ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы хотите подняться со мной на «Ночную звезду»?

– Нет, я подожду вас здесь. Это долго?

– Нет, мне вовсе ни к чему оставлять вас наедине с Абигайль, чтобы вы с ней устраивали заговоры против меня.

Эрика рассмеялась веселым и мелодичным смехом.

– Тогда возвращайтесь поскорее. Мы сначала накормим Шона, а потом примемся за уроки. И еще одно, капитан…

– Что?

– Вы вовсе не такой упрямый, как говорят. Вашим сыновьям повезло, что у них такой отец.

Она сделала изящный реверанс, повернулась и медленно стала подниматься к дому.

Прежде чем отправиться на шхуну, Маккалем постоял, любуясь мягкими движениями ее бедер. Как ни хотелось ему, чтобы Эрика уехала, он вынужден был признать, что в ее пребывании на острове есть свои преимущества. Забавно будет наблюдать, как она поведет себя с Шоном, особенно если захочет поддержать Абби в ее стараниях женить первого помощника на своей племяннице из Нью-Йорка.

Интересно было бы поцеловать ее еще раз сегодня вечером. Дэниел, правда, не думал, что она это позволит, но ведь он не думал этого и накануне ночью, а она позволила ему гораздо больше, чем только поцелуй. Она заявила, что всему причиной любопытство, не так ли? Он был бы более чем счастлив удовлетворить ее любопытство.

«Нареченные других мужчин. Тебе следовало бы давным-давно сделать это открытие», – сказал он себе, прежде чем оторвать взгляд от удаляющейся девушки и поспешить к весельной шлюпке, ожидавшей его у берега.

– Все прошло отлично, – поздравила себя Эрика, отряхивая ноги от песка перед входом в дом Маккалема. – Полагаю, что о ночном неблагоразумном поступке можно забыть и тебе, и ему. Если повезет, Джек появится в самое ближайшее время, в любой момент, и тогда тебя ждет сегодня вечером прекраснейшее свидание при луне.

– С кем это ты разговариваешь? – спросила Полли, высунув сияющую озорством физиономию из открытого окна кабинета Дэниела.

– Сама с собой, но охотно поговорила бы и с тобой. Где ты была утром?

– Во дворе с Беллой. Я хотела пойти на пляж с тобой и папой, но бабушка не велела. Сказала, что у тебя с папой секретный разговор.

– У твоего папы и у меня нет от тебя секретов. Можешь присоединяться к нам в любое время.

– Бабушка говорит, что вы с папой выглядите романтично.

Эрика покраснела.

– Твоя бабушка плохо знает правила сватовства. Я ведь говорила ей, что уже помолвлена. К тому же твоему папе нужна послушная жена.

– Послушная? – Полли наморщила лоб. – Что это значит?

– Это значит, что ему нужно, чтобы с ним всегда соглашались и старались доставить ему удовольствие.

– А ты не соглашаешься с папой?

Эрика взъерошила коротко остриженные волосы девочки.

– Твоя мама всегда соглашалась с папой. Как говорит бабушка, она была послушной. Твоему папе нравятся именно такие женщины. Ты помнишь то время?

Полли рассмеялась.

– Папа сказал, что ты никогда не отвечаешь на его вопросы. И на мои ты тоже не отвечаешь. Это очень смешно.

– Но не слишком послушно с моей стороны, – улыбнулась Эрика. – Ты знаешь, где сейчас твой папа? Он поехал за своим другом Шоном. Вы с Беллой приготовили достаточно еды для двух голодных мужчин?

Девочка кивнула, потом повернула голову и крикнула:

– Бабушка, дядя Шон собирается прийти обедать! Я хочу его поторопить.

– Минуточку, юная леди! – запротестовала Эрика. – Только не говори, что собираешься опять вплавь добраться до корабля. Ты знаешь, как я к этому отношусь.

– А папе это нравится! И дяде Шону тоже, – весело блестя глазами, заявила девочка.

«С этим мы еще разберемся», – взглядом пообещала ей Эрика, а вслух предложила:

– Не лучше ли нам вместе пойти и накрыть на стол? Чтобы все было как надо, когда они явятся.

Вместо ответа Полли скрылась в кабинете и почти тотчас появилась в дверях, сверкнула белозубой улыбкой и промчалась мимо Эрики к пляжу. Огорченная Эрика посмотрела, как девчонка бросилась в воду, вздохнула и, обойдя вокруг дома, добралась до кухни во дворе, где экономка Маккалема занималась приготовлением импровизированной праздничной трапезы из жареных креветок и фруктов. Белла была гигантской и очень необщительной женщиной, которая, как утверждала Абигайль, была всецело предана Дэниелу Маккалему за то, что он спас с тонущего корабля во время урагана всю их семью: Беллу, ее мужа Тео и троих детей.

Дети уже выросли, а Тео сейчас работал в порту в Гаване, навещая жену, когда мог. По словам все той же Абигайль, он время от времени привозил сюда внуков поиграть с Полли и близнецами. Во время своих посещений Тео пополнял кладовую; иногда он доставлял связки свежей рыбы, за которую, по мнению Абигайль, Дэниел ему непозволительно переплачивал.

Существовала и другая кухня, во флигеле для слуг позади главного здания, однако Белла предпочитала проявлять свои кулинарные таланты в кухне под открытым небом, «черной», как она ее называла. Белла уже пристрастила Эрику ко множеству экзотических блюд, начиная от черепашьих яиц и суфле из батата и кончая печеными бананами и горячими сладкими перцами.

Пристроившись на табуретке, Эрика изловчилась вызвать Беллу на разговор о ее драгоценных внуках: девушке нравилось, с каким теплым, непосредственным чувством экономка говорила о них, забывая в эти минуты о своей обычной замкнутости.

– Какие же они, наверно, славные, Белла! Скоро они сюда приедут? Мне бы хотелось с ними познакомиться.

– Я никогда не знаю, как скоро мой любезный муженек привезет их. Знаю только, что они запросятся сюда сразу, как только соскучатся по моей стряпне.

– В таком случае они могут появиться в любую минуту. – Эрика подцепила нечто лакомое с тарелки. – Эти перчики – просто объедение!

– Любимое блюдо мистера Шона.

– Что он за человек, Белла?

– Настоящий джентльмен. Всегда вежливый. И вечно голодный.

Эрика улыбнулась, услышав этот перечень истинно мужских совершенств.

– Он красивый?

Белла молча кивнула.

– Такой же красивый, как капитан?

Экономка подняла брови.

– Как вам не стыдно! Вы же просватаны.

– Разве я не могу пока что восхищаться другим красивым мужчиной?

– Нет!

Эрика весело расхохоталась.

– А я обратила внимание, с каким восхищением вы смотрите на капитана Маккалема, когда думаете, что никто этого не замечает.

– А я видела, как вы целовались с капитаном Маккалемом, когда думали, что никто этого не замечает! – Белла усмехнулась, глядя, как изменилось лицо Эрики после этого сообщения. – Это был долгий поцелуй, скажу я вам. Оч-чень долгий.

– Тихо! – одернула кухарку Эрика. – Абигайль не должна узнать об этом.

– Абигайль? Она ничего не замечает. Слишком занята своими жалобами.

Эрика почувствовала облегчение: слава Богу, разговор перешел с поцелуя на пляже на другую тему – из разряда вечных. Препирательства между Абби и Беллой насчет того, кто должен единолично управлять хозяйством капитана во время его отсутствия, никогда не прекращались. К тому же Белла винила тещу капитана в том, что та постоянно на него ворчит. Что же касается Абби, она выражала недовольство тем, что называла излишней щедростью зятя по отношению к Белле и Тео. К счастью, обе немедленно находили общий язык, едва речь заходила о детях.

– Вы будете добры к Саре, когда она выйдет замуж за капитана, Белла?

– Если она будет к нему добра, я тоже буду добра к ней.

– В этом отношении она вас не разочарует, – заверила кухарку Эрика.

– Она ваша подруга?

– Да.

– И вы целовали ее мужчину?

– Тише! – снова прошипела Эрика, бросив на Беллу предостерегающий взгляд; утащила с блюда еще одну креветку, вытерла пальцы мягкой матерчатой салфеткой и добавила: – Извините, мне надо пойти привести себя в порядок. Хочу выглядеть как можно лучше по случаю знакомства с другом капитана.

– Зачем? Вы и с ним собираетесь целоваться? – И прежде чем Эрика сообразила, что ответить, Белла сказала: – Я слышу их голоса.

20
{"b":"7346","o":1}