ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шон выглядел так, словно у него схватило живот.

– Я не хочу жениться, а Бетси не намерена выходить замуж.

– Бетси? О, Шон! Это одно из моих любимых имен! Поймите, это знамение!

– Послушайте, Эрика. – Его зеленые глаза молили о понимании. – Я не хотел бы, чтобы вы рассказали об этом Дэниелу.

– Вы его недооцениваете, Шон. Он желает вам счастья, и если вы хотите жениться на Бетси, он это одобрит. Ну не будьте же таким мрачным! Я умею хранить секреты не хуже других.

– Тут дело не в секрете.

– Тогда почему бы мне не поговорить с ним об этом? – Эрика рассмеялась.

– Ничего себе неопровержимая логика!

– Я просто дразню вас, Шон. Ни словечка не скажу капитану!

– Благодарю вас.

– При одном условии.

– Каком?

– Вы пообещаете, что сделаете Бетси предложение сразу же, как только ее увидите.

– Но…

– Разве капитан Маккалем не говорил вам, что я никогда не спорю? – Эрика стряхнула тонкий слой розового песка со своей мягкой желтой юбки и взяла Линча под руку со словами: – А теперь будьте джентльменом и проводите меня в дом. Мне сегодня нужно написать очень сложное письмо и чем скорее я за него возьмусь, тем лучше.

Найти подходящие слова, чтобы сообщить Саре новости, оказалось легче, нежели Эрика думала. В конечном счете гувернантка вовсе не хотела покидать Новую Англию и не была одержима идеей выйти замуж за морского капитана. Это была целиком идея Эрики. Скорее всего Сара почувствует облегчение и, надо надеяться, захочет написать еще одно письмо Расселу Брэддоку, но на этот раз Эрика предоставит Саре возможность полностью составить письмо самой, с тем чтобы Брэддок нашел для нее жениха более степенного, но не менее привлекательного, чем капитан.

Нет, Сара не будет разочарована. Тогда почему Эрика так расстроена поворотом событий?

«Потому что Джек уже должен был бы приехать сюда», – призналась она, наконец, себе. Даже учитывая погоду и хлопоты о проезде, он вполне мог бы отплыть через три или четыре дня после ее отбытия, побуждаемый, с одной стороны, ревностью, а с другой – беспокойством о ней.

Эрика была готова извинить задержку на несколько дней, объяснив ее чрезмерной практичностью Джека и его пристрастием к выгодным сделкам, однако, не обремененная больше хлопотами о сватовстве, она вынуждена была спросить себя, чего ради она до сих пор торчит на острове. Да и вообще – имеет ли сейчас приезд Джека прежнее значение? Позволит ли она ему теперь подхватить себя на руки и отнести в укромное место, чтобы заняться любовью, или оттолкнет его со злости? А может, он даже прибудет раздраженным из-за потери времени и перенесенных неудобств?

«Джек вполне заслужил, чтобы ему потрепали нервы за то, что он пренебрег тобой, – сердито убеждала она себя. – Ты должна дать ему это почувствовать и сделать что-нибудь по-настоящему скверное. Можешь еще раз поцеловать капитана Маккалема. Он ведь больше не кандидат в мужья для Сары. И ты уже целовала его, ничего страшного тут нет. Капитан прав, ты можешь проявлять любопытство к подобным вещам, и если Джек Райерсон не заботится о том, чтобы приехать и положить этому конец, то тебе-то о чем беспокоиться?»

Она, разумеется, этого не допустит, но сама мысль о подобной мести принесла Эрике немалое облегчение, и она от души веселилась за вечерней трапезой, глядя на шалости ребятишек. Близнецы неумолчно болтали о своем плавании, словно переплыли Кресент-Бей из конца в конец. А Полли вышла к столу в платье с оборочками и ленточками в волосах в тон цвету платья; дядя Шон осыпал ее комплиментами, а отец ласково поддразнивал.

Эрика сочла все это благоприятными признаками: значит, ее долгое путешествие не оказалось в конечном итоге потерей времени ни для кого из заинтересованных лиц. Во всяком случае, у нее появились новые друзья – Шон и в особенности Абби. Эрика намеревалась поддерживать долгие и добрые отношения с отважной бабушкой. И само собой, она лично проследит за тем, чтобы Шон и Бетси поженились еще до конца года.

Что касается другой материи – тоски капитана Маккалема по странствиям, – она и с этим разберется. В оставшееся до приезда Джека время она убедит капитана, не откладывая в долгий ящик, осуществить свои мечты. Напомнит ему, что оказалась права насчет плавания, и докажет, что детям будет очень хорошо в Салеме в те месяцы, когда он будет плавать по морям в свое полное удовольствие. Абби позаботится о них, а мистер и миссис Джек Райерсон, обитая менее чем в двадцати милях от Салема, всегда придут на помощь в случае необходимости. И уж конечно, мистер и миссис Шон Линч примут в них участие. А дети Маккалема станут играть с будущими отпрысками обеих счастливых супружеских пар.

– У нее в глазах опять горит неукротимый огонь сватовства, – сухо обратился Дэниел к Шону. – Самое время нам выйти на воздух и выкурить по сигаре.

– В таком случае я пожелаю вам обоим доброй ночи, – со смехом сказала Эрика. – Как только я помогу Абби уложить детей, сразу уйду к себе.

– А я-то думал, что мы еще долго будем слушать речи о Саре и племяннице, – с откровенной иронией произнес капитан. – Или вы уже заморочили всем этим голову Шону во время вашего приватного разговора на пляже?

– Вы просили, чтобы я больше не упоминала о Саре, капитан, – сладким голоском заметила Эрика. – И я не намерена заводить о ней разговор.

Дэниел, прищурившись, посмотрел на нее с подозрением, потом пожал плечами.

– Я не очень-то склонен верить вам, но любая передышка принимается с благодарностью. Только, пожалуйста, не спешите ложиться в постель, – добавил он небрежным тоном. – Мне надо кое о чем поговорить с вами.

Эрика надеялась, что никто не заметил, как у нее вспыхнули щеки. В свете того, что произошло прошлой ночью, она усмотрела в предложении капитана нечто слишком интимное, хотел он того или нет.

– Нельзя ли подождать с этим до утра, капитан? Я, право, не помню, чтобы чувствовала себя когда-нибудь такой усталой, как сегодня.

Маккалем снова пожал плечами.

– Если вы передумаете, то знаете, где меня найти.

– Идите курить ваши сигары, джентльмены.

Эрика встала, сделала грациозный реверанс и была обрадована тем, что Шон из любезности тоже встал. Было бы очень мило со стороны капитана, если бы он поступил так же, однако она нашла недостаток вежливости с его стороны в какой-то мере даже утешительным. Нет, он явно неподходящий кандидат в мужья для Сары. Ему суждено плавать по морям, за много миль от цивилизованных стран, а вовсе не жениться на гувернантке из Бостона.

Эрика могла бы назвать не менее полудюжины основательных причин для своей прогулки при луне этой ночью. Не говоря уже о том, что это полезно для здоровья и приятно для чувств, романтическая обстановка побудила бы ее с любовью думать о Джеке – и в конечном счете простить его.

Если бы ей довелось при этом повстречаться с капитаном, она узнала бы, о чем он хочет с ней поговорить. У нее самой есть, по крайней мере, две темы для разговора с ним: поведение Полли и преданность Маккалема морю.

Существовали только две причины не ходить на прогулку. Первая – самая простая: капитан мог объяснить ее появление желанием повторить «ошибку» прошедшей ночи. Вторая казалась более сложной: у Эрики и в самом деле могло возникнуть такое желание. Значит, идти не следует, независимо от того, сколько вполне приемлемых причин для прогулки под луной она могла изобрести.

Но Эрика слишком хорошо себя знала, чтобы не понимать, что пререкания с самой собой бесполезны. Поэтому она облачилась в строгое коричневое платье, исходя из чисто теоретического предположения, что поводом для безрассудного поступка послужила главным образом прозрачная ночная рубашка. Если их с капитаном дорожки пересекутся, тот сразу уяснит себе, что обстоятельства в корне переменились. Если же она капитана не встретит, то тем полнее сможет погрузиться в приятные мысли о возлюбленном Джеке.

Но едва Эрика подошла к тому месту, где они с капитаном целовались, сердце у нее так и запрыгало, а когда она увидела рядом с расстеленным на песке одеялом корзину с торчащим из нее горлышком бутылки, девушку окатила туманящая голову волна предвкушения.

24
{"b":"7346","o":1}