ЛитМир - Электронная Библиотека

Ноэль почувствовала жар, который, зародившись внутри, постепенно захватил все ее клеточки, и, хотя догадывалась об опасности, какое-то время оставалась неподвижной в его объятиях. И лишь когда на нее нашло просветление, она изо всех сил оттолкнула Зака.

– Прекратите же наконец!

На лице Зака не возникло и следа раскаяния, когда он распахнул дверь.

– Вы знаете, как сделать утро прекрасным.

– Грубиян! – Она раздраженно топнула ногой, однако звать отца или дворецкого не стала. Столько лет Ноэль чувствовала себя в полной безопасности в отцовском доме и лишь сейчас начала понимать, что вопли рассерженной девицы просто не слышны через все лестницы и коридоры. А может, Рассел Брэддок и Эдвард решили на этой неделе вообще ничего не слышать?

К счастью, Зак покинул комнату по своей воле, сверкнув напоследок ослепительной улыбкой.

– Только не прячьтесь здесь весь день, душа моя, потому что я и Мерк хотим свозить вас на прогулку вдоль озера.

Ноэль закрыла за лейтенантом дверь и, в изнеможении прислонившись к ней спиной, пыталась решить, что ей делать дальше. Зак был слишком дерзок и слишком привлекателен, чтобы доверять ему впредь. К тому же она дала ему повод: первый раз – поцеловав ему руку, второй – погладив по лицу. Но цивилизованный мужчина воспринял бы все иначе: успокоился бы, а не возбудился. Зак либо не понимал таких тонкостей, либо сознательно ими пренебрегал; в любом случае она весьма нерасчетливо подогрела его страсть.

Что, если он расскажет все отцу или Адаму? Тогда положение еще больше осложнится.

Но нет, он не осмелится. В противном случае ему придется признаться, что он зашел в спальню без приглашения и не пожелал ее покинуть, когда его вежливо попросили об этом, да к тому же воспользовался беспомощностью хозяйки и стал целовать ее.

Ноэль энергично покачала головой. Нет, он не скажет ни отцу, ни Адаму, который может пожаловаться хозяину дома.

Отец выдворит Зака из дома, и правильно сделает, а она сможет переключить все свое внимание на подготовку к свадьбе.

Быстро переодевшись в темно-зеленое домашнее платье, Ноэль спустилась в комнату для завтрака, где отец и Зак, сидя за столом, на котором находились рогалики и фрукты, обсуждали газетные новости и делились воспоминаниями о Томе Грире. Кажется, она никогда не видела у отца такой широкой, такой открытой и радостной улыбки! Ноэль внезапно осенило: возможно, Закери Дейна он воспринимает как сына, которого у него никогда не было, и это помогает ему пережить грядущую потерю дочери.

Мысль была на первый взгляд странной и тем не менее верной – Расселу Брэддоку нужен человек, который может посочувствовать ему по поводу того, что он лишается общества дочери. В глубине души Ноэль понимала, что их отношения уже никогда не будут такими, как раньше. Отец был прав в своих опасениях, и Зак облегчал ему переход к новой жизненной ситуации.

«Пожалуй, следует пересмотреть план отлучения лейтенанта от дома», – подумала Ноэль. В этот момент отец увидел ее и радостно сказал:

– Голубушка, заходи и присоединяйся к нам!

– Мы с лейтенантом Дейном уже успели повидаться с утра, – осторожно проговорила Ноэль, – и он вел себя, как обычно, не слишком хорошо. Сделай что-нибудь с ним, папа.

Брэддок перевел взгляд на Зака, и тот застенчиво улыбнулся:

– Ничего не могу поделать с собой, сэр. Глядя на нее, я обо всем забываю.

– Тем не менее вы обязаны вести себя подобающим образом в моем доме, – заметил хозяин. – Вы оба.

– А что такого я сделала? – запротестовала Ноэль.

– Вероятно, была недостаточно гостеприимна, – ровным голосом пояснил Брэддок. – Почему бы вам не начать все сначала? Зак, вы будете помнить, что моя дочь – респектабельная молодая леди, которая помолвлена с Адамом Престли, а ты, Ноэль, – что лейтенант находится здесь по моему приглашению и мы обязаны ему и благодарны за проявленное мужество во время войны.

– Вы слышали, лейтенант? – спросила Ноэль. – Мы все начинаем сначала. Это означает, что вы немедленно забываете все глупые сцены, связанные со свадебным платьем.

– Да я скорее вырву сердце из груди, чем забуду это!

Ноэль взглянула на отца, ища у него поддержки, но Брэддок, похоже, был согласен с гостем.

– Прекрасно! В таком случае я тоже не намерена начинать сначала. – Задыхаясь от возмущения, Ноэль бросилась в свою комнату, полная решимости оставаться там до конца дня.

Она попросит Эдварда отправить записку с извинениями за неудачно прошедший обед, а сама отправится в дом Престли. Однако, представив, что ей придется провести не один час рядом с матерью Адама, выслушивая ее язвительные замечания, Ноэль передумала.

Впрочем, менее чем через неделю ей предстоит жить рядом с матерью Адама, это факт, который она до нынешнего дня не брала в расчет.

– Я ожидала, что это будет романтическое, волшебное время, – жаловалась Ноэль куклам, аккуратно рассадив их на кровати, – а получился какой-то кошмар. Все из-за ошибки лейтенанта, хотя его вины в том нет. К тому же отца оставляю я, так что и в этом нет его вины. И все-таки что-то тут не так…

Ноэль собиралась сесть за письменный стол, чтобы написать письмо Адаму, когда послышался стук в дверь.

– Ну и нахал! – в сердцах пожаловалась она куклам. – Смотрите и учитесь у меня, девочки – я сейчас его так отбрею, что он долго будет помнить!

Расправив плечи, Ноэль подошла к двери и энергично распахнула ее, собираясь отчитать назойливого гостя, осмелившегося снова ее побеспокоить. Однако на этот раз она увидела перед собой Рассела Брэддока.

– Ах, это ты, папа. – Ноэль смущенно потупилась.

– А кого ты ожидала?

– Догадайся сам. Полагаю, ты пришел, чтобы опять отчитывать меня за отсутствие манер? Но это Зак испортил завтрак!

Брэддок хмыкнул.

– Могу я войти?

– Конечно. – Она отступила в сторону, давая отцу дорогу, и невольно улыбнулась. – Ты не был здесь целую вечность. Девочки соскучились по тебе. Вот, погляди! – Ноэль взяла тряпичную куклу с комода. – Это та самая, которую ты подарил мне сразу после смерти мамы. Помнишь, как часто я играла с ней и обнимала ее? Она даже немного изорвалась. Уинифред сшила этот симпатичный фартук, чтобы прикрыть грязные пятна на ее платьице, кое-что подштопала – и сейчас кукла опять как новая.

Брэддок взял куклу в руки и с грустью оглядел ее:

– Я не знал, как мне объяснить тебе, почему умерла мама, как сделать так, чтобы ты перестала плакать, и благодарен этой маленькой кукле за то, что она принесла тебе минуты покоя в тот тяжкий год.

– Как бы мне хотелось, чтобы сейчас мама оказалась здесь!

– Мне тоже. Ее определенно порадовали бы все эти свадебные хлопоты.

– А ты не чувствовал бы себя таким одиноким.

Эти слова удивили Брэддока.

– Мне не следовало говорить тебе то, что я сказал вчера, душа моя. Ты можешь меня простить? Просто я расчувствовался.

– У меня тоже такое случается. – Ноэль обняла отца. – Это счастье, что мы близки с тобой, и всегда останемся друзьями, несмотря ни на что.

– Я не сомневаюсь. – Брэддок улыбнулся и потрепал дочь по щеке. – Ты правильно заметила вчера – лучшую компанию мне составят внуки. Мне хотелось бы, чтобы они постоянно меня посещали.

– Когда они узнают, как с тобой хорошо и весело, я вряд ли смогу их удержать. – Ноэль вдруг почувствовала, что к глазам ее подступают слезы, и поспешила переменить тему: – Ты пришел, чтобы поговорить о Заке?

Брэддок кивнул и присел рядом с ней, все еще не выпуская из рук тряпичную куклу.

– Он один из самых замечательных молодых людей, которых я имел честь знать. Ты смотришь на него несколько иначе, и я тебя не осуждаю. Из-за меня он поставил тебя в неловкое положение.

– Он может быть очаровательным, папа, – смягчилась Ноэль, – и в его храбрости не приходится сомневаться. В конце концов, он спас внука полковника Грира. Я восхищаюсь им и в другое время была бы рада его визиту, но сейчас идут приготовления к свадьбе.

10
{"b":"7345","o":1}