ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Шон очень внимательно вгляделся в нее.

– Что вы станете делать, когда покинете нас? Выйдете замуж за Райерсона?

– Я много думала об этом прошлой ночью.

– И что вы надумали?

– Мне пришло в голову, что если я не настолько люблю Джека, чтобы хранить ему верность, а он не настолько любит меня, чтобы приехать тогда, когда я в нем очень нуждалась, то нам лучше разорвать помолвку.

Ярость вспыхнула в зеленых глазах старшего помощника.

– Так я и знал!

– Не будьте таким нудным! Я просто поверить не могу, что прочила вас в мужья Саре. Или даже Бетси. Имеет ли она представление о том, насколько вы несправедливы? Вы пришли к заключению, что я намеренно стремлюсь разрушить жизнь капитана? Хочу встать на пути его любви к приключениям? Неужели вы думаете, что я могу уничтожить то, чем он привлек меня?

– Вы полюбили Дэнни?

– Могла бы полюбить, если бы не проявила осторожность. Но благодаря вашему предостережению я ее проявила. – Серьезный взгляд, устремленный на нее, вынудил Эрику покраснеть. – Ладно, я не была настолько осторожной, как следовало бы, но мне хотелось пережить приключение. Это плохо?

– Это опасно, Эрика.

– Опасно, быть может, для меня, но не для капитана, – твердо заверила его она. – Он сам говорит так – он может спокойно флиртовать со мной, потому что я помолвлена и не буду посягать на его свободу. И в этом он прав. И что самое главное, любовная интрига между мной и капитаном закончена. Я играла в опасную игру, но весь остаток нашего путешествия буду размышлять, как мне провести оставшуюся жизнь.

Впервые за время разговора тон помощника смягчился.

– Я сочувствую Райерсону, но вы заслуживаете лучшей доли. Вы красивая девушка, и у вас нежное сердце. Я рад, что вы не выйдете замуж за человека, который позволил вам убежать и не попытался спасти вас от самой себя.

– Кажется, я вечно буду гадать, что произошло бы, если бы он приехал за мной. Это сбивает с толку, – призналась она. – Я все спрашиваю себя… Ладно, оставим это. – Эрика ободряюще похлопала Шона по руке. – Не волнуйтесь. Я не собираюсь одомашнивать вашего друга.

Шон с облегчением рассмеялся и явно намеревался дать Эрике еще какой-то полезный совет, но грохот на палубе заставил его резко обернуться.

– Оставайтесь здесь. И не отпускайте Полли.

– Хорошо, – пообещала Эрика и вышла следом за ним в коридор, где они увидели Полли, уже собиравшуюся бежать к отцу.

– Полли Маккалем! Нужно, чтобы ты осталась со мной. Я умру от страха, если ты бросишь меня одну.

– И отец прикажет протащить тебя под килем[3], – шутя пригрозил Шон. – Так что береги Эрику, а когда шторм утихнет, я дам тебе подержать штурвал.

Он ушел, не слушая возражений Полли и предоставив обеим – ей и Эрике – с трепетом ожидать развития событий. С палубы доносился такой шум и крик, словно там вот-вот вспыхнет бунт, и один взгляд на лицо Полли подсказал Эрике, что ни девочка, ни она сама не смогут отвлечься от разыгрывающейся драмы.

– Я пойду и взгляну, что там, – не вытерпела наконец Эрика. – Меня-то он не накажет, как ты считаешь?

– Будь осторожна, – чуть не плакала Полли. – Не упади за борт.

– Вот уж о чем не мечтаю! – заявила Эрика, натягивая шерстяную куртку капитана и плотнее заворачиваясь в нее. – Я через минуту вернусь.

Куртка защищала ее тело, и все же Эрика не была готова к яростной атаке ледяных капель дождя и порывов сумасшедшего ветра, ударивших ей в лицо. Сквозь слепящую пелену она разглядела мечущихся по палубе матросов, а те немногие, кто не метался, словно вросли в мокрый настил и с каменными лицами смотрели на верхушку мачты, как это делал недавно Дэниел.

Не очень понимая ситуацию, Эрика последовала их примеру и тотчас увидела наполовину развернутый парус, который, видимо, зацепился за что-то в сложных переплетениях мокрых веревок. Она увидела также, как Дэниел послал наверх того же матроса, что и днем. Матрос был крепким, плотным парнем лет восемнадцати, не больше. Совсем мальчик, но, как видно, опытный и невероятно ловкий и проворный.

«Он самый подходящий человек для такой работы, – нервно твердила себе Эрика. – Он делает это по сотне раз в день».

Ветер швырнул ей в лицо целый каскад ледяных капель, и она живо представила, какой обстрел приходится выносить матросу. Как он может удерживать веревки, скользкие от воды и обжигающие ладони холодом? Как не соскальзывают с веревочных перекладин ноги, особенно сейчас, когда ему нужно перебраться на деревянную площадку?

К своему ужасу, Эрика точно предугадала беду. Юноша, ловко перехватывая веревки руками, поставил одну ногу на площадку, но в следующую секунду другая нога, которой он опирался на ванты, соскользнула. Бесконечно долгое мгновение казалось, что моряк вот-вот упадет на палубу и, конечно, разобьется насмерть. Эрика закричала – без всякой надежды, что крик ее будет услышан при таком реве ветра. Потом она увидела, как матрос одной рукой молниеносным движением схватил веревку, укрепился на своей позиции и уверенно повторил свой маневр.

Стараясь унять бурное сердцебиение, Эрика наблюдала, как мужественный юноша умело и успешно поднялся на площадку. Все люди на шхуне приветствовали его, а он помахал им с победной улыбкой на покрасневшем от холода и ветра лице.

Потом он полез еще выше. Эрика понимала, что падение с такой высоты убьет его. Между ним и опутанной веревками нок-реей не было никакой твердой опоры, и Эрика надеялась только на его опытность и умение, стараясь не думать о худшем. Пальцы у нее одеревенели от холода, и она удивлялась, как это моряки могут работать инструментами и вязать узлы в подобных условиях. Вот почему руки у Дэниела такие загрубелые. И такие сильные. Такие требовательные.

Эрика кинула быстрый взгляд на капитана. По выражению его лица она догадалась, что он мысленно помогает моряку безопасно добраться до нужного места и распутать петли, пока что-нибудь не сломалось или, что еще хуже, не рухнуло вниз, туда, где все они стояли. Каждый раз, как ветер принимался трепать запутавшийся парус, шхуна, как выражаются в таких случаях моряки, начинала беспорядочно «рыскать», и Эрика заподозрила, что опасность очень велика – судно стало уязвимым для резких порывов встречного ветра, несмотря на то что второй марсель был полностью развернут.

Когда матрос добрался до спутанных веревок, Эрика вздохнула с облегчением и снова посмотрела на Дэниела, но тот по-прежнему был глубоко сосредоточен, и она опять запрокинула голову – и именно в этот момент нок-рею с огромной силой развернуло в сторону матроса, ударив его. Уже в следующую секунду рея вернулась в прежнее положение. Но паренек явно растерялся, более того – ударился в панику; он ухватился за парусину и резко качнулся назад. Он непременно упал бы, однако его нога зацепилась за опору и матрос беспомощно повис, призывая на помощь криком, перекрывающим рев бури.

Три матроса кинулись к вантам, но Дэниел громовым окриком остановил их и сбросил с себя куртку. Потом он, к ужасу Эрики, выхватил из ножен на поясе нож и стиснул лезвие зубами. Насмерть перепуганная, Эрика бросилась к нему и успела схватить за руку до того, как он начал подъем.

– В-вы капитан, Дэниел! Пошлите кого-нибудь еще! Прошу вас…

Он ухватил ее свободной рукой за подбородок и поспешно бросил:

– Больше некого. Шон! Убери ее…

– Нет! – Эрика обняла его за шею и выпалила в самое ухо: – Я этого не вынесу! Обещай, что ты вернешься ко мне. Обещай, что будешь снова любить меня сегодня ночью.

– Забери же ее! – проревел капитан старшему помощнику и быстро добавил: – Ловлю тебя на слове, девочка.

И оттолкнул Эрику.

Шон решительно привлек ее к себе и ласково забормотал:

– С ним все будет хорошо, милая. Я видел много раз в былые времена, как он это делает.

– Но теперь он уже не худенький юноша! Как он проберется через всю эту путаницу?

Она высвободилась из рук Шона и беспомощно стояла и смотрела, как ловко, почти играючи Дэниел взбирается по вантам. Он достиг площадки, и прежде чем Эрика успела помолиться о его безопасности, Дэниел, с акробатической легкостью перебрасывая свое тело, уже стоял на месте. Эрика хотела подбодрить его, как все они сделали это для юноши-матроса, но лихого взмаха рукой от Дэниела не последовало – для этого просто не было времени. Вместо этого Дэниел полез выше и очень скоро добрался до матроса. Он схватил того за рубаху и поддерживал, пока не сумел надежно обнять за талию.

вернуться

3

Во времена парусного флота матросов в наказание за проступки протаскивали на канате под килем корабля.

38
{"b":"7346","o":1}