ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ох, нет! Я даже туфли не надела. Господи помилуй… Поспешно расправив мягкую желтую юбку и стряхнув песок с кружевной белой блузки, Эрика повернулась в сторону дома как раз в ту секунду, когда капитан и его светловолосый приятель показались в поле зрения.

Глава 5

Эрика хотела бы как следует приглядеться к старшему помощнику, но никак не могла отвести взгляд от мощной фигуры капитана. Теперь, когда она лучше узнала Маккалема, ей уже не внушали тревоги такие угрожающие его черты, как жесткие очертания подбородка, властный блеск в глазах и могучие бугры мышц.

Шон Линч являл собой своеобразный контраст капитану. Светлые волосы, худощавая и долговязая фигура, теплая, мягкая улыбка. В нем не было ничего грозного, но девушка инстинктивно почувствовала в нем присутствие спокойной силы, способной защитить. Да, он джентльмен и покровитель. Эрика сразу поняла, почему Абигайль так хочет сосватать этого человека своей племяннице. Она сама почти готова была отступить от норм лояльности и завербовать старшего помощника для Сары.

– Вот она, эта нарушительница спокойствия, о которой я тебе говорил, – с широкой улыбкой произнес Дэниел. – Что ты скажешь, Шон?

К полному восторгу Эрики, новый знакомый уставился на нее так, словно впервые в жизни увидел босоногую девушку. В его зеленых глазах светилось искреннее и чистое восхищение, которое подтвердило ее первое впечатление: перед нею человек добрый и нежный до глубины души.

– Скажи ей поскорее хоть что-нибудь, не то она решит, что ты потерял способность соображать, – лукаво подначил друга Дэниел.

Эрика протянула руку.

– Я Эрика Лейн. А вы, очевидно, Шон Линч? Рада познакомиться, сэр. Я слышала о вас много хорошего.

– Я тоже слышал о вас, – признался Шон. – Но капитан забыл упомянуть, как вы красивы. Теперь я понимаю, почему у него сегодня так сияют глаза.

С неприятным чувством подумав о том, что Маккалем, наверное, похвастался их свиданием при луне, Эрика пробормотала:

– Это был всего лишь поцелуй. Пожалуйста, не слушайте его россказни.

Шон повернулся к капитану с видом недоверчивым и даже ошарашенным.

– Ты поцеловал ее?

– Джентльмен никогда этим не хвастается, – ответил Дэниел с выразительной усмешкой. – Я полагал, что и леди не болтают о подобных вещах, но моя гостья полна неожиданностей. – Повернув голову, к Эрике, он добавил: – Со мной ваша репутация вне опасности. Я рассказал Шону только о ваших штучках – чтобы подготовить его.

– О моих штучках?

– Ну да. – Маккалем положил себе на тарелку сочный ломтик апельсина с блюда, поставленного перед ними Беллой. – Сказал, что вы не любите спорить даже в тех случаях, когда сильно рассержены, и не даете мужчине прямого ответа на его вопросы.

Эрика успокоилась и даже улыбнулась Шону.

– Я и в самом деле не люблю спорить. Но всегда готова ответить на вежливый вопрос, если, разумеется, знаю ответ.

Дэниел посмотрел на Шона и выразительно приподнял бровь, как бы говоря: «Видал, какова она?» – после чего обратился к Белле:

– Ты решила уморить Шона голодом, женщина?

– Еда выглядит восхитительно, как всегда, – успокоил экономку Шон и наградил ее крепким, быстрым объятием. – Ты приготовила именно то, что я больше всего люблю.

– Так идите в столовую, я накормлю обоих.

– Нас трое, – жалобным голоском напомнила о себе Эрика.

– Вы уже съели половину того, что было на блюде, – возразила Белла. – Ладно уж, идите вместе с мужчинами, я подам вам чай и печенье.

– Прошу вас, мисс Эрика.

Она слегка покраснела, принимая подставленную ей руку Шона и позволяя ему сопроводить себя в элегантно обставленную столовую. Красные изразцовые плитки пола холодили босые ступни, и, усаживаясь за стол, Эрика уже догадывалась, что, живя на острове, так же естественно обедать без обуви, как готовить пищу во дворе и варить суп из черепахи. Все было так красиво и умиротворенно, особенно в этой комнате, самой благоуханной в доме благодаря вливающемуся в каждое окно запаху пышно цветущей бугенвиллеи. А Белла к тому же превзошла самое себя, уставив стол великим множеством деликатесов, пряные, экзотические ароматы которых кружили обедающим головы.

– Абигайль уверяет, что всю мебель в доме вы сделали собственными руками, Шон. Это просто замечательно.

– Мне нравится работать руками, – просто ответил тот.

– Всю мебель на «Ночной звезде» тоже сделал он, – сообщил Маккалем. – У него на это настоящий талант.

– Зачем же губить его на море? – со вздохом произнесла Эрика. – Абигайль говорит, что ее брат охотно принял бы вас в дело…

– Ну! – Маккалем расхохотался во все горло. – Не говорил ли я тебе? Она женит тебя на своей племяннице меньше чем через месяц.

– А ты женишься на гувернантке, верно? – парировал удар Шон.

– Не правда ли, чудесно? – просияла Эрика. – Два таких красивых жениха, и у каждого прелестная невеста.

– Не забудьте о себе и Райерсоне, – поддразнил Дэниел.

– Никоим образом. Я всегда о нем помню.

– За исключением того времени, когда целуетесь с капитаном? – с едва заметной улыбкой вставил Шон.

Эрика подняла на него укоризненный взгляд.

– Не стоит верить всему, что вы слышите, мистер Линч.

– Но это я услышал от вас.

– И, однако, это не совсем так, – заверила его она. – Я бы предпочла, чтобы вы более не упоминали об этом.

– А вы не станете упоминать о гувернантке и племяннице! – потребовал Дэниел.

– Согласна.

– Теперь ты понял, какая она? – весело обратился к старшему помощнику капитан.

– Теперь вижу, – улыбнулся тот.

– Так продолжай. Задай ей какой-нибудь вопрос. Попробуй получить прямой ответ.

– У меня есть собственный вопрос, – заявила Эрика. – Где Абигайль?

– Она пошла посмотреть, не проснулись ли близнецы, – ответил Дэниел, кивнув в сторону коридора. – И предупреждаю вас: она не в восторге от мысли научить их плавать.

Эрика обратилась к Шону:

– А что вы об этом думаете?

– Я согласен с вами.

– Вот это сюрприз! – усмехнулся Дэниел. – Шон согласен с красивой девушкой!

Эрика опустила глаза, удивленная и обрадованная таким эпитетом, произнесенным совершенно естественно. Не «хорошенькая», предположим, а «красивая». Думал ли он так же в прошедшую ночь, когда его руки гладили ее тело, а жаркое дыхание обжигало ей шею? Но ведь Шон тоже употребил это слово, а для Маккалема оно скорее всего привычно… Она просто дуреха, что так волнуется…

– Эрика?

– Да? – Она встретила взгляд Дэниела и покраснела, заметив в его глазах досаду. – Вы меня о чем-то спрашивали?

– Чего это ради? Вы все равно найдете возможность перевести разговор на другое. Но Шон еще к этому не привык.

– О! – Эрика обратилась к старшему помощнику: – Простите меня, мистер Линч. Вы о чем-то спрашивали?

– Я хотел бы узнать, умеете ли вы плавать. И кроме того… – он глубоко вздохнул, – кроме того, называйте меня просто Шон, если это не значит просить слишком многого.

– А вы должны называть меня Эрикой, – сказала она. – Что касается вашего вопроса, то я родом из Бостона, Шон. Там особо не поплаваешь, потому что вода холодная даже летом.

– Вы умеете плавать? Да или нет?! – загремел Дэниел. Эрика вздохнула с явно преувеличенным неодобрением.

– Да, капитан. Я умею плавать.

– Хорошо. Вы поможете мне и Шону учить близнецов.

– Вы это всерьез? А что я надену на себя? – спросила она весьма недовольным тоном. – Вас двое, и их двое. Зачем вам еще я?

– Для развлечения, – съязвил он. – А одеянием вам послужит собственная кожа, полученная от Бога. И нам тоже.

Эрика задохнулась от возмущения и повернулась к Шону:

– Он просто дразнит меня, правда? Вы же наденете на себя что-то?

Старший помощник успокоил ее:

– Если вы захотите к нам присоединиться, я найду что надеть и для вас. Вода сейчас теплая, как только что поджаренные тосты, Эрика. Не стоит уезжать в Бостон, не искупавшись хотя бы раз.

21
{"b":"7346","o":1}