ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Она? Отдает приказания на моем острове? – взревел он. – Это мятеж, дочь моя!

Девочка снова расхохоталась.

– А бывает, что Белла говорит нам, что делать, – заявила она. – Но здесь, на шхуне, – только папа.

– Постараюсь это запомнить, – тоже смеясь, сказала Эрика. – У вас есть для меня еще приказания, капитан Маккалем?

– Да, – кивнул он. – Последите за этой непоседой. Море сегодня буйствует, и я не хочу, чтобы кто-нибудь свалился за борт. В особенности вы, миледи.

– Мы постараемся вести себя как следует, сэр, – отрапортовала Эрика, включаясь в игру.

– И еще одно, – объявил он, поймав ее за талию и привлекая к себе так, что губы его едва не касались уха Эрики. Она услышала: – Постарайтесь ладить со мной, и ваш плен доставит удовольствие нам обоим.

– Не понимаю.

Дэниел пожал плечами и отпустил ее.

– Вы можете весело проводить время, пока не доставят выкуп, а можете сопротивляться. Но и в том и в другом случае у меня есть планы на сегодняшний вечер.

– Ах, выкуп! – Эрика покраснела. – Я не сообразила, что вы шутите.

– Я вовсе не шучу. – Дэниел смотрел на нее с бесконечным восхищением. – Добро пожаловать на «Ночную звезду». У моей команды убийственная репутация, но мы знаем, как обращаться с леди, особенно с такими красивыми, как вы.

– Папа притворяется пиратом. Это такая игра, – объяснила Полли. – Он рассказал мне об этом сегодня утром. Он главарь, а я сирота, которую он спас от кашалота, а ты принцесса. Король обещал заплатить огромный выкуп, если мы вернем ему тебя целой и невредимой.

– Понятно. – Эрика строго посмотрела на Дэниела. – Очень умная мысль. К сожалению, я решила прекратить всякие игры.

– Но в эту игру вы сыграете, – безапелляционно заявил он, – иначе вам придется пройтись по краю бортовой обшивки корабля с завязанными глазами.

Эрика попыталась нахмуриться, но вместо этого невольно улыбнулась. Ведь Дэниел старается подбодрить ее, почему же ей не подыграть ему? Ее это отвлечет от мыслей о Джеке, а Полли обрадует. Он не вправе ожидать от нее отклика на любовные авансы, несмотря на игривый намек на какие-то вечерние планы. Он ведь только прикидывается грубым морским волком, а на самом деле с искренним сочувствием относится к ее осложнившимся отношениям с Джеком. И уж конечно, он совсем не хочет доставить ей еще большие огорчения.

Тем временем появился Шон с душистым чаем и сладкими сухими бисквитами; он накрыл Эрике чай в штурманской рубке на юте. То было чудесное местечко с полированной обшивкой из красного дерева, удобными кожаными креслами и большим столом, привинченным к полу. В высоком шкафу у одной из стен за чистыми стеклами хранились инструменты, а в маленьком бюро, тоже привинченном к полу, было множество перьев, кистей, тетрадей и книг, чтобы Полли, путешествуя с отцом, могла продолжать свои занятия.

– Никогда не видела более славной комнаты, Шон, – произнесла Эрика со вздохом. – Абби не преувеличивала ваши способности.

Шон зарделся от гордости.

– Капитан сказал мне, чего он хочет. Мне только оставалось все сделать. Но я согласен, местечко и впрямь замечательное. Мое самое любимое на шхуне.

– И мое тоже.

– Ты еще не видела папочкину каюту, – вмешалась в разговор Полли. – Тебе она еще больше понравится, Эрика. Там большая-большая кровать.

Эрика вспыхнула при этом возбуждающем намеке.

– Не могу представить, что мне доведется ее увидеть. – Шон усмехнулся, и Эрика строго посмотрела на него. – Хватит.

– Я просто подумал…

– Я понимаю, о чем вы подумали, и попросила бы вас больше не упоминать об этом.

– А вы не станете упоминать о Бетси?

– Вы с вашим капитаном вечно торгуетесь, – со смехом сказала Эрика. – Хорошо, не буду.

– А кто такая Бетси? – немедля поинтересовалась Полли.

– Моя мать, – совершенно спокойно ответил Шон. Девочка, видимо, не поверила и повернулась к Эрике, ожидая подтверждения, но та лишь улыбнулась и попросила:

– Полли, а ты не покажешь мне весь корабль? Я думаю, ты знаешь здесь почти каждый уголок.

– Не почти, а точно знаю все не хуже папы и дяди Шона.

– Вот и хорошо, мне просто не терпится начать обход. Только давай сначала отнесем посуду на камбуз, согласна?

– Согласна, – кивнула Полли. – Сначала на камбуз, а в папину каюту напоследок, потому что самое лучшее всегда нужно оставлять под конец. Так папа говорит.

Не обращая внимания на смех Шона, Эрика взяла чайный поднос и двинулась следом за Полли на палубу.

В начале дня Эрика питала надежду хотя бы раз или два переключиться с тяжелых раздумий о Джеке на что-нибудь приятное, но ей не пришлось прилагать усилий, потому что весь день оказался восхитительным, несмотря на скверную погоду. Из Полли получился отличный гид и наставник. Шон словно только и думал о том, как получше накормить и чем развлечь Эрику. Команда, если можно так выразиться, осыпала ее молчаливыми комплиментами, и каждый матрос, занимаясь своим делом, старался устроиться так, чтобы наблюдать за ней. Капитан Дэниел Маккалем упорно разыгрывал роль предводителя пиратов, бросал на Эрику издали страстные взгляды, а когда они оказывались рядом, нашептывал нежности.

Вдоволь насладившись вниманием, Эрика вскоре начала еще в большей степени наслаждаться созерцанием того, как моряки ведут борьбу со стихией. Они карабкались по вантам, поднимали и убирали паруса – и все это в бесконечном движении крепких мышц, дразнивших воображение Эрики вопреки данному ей обету более не предаваться опасным фантазиям. Она понимала, что винить в соблазне должна Маккалема. Самого капитана и его пиратское воображение.

К тому времени как Полли ввела ее в капитанскую каюту, Эрика уже целиком погрузилась в предложенную Маккалемом игру – погрузилась до такой степени, что смотрела на дорогое темное дерево и начищенную до блеска медь глазами похищенной принцессы, которая, несмотря на свои героические усилия, не в состоянии подавить сексуального влечения к негодяю, похитившему ее.

Каюта капитана была вдвое больше других помещений на шхуне. Она вмещала огромную кровать, красивые резные сундуки и шахматный столик возле уставленных рядами книг шкафов со стеклянными дверцами. «Сундуки, – внушала себе Эрика, – набиты сокровищами, захваченными с других кораблей. Книги – дань хитрости предводителя пиратов: он изучает тактику и культуру, чтобы выработать стратегию, необходимую для победы над любым противником. Но главная стратегия проста: ведь команда обладает убийственной репутацией, не так ли? И судя по тусклому блеску мечей, которые висят на стене над кроватью Дэниела, репутация эта вполне заслужена».

– Ну? Я вижу, вы так же взбудоражены, как и я, милая девушка?

Эрика резко обернулась и вспыхнула, встретив его откровенный взгляд.

– Право, капитан Маккалем, это уж слишком! – Она кивнула в сторону Полли, предостерегая его. – Ведите себя пристойно.

Дэниел повернулся к дочери.

– Твой дядя не прочь позволить тебе постоять у штурвала, если ты окажешься на месте, пока он досчитает до десяти.

Полли с громким восторженным возгласом выскочила из каюты, даже не оглянувшись на Эрику.

– Это было неумно и грубо.

– Не говорите со мной подобным тоном, – предостерег Дэниел, закрывая за дочерью дверь каюты. – Вы можете быть принцессой там, откуда явились, но здесь я верховный правитель.

– Игра становится утомительной. – Эрика охнула и попробовала увернуться, когда он ловким движением прижал ее спиной к двери. – Дэниел Маккалем, держите себя в руках!

– Это была ваша идея, – напомнил он. – И надо признать, идея отличная. Как раз то, что нужно нам обоим.

– Но вам-то она к чему? – спросила Эрика. – Вы, очевидно, считаете, что мне это понадобилось из-за письма Джека, но вам…

– Я мужчина, а вы вот уже три дня дразните меня. Поэтому мне это и нужно, – произнес Дэниел с поистине дьявольской ухмылкой.

– Я вовсе не хотела дразнить вас.

– Такая уж у вас натура, и, поверьте, я о том не жалею. От души признателен вашей бабушке за то, что она передала вам это ваше лучшее свойство.

30
{"b":"7346","o":1}