ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И невозможно этого получить, да? – послышался сердитый голос от двери.

– Ох! – вырвалось у Эрики, не успевшей вовремя прикрыть ладонью рот, чтобы заглушить невольный возглас. Она быстро взглянула на Полли и убедилась, что девочка крепко спит. Вскочила с краешка кровати, на котором до сих пор сидела, и смущенно улыбнулась Дэниелу. – Как много из этой глупой истории вы услышали?

– Идите сюда.

Эрика с опаской посмотрела на него.

– Зачем мне это делать?

– Но ведь вы, как я предполагаю, хотите, чтобы я унес вас.

– Капитан… ой! – Она попыталась выскользнуть из могучих рук, которые подхватили ее и с необыкновенной легкостью перекинули через плечо их обладателя. – Дэниел Маккалем! – воззвала Эрика вынужденно тихим голосом, боясь разбудить Полли. – Немедленно, сию же секунду отпустите меня!

Но она уже понимала, что он не уступит. По причинам непонятным, но волнующим он снова превратился в предводителя пиратов, и Эрика, пока он нес ее по коридору из каюты дочери в свою собственную, сопротивлялась лишь потому, что это было частью ее роли.

Однако когда Дэниел уложил ее на постель и склонился над ней, в его синих глазах горело такое откровенное желание, что Эрика заговорила с ним со всей доступной ей надменностью.

– Не забывайтесь, Дэниел Маккалем! Есть пределы тому, что я считаю дозволенным…

– У меня тоже есть пределы, – возразил он живо. – В частности, предел моему терпению, которое вы истощили.

– Я это понимаю, капитан, и готова пойти вам навстречу, но сначала хочу кое-что объяснить.

– Эрика…

– Ш-ш-ш. – Она встала на колени и взяла его лицо в ладони. – Я хочу извиниться за то, как я оделась.

– Что?!

– Если бы я знала, что вы хотите меня раздеть, я надела бы красивое нижнее белье. Я вовсе не отказывала вам тогда, капитан. Я просто не хотела вас разочаровать.

Он уставился на нее в веселом изумлении.

– Вы решили, что я буду разочарован, потому что ваше нижнее белье некрасиво?

– Даже хуже этого, – вздохнула она. – Его на мне вообще нет. Это платье так сшито, что белье под него надевать не нужно.

– У вас под платьем ничего не надето? – Он от души расхохотался. – И это, по-вашему, должно было меня разочаровать? Да вы понимаете, что говорите, девочка? – Он ласково уложил ее снова на спину и вытянулся над ней, широко улыбаясь. – Упоминал ли я, что вы меня очаровали?

– Мне не нравится, когда надо мной смеются, – произнесла она сердито, но голос прозвучал хрипло, выдавая охватившее ее возбуждение, и тогда она добавила не слишком убедительно: – Не могли бы вы хотя бы попытаться быть романтичным?

– Вы получите порцию романтики от своего принца, – поддразнил он ее, – а со мной вам придется удовлетвориться страстью.

Он поцеловал ее в губы – сначала нежно, а потом с таким жадным пылом, что Эрика задрожала с головы до кончиков пальцев на ногах.

Одной рукой он обхватил ее, обнимая и удерживая, а вторая перемещалась от лифа платья все ниже, забирая в горсть ткань, пока не подняла подол до самых бедер. Эрика запустила обе руки в спутанные волосы Дэниела, прижалась губами к его губам и целовала его пылко, охваченная желанием, которое пробуждали в ней его губы и рука. Когда его твердые пальцы коснулись нежной кожи ее бедер, Эрика застонала.

– Дэниел… будь осторожен.

– Это то, чего ты хочешь, – успокоил он ее. – То, чего ты хотела столько времени. – Он бережно и нежно дотронулся до ее пульсирующего лона и прошептал: – Вот так. Теперь ты понимаешь.

– Нет! – таким же жарким шепотом отозвалась Эрика. – Я не понимаю, что ты делаешь со мной. Дэниел, этого мало. Ты говорил, что есть способы… О! – Она вся выгнулась, едва его палец проник во влажную глубину между ее ног, разгоряченную желанием.

– Эрика, – простонал Дэниел, и она поняла, что, несмотря на весь свой опыт и самоконтроль, он пришел в то же безрассудное и возбужденное состояние, что и она.

Слишком разгоряченная, чтобы испытывать стыд, Эрика быстро расстегнула пуговицы у него на брюках, и его пульсирующая плоть выскочила прямо ей в руку, такая твердая, что это ее испугало. Но она интуитивно понимала, что должна доставить Дэниелу, ради нее готовому поступиться полным удовлетворением мужской страсти, минуты наслаждения любым доступным ей способом. Она гладила его ласково и нежно, радуясь потрясенному выражению его лица, до тех пор, пока снова не припала к его губам бурным, горячим поцелуем.

С каждым движением Эрика представляла его внутри себя и, наконец, пришла в ярость из-за того, что он отказывает ей в этом. Она вряд ли могла бы вспомнить, ради чего хотела сохранить свою девственность, но эти проклятые «пределы» просто убивали их обоих. Если они надеются сохранить здравый рассудок, она должна убедить Дэниела переступить эти пределы. Прижав губы к его уху, она прошептала:

– Дэниел, сделай это сейчас.

Она сжала его пенис и уложила себе между бедер.

– Эрика…

– Не спорь со мной! – взмолилась она. – Ты помнишь, что я никогда не спорю? Просто сделай это для меня. Со мной. Во мне. Прежде чем я закричу и потеряю рассудок.

– Но есть же способы…

– Я не хочу их! Я хочу только одного!

Всего мгновение Дэниел смотрел на нее, как бы взвешивая «за» и «против», но, сделав выбор, обеими руками раздвинул Эрике ноги; он поймал ее взгляд, ища последнего безмолвного подтверждения, и, видимо, нашел его, потому что его плоть вошла туда, где только что были его пальцы, и последовал удар, нанесенный осторожно, но без малейших признаков сомнения. Потом он страстно поцеловал Эрику в губы и нанес новый удар, уничтоживший ее девственность с такой уверенностью и легкостью, что Эрика только мельком подумала, что это могло бы причинить боль.

– Эрика?

– Мне хорошо, – произнесла она, удивленная тем простым фактом, что вот они лежат вдвоем в интимном единении, и немного смущенная тем, что содрогания ее лона как будто уменьшились. То был момент безмятежного покоя, мир без сожалений и тревог, ожидаемых ею, и Эрика нерешительно спросила: – Продолжение следует?

Дэниел кивнул и усмехнулся.

– Что сделано, то сделано, а теперь нам остается только наслаждаться друг другом. Если ты чего-то хочешь, скажи.

Эрика слегка шевельнулась, чтобы проверить, как себя чувствует, и с восторгом ощутила новую вспышку желания. Она подняла глаза на Дэниела и покраснела, заметив его понимающую улыбку. Он знал, отлично знал, как сильно она его хочет, потому что сам испытывал то же. Но он сдерживал себя, и Эрика решила сама увлечь его. Обхватив Дэниела ногами, она начала двигаться и, к своему восторгу, обнаружила, что он не устоял перед соблазном. Он двигался вместе с ней, порой помогая ей найти утраченный на мгновение общий ритм и с каждой секундой убыстряя этот ритм, пока Эрика, почти судорожно обняв его за шею, не вскрикнула от невероятно сильного и пронзительного спазма. Изогнувшись, она словно подала ему сигнал – его удары стали более частыми и резкими, а потом он, к глубокому огорчению Эрики, вышел из нее и выпустил теплую струйку спермы ей на живот.

Потом он прижал ее к своей груди, и Эрика лежала и слушала биение его сердца. Если она и нуждалась в еще одном доказательстве его силы и власти, она его получила. Рядом с ним она чувствовала себя незначительной, но в глубине души знала, что покорила его в эту невероятную ночь. Она была счастлива лежать вот так, прижимаясь к нему, и больше ничего ей не было нужно.

– Ну? – спросил он наконец. – Ты на меня сердишься?

– Нет. О нет!

– Хорошо. – Он зарылся лицом в ее волосы. – Потом ты будешь сожалеть, я знаю. Но если для тебя это что-нибудь значит, не стоило упускать такую возможность.

– Я оценила то, что ты сделал в конце. Надеюсь, это не испортило тебе удовольствия.

– Все прекрасно. И согласись, не мог же я отправить тебя к Райерсону с маленьким Маккалемом в животе.

– Пожалуй, нет. Но я хотела бы это почувствовать.

Он оттолкнул ее от себя настолько, чтобы посмотреть прямо в глаза.

34
{"b":"7346","o":1}