Куда?

– Не знаю. Можно, например, в Центральный дом художника. Там какая-то выставка идет. Не помню, правда, чья.

– Хорошо, – согласилась Дарья.

С этого момента Илья перешел к решительным действиям, постоянно куда-то приглашал, провожал до дома, каждый вечер болтал с ней по телефону. Девушка охотно принимала ухаживания, но не более того. Она упорно держала дистанцию, и сама инициативу не проявляла. Поцеловать ее удалось лишь однажды, да и то в щечку. Как пробить эту стену Илья не знал, но решил, что после сессии все будут обязательно праздновать сдачу экзаменов, и это будет отличный повод, чтобы немного напоить подругу и перейти на другую ступень отношений.

6
{"b":"734447","o":1}