ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Разумный биохакинг Homo Sapiens: физическое тело и его законы
Сильное влечение
Все, кроме правды
Темный паладин. Рестарт
Восемь секунд удачи
Тропинка к Млечному пути
Чужая путеводная звезда
Без опыта замужества
A
A

– Я обручена.

– Мой излюбленный вариант, – заявил он все с той же ухмылкой. – Я решил посвятить себя тому, чтобы предоставить каждой обрученной женщине, каких мне доведется встретить, последний шанс испытать нечто новенькое перед тем, как она свяжет себя брачными узами.

Эрика не удержалась от смеха.

– Полли может вернуться в любую минуту.

– Вот и прекратите терять драгоценное время, – произнес Дэниел менторским тоном, который привел Эрику в восторг. – Я и прошу-то всего-навсего о единственном поцелуе.

– О единственном поцелуе? – переспросила Эрика, чувствуя, что ее сопротивление слабеет с каждой секундой. – Видимо, это самое малое, что я могу сделать после того, как дразнила вас целых три дня.

Дэниел с торжествующей усмешкой наклонился и прижался губами к шее Эрики, в то время как его пальцы потянулись к пуговицам на ее блузке. Эрика хотела было воспротивиться, но ее охватило знакомое оцепенение. Она не могла протестовать, не могла вырваться и убежать, могла только чувствовать Дэниела всем своим телом.

Рука Дэниела скользнула к ней под блузку, высвободила грудь из-под нижней рубашки. Он поцеловал сосок, потом слегка прикусил его, как делал это на пляже, только теперь материя плотного коричневого платья не мешала ему трогать горячим языком нежную кожу, а потом прижаться лицом к груди и жадно вдыхать ее запах.

Эрика застонала, охваченная волнами неизведанных ощущений, влекущих ее в мир новой и опасной фантазии – мир без Джека Райерсона. Мир запретный, но в эти секунды единственный, в котором она почувствовала бы себя ценимой и желанной. Она зарылась лицом в густые черные волосы Дэниела и шепотом произнесла его имя.

Он поднял голову.

– Чего ты хочешь?

– Я хочу, чтобы ты поцеловал меня. В губы.

Горящие страстью глаза не приняли ее ответа.

– Скажи мне правду.

– Я хочу, чтобы ты поцеловал меня. Хочу… – Она гулко сглотнула и призналась: – Ты говорил, что есть способы.

– Какие? О чем ты?

– Чтобы ты достиг желаемого, а я осталась бы девственницей.

– Ты именно этого хочешь?

– Да, капитан. – Она вздохнула и обвила руками его шею. – Именно этого я хочу.

– Больше всего?

– Да.

– Хорошо, но придется дождаться ночи. Полли скоро вернется. А сейчас я могу только целовать тебя. Как это у меня получается?

– Чудесно, – призналась она, поднимаясь на цыпочки и касаясь губами его губ. Дэниел нежно погладил ее по щеке, потом положил ладонь Эрике на затылок, привлек ее к себе и поцеловал крепко, вложив в поцелуй всю силу своего желания. Отступив затем на шаг, он склонился в глубоком поклоне, достойном самого изысканного пирата былых времен.

– До вечера, миледи.

Когда Эрика в ответ сделала глубокий реверанс, Дэниел на секунду задержал взгляд на ее все еще обнаженной груди, рывком отворил дверь каюты и вышел, не сказав больше ни слова.

Глава 7

В маленькой каюте Эрики не было зеркала, в котором она видела бы себя во весь рост, но девушка прекрасно знала, как она выглядит, когда тщательно оделась для обеда в каюте капитана – пиратского капитана, не иначе. Ей хотелось походить на пленную принцессу, поэтому она выбрала дорогое платье, черное с золотом, купленное ею несколько месяцев назад. До сих пор она ни разу его не надевала. Ждала подходящего момента, чтобы поразить соображение Джека Райерсона, и была уверена, что момент наступит на острове Карибского моря. Именно поэтому она и взяла платье с собой, уложив его вместе с аксессуарами в самый большой чемодан.

Теперь она поняла, что зря старалась ради Джека. Он может говорить или делать то, что следует, но разве будет он при этом очарован, возбужден или безрассуден? Нет, ни в коем случае. В глубине души он, вероятно, отнесся бы отрицательно к этому крику моды, весьма дорогому и слишком вызывающему.

И потому она решила надеть платье для капитана Маккалема, зная, что он оценит это по достоинству. Надеясь, что он запомнит этот вечер, несмотря на то что в его жизни было много женщин. Ей хотелось остаться в его воображении соблазнительной и желанной, достойной королевского выкупа.

Черный шелковый лиф платья был посажен на подкладку и выкроен так, чтобы облегать и подчеркивать грудь. Юбка и рукава сшиты из черной тафты с золотыми нитями, вкрапленными в ткань. На шее у Эрики, спускаясь до ложбинки между грудей, висела тяжелая золотая цепочка, а руку украшал широкий, инкрустированный бриллиантами золотой браслет, доставшийся ей по наследству от храброй бабушки. Два красивых гребня из золота с ониксами, тоже подарок бабушки, довершили бы эффект, но Эрика помнила приказ капитана носить волосы свободно распущенными и уложила гребни обратно в чемодан, а сама уселась расчесывать свои каштановые локоны.

Потом она сунула ноги в изящные черные шелковые туфельки, облизнула губы и удовлетворенно вздохнула. В конце концов, это всего лишь обед. Вместе с Полли и Шоном. По меньшей мере час беспечного веселья без малейшей вероятности впасть в грех. А после этого, если она и впадет в грех, это будет не в первый раз…

– И не в последний, – сказала она негромко, обращаясь к самой себе. – Так иди и проведи эту ночь с ним. Она могла бы достаться Джеку Райерсону, однако выпала на долю капитана Маккалема. Ты проплакала всю прошлую ночь, так подумай теперь, правилен или нет этот невинный проступок. – Немного помолчав, добавила философски: – Ты, так или иначе, вернешься в Бостон. Так почему бы не вернуться туда после прекрасной ночи, которая навсегда останется в твоем сердце? Да, это мог быть Джек. Но он предпочел не приезжать. И таким образом, это будет капитан, и ты солжешь, если скажешь, что он тебя не привлекает. Ну и вот…

На этом монолог был завершен. Эрика распрямила плечи и с уверенной улыбкой вышла в коридор.

Дэниел, прислонившись к стенке своей каюты, наблюдал за тем, как помощник кока наводит завершающий лоск на красиво накрытом обеденном столе. Накрахмаленная белоснежная скатерть, серебряные столовые приборы, изысканные, белые с голубым, фарфоровые тарелки – все самое лучшее, что могла предложить «Ночная звезда». Даже погода решила им благоприятствовать: шхуна лишь слабо покачивалась на ходу, ветер только слегка посвистывал в снастях. Никакого признака, что капитана могут вызвать на палубу в самый неподходящий момент, – а в этот вечер такое положение вещей было куда важнее, чем во все другие вечера последних лет.

– Папа, я красивая? – спросила Полли.

Дэниел повернулся к кровати, на которой его дочь забавлялась немногими игрушками, и очень удивился, увидев, что она уже не играет, а тщательно расчесывает свои короткие черные волосы серебряной щеткой. И смотрит при этом на свое отражение в зеркальце с серебряной ручкой! Он впервые сообразил, что девочка одета в платье, а не в штанишки до колен и простую муслиновую рубашку, какие она носила обычно, а уж на шхуне-то обязательно.

Она была очень хорошенькая. Похожа на Лили, но не унаследовала ее светлых волос и небесно-голубых глаз. И ее бледности. Волосы у Полли угольно-черные, щеки румяные, а глаза синие, словно воды океана, – точь-в-точь как у отца. Но улыбка ей досталась от матери, полная нежности и тепла, а что может быть восхитительнее в молодой женщине?

– Настоящая красавица, – заверил Дэниел дочь, подходя и присаживаясь на край кровати. – Где ты раздобыла все эти вещи?

– У Эрики. Она ими пользовалась, еще когда была маленькой, но теперь они мои. Эрика говорит, что у меня волосы станут такими же длинными, как у нее, если я каждый вечер буду проводить по ним щеткой сто раз. Но я хочу, чтобы они выросли поскорее, и провожу щеткой не сто, а двести раз.

Дэниелу был по душе гордый блеск ее глаз – такой же, как у близнецов, когда им впервые позволили поплавать. Все это заслуга Эрики. Она пробудила лучшее во всех, за исключением его самого. В нем она пробудила негодяя – мужчину, который воспользуется ранеными чувствами невинной девушки и обратит их в свою пользу, поставив под угрозу будущую жизнь девушки с человеком, которого она любит.

31
{"b":"7346","o":1}