ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мальчик обнял ее обеими руками за шею и спросил:

– Ты умеешь плавать, Эрика?

– Не так хорошо, как ты, – заверила она мальчика, но, вспомнив, что Дэниел утверждает, будто бы она никогда не отвечает прямо на заданный ей вопрос, смущенно добавила: – Впрочем, могу тебе ответить прямо. Да, Кевин, я умею плавать.

– Я тоже.

Эрика подняла глаза и увидела, что Дэниел улыбается ей.

– Вижу, что мы все кое-чему научились сегодня, – сказал он.

– От души надеюсь на это, – хмыкнув, ответила она. – Кевин, ты и твой брат должны поскорее переодеться в сухое.

– Ну, пошли, ребятки. – Дэниел подхватил близнецов на руки. – Шон? Ты идешь?

– Ровно через минуту, – сказал старший помощник.

– Да? – Капитан многозначительно поднял бровь, потом повернулся и зашагал по пляжу в сопровождении Абби и Полли.

Эрика неуверенно улыбнулась.

– Вы хотите о чем-то спросить меня, Шон? Я постараюсь ответить вам прямо – вопреки тому, что говорит обо мне капитан.

Старший помощник растянулся на песке и внимательно посмотрел на Эрику.

– Это все насчет вашего сватовства.

– О Господи! – вздохнула Эрика, усаживаясь на одеяло. – Капитан, как видно, считает, что я вмешиваюсь не в свое дело, да и вы, наверное, тоже. Уверяю вас, я не приехала бы сюда, если бы не была убеждена, что этот брак из тех, какие предопределены самой судьбой. С другой стороны, – поспешила она добавить, – я не знакома с племянницей Абби, и у меня нет оснований думать, будто вы и она подходите друг другу. И вы совершенно правы, когда просите меня не упоминать об этом сватовстве.

– Тем лучше, – сказал Шон. – Но меня-то как раз беспокоит именно первое сватовство.

– Сара и капитан? Почему?

– Я знаю капитана очень давно. Вам это известно?

– Вы помогали ему строить этот дом восемь лет назад. Ясно, что знакомство достаточно долгое.

– Мы вместе играли мальчишками, пока он не уехал из Ирландии в Америку. Дэнни тогда еще не исполнилось семи лет. То есть было меньше, чем Полли сейчас. Он приехал сюда вместе со своим дядей, и мы не виделись до тех пор, пока я уже взрослым парнем не попал в Нью-Йорк. Я устроился корабельным плотником на красивый клипер, на котором Дэнни плавал старшим помощником.

– Это было чудесное воссоединение.

– Да, это было здорово. Дэнни строил грандиозные планы. Стать капитаном клипера, плавать по всему миру. Он хотел посетить все порты на Тихом океане.

– На Тихом океане?

Шон кивнул.

– Ему нравится опасность. Обойти мыс Горн. Плавать по океанам в сотнях, а то и тысячах миль от ближайшей земли. В торговых рейсах вдоль побережья для Дэнни недостаточно риска, разве что в сезон ураганов.

– Но здесь его дом.

– Да, он построил дом для Лили и детей. А Лили была такой, что он не осмеливался оставлять ее в одиночестве надолго. Вот он и плавал у берегов. Нельзя сказать, чтобы я на это жаловался. Меня такая жизнь вполне устраивает.

– Но она чересчур спокойна для капитана Маккалема. Вы это хотите сказать?

– Я бы вообще ничего не стал говорить, – уклонился Шон от прямого ответа. – Но я подумал, что вам стоит это знать. Он плавает из Гаваны в Салем, потому что так легче обеспечивать и оберегать семью. Меньше всего он нуждается в ком-то еще, кого надо оберегать.

– По вашим словам выходит, что он не рад такой жизни, но разве это может быть? – возразила Эрика. – Остров – настоящий рай. Капитан называет его своим убежищем.

– Так оно и есть. Дэнни нашел этот остров, когда был еще палубным матросом. Объявил его своей собственностью – как место, где можно перевести дух между двумя приключениями. Построил себе хижину, точно такую, какие строили пираты столетия назад. Они не нуждались ни в чем, кроме моря и такого вот острова. Он хотел быть похожим на них.

– Потом он встретил Лили, и хижины оказалось недостаточно.

– А потом потерял Лили, и это едва не убило его самого. – Глаза у Шона сделались печальными. – Ирландию он покинул сиротой. Мать умерла у него на глазах от лихорадки. Три сестры и братишка умерли маленькими, а старший брат погиб в перестрелке. Все это произошло прежде, чем Дэнни вырос настолько, чтобы научиться читать. Прочие его родственники преуспели не больше, насколько я могу судить по тому немногому, что Дэнни о них рассказывал.

– Как это страшно, – произнесла Эрика и крепко сжала губы.

– Совсем юнцом он видел больше страданий и смертей, чем иной мужчина увидит за всю свою жизнь. И когда он приехал в Америку, то придумал для себя собственную «декларацию независимости» – быть свободным от всего этого на всю жизнь. Когда мы встретились с ним снова, его девизом было – «Жить на реях и умереть на реях». Если бы он не встретил Лили, он, возможно, так и остался бы таким беспечным бродягой.

Эрика смотрела на море и пыталась вообразить, что почувствовал Дэниел, потеряв свою свободу и отдав свое сердце Лили. К его чести, он не отступил. Он любил и берег Лили вопреки своим прежним планам. И теперь остался с детьми, в то время как инстинкт призывал его бежать. Радоваться жизни. Избегать ответственности. Любви. Потерь. Жить на реях. В одиночестве.

– Я считала, что у него есть все, чего только может пожелать мужчина. За исключением жены.

– У него есть то, что удовлетворило бы большинство мужчин. Однако Дэнни Маккалем не относится к большинству. Жена и дети не могут дать ему все необходимое для него.

– Это сбивает с толку, – признала Эрика. Шон коснулся ее щеки.

– Вам надо вернуться домой к вашему нареченному и забыть о сватовстве.

– Наверное, вы правы.

– Близнецы вырастут, и тогда Дэнни продаст «Ночную звезду», приобретет клипер и уплывет в Китай.

– Этого еще долго ждать.

– Верно. И потому не старайтесь навязать ему новую жену и новых детей.

– Вы говорите об этом так, словно я и вправду могла бы это сделать.

– Вы настойчивая девушка. Если кто и мог бы убедить Дэниела жениться снова, так это вы, – спокойно возразил Шон.

– Я больше не стану пытаться. – Эрика вскочила и выпрямилась. – Я уговорю его оставить близнецов у Абби в Салеме и отправиться на поиски приключений. Полли он может взять с собой, она тоже любит приключения.

– Не горячитесь, – посоветовал Шон. – Он не намерен уклоняться от ответственности за малышей, чего бы это ему ни стоило. Мы все пытались говорить с ним, но когда дело доходит до чувства вины, приходится признать, что Господь наделил его этим чувством в более чем достаточной степени.

– Вы имеете в виду, что он винит себя в смерти Лили? Я что-то слышала об этом.

– Вот и подумайте об этом, прежде чем предлагать ему кого-то, кого можно полюбить, а можно и потерять. Я уверен, что гувернантка – милая девушка…

– Она и в самом деле такая, Шон, – пылко перебила его Эрика. – А поскольку она не выйдет замуж за капитана, вы могли бы подумать о ней для себя. Вам она больше подходит, чем капитану.

– Что?! – Шон принял сидячее положение и попытался изобразить негодующий взгляд. – Надеюсь, вы шутите?

Эрика улыбнулась сочувственно.

– Я только прошу вас познакомиться с ней – ради себя и ради нее. Каждый мужчина должен влюбиться хоть раз в жизни.

– Любовь и женитьба – совершенно разные вещи, – пояснил Шон, вставая и отряхивая песок со все еще влажных штанов. – Я за свою жизнь влюблялся не меньше дюжины раз.

– Неужели?

– Это прекрасное чувство, готов признать. И я не нуждаюсь в свахе, которая учила бы меня ему.

– Вы и сейчас влюблены? – Шон поморщился, а Эрика захлопала в ладоши от восторга. – Кто она? Капитан ее знает?

– Послушайте, Эрика…

– Не бойтесь, я ему не скажу. Она замужем?

– Нет.

– Помолвлена?

– Нет. Она не из тех, кто стремится к браку, а меня это вполне устраивает, потому что я и сам из таких.

– Все девушки стремятся к браку, – заявила Эрика менторским тоном. – Вы думали о том, чтобы сделать ей предложение?

– У нее были выгодные варианты.

– Но не с вами. Пари держу, что она тоже влюблена в вас. Да и как может быть иначе? Вы такой милый, надежный и преданный! – Эрика в порыве воодушевления крепко обняла Шона за плечи. – Это так чудесно! Я приехала сюда в роли Купидона и вполне преуспела. Я найду кого-нибудь другого для Сары, вы убедили меня, что капитан ей не подходит. А у вас уже есть суженая. Скажите мне ее имя.

23
{"b":"7346","o":1}