ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Пепел умерших звёзд
Вся правда и ложь обо мне
Три факта об Элси
Центр тяжести
Черновик
Очарованная луной
Оружейник. Приговор судьи
Тени сгущаются
Я ленивец
A
A

И тут О'Рурк выкрикнул со своего наблюдательного поста высоко над палубой:

– Салем!

Суета на палубе в ту же секунду превратилась в нечто подобное всеобщему буйному помешательству.

– Скорее, Полли! – выкрикнула Эрика, быстро собирая игральные карты и запихивая их в жестяную коробку, в которой они хранились. – Мы выходим из подчинения. Я хочу посмотреть, как мы пришвартуемся.

Улыбка девчушки была немного покровительственной.

– Пройдет еще довольно много времени, пока это случится. А если папа позволит вести шхуну дяде Шону, то времени пройдет гораздо больше, потому что он очень осторожный.

– Ты у нас настоящий знаток морского дела, – улыбнулась Эрика. – Я тоже намерена научиться этому, и как можно скорее. – Она взяла девочку за руку. – Расскажи пока мне о доме твоей бабушки в Салеме. Ты часто там бываешь?

Полли кивнула и сказала:

– Там сейчас живут бабушка и дедушка Майкла О'Рурка. Они присматривают за домом, пока наша бабушка остается с нами.

– Как это славно!

– Они такие веселые, – согласилась Полли, – хотя и старые. Иногда к ним в гости приезжают дети, и это совсем здорово.

– Понятно.

Эрика подумала о своем плане познакомить Полли с маленькими сестричками Джека и встрепенулась от радости. Да, это прекрасно. Словно бы все происшедшее предвещало, что они с Дэниелом соединятся навсегда.

Бросив взгляд в сторону юта, она увидела, что Дэниел смотрит на нее с задумчивой улыбкой, и помахала ему. Еще одно доброе предзнаменование. Он размышляет о женитьбе и, как любой нормальный мужчина, немного растерян. Но он не выглядит опечаленным, как было бы перед разлукой навсегда; в то же время он и не слишком весел – веселость означала бы, что он радуется избавлению от сложностей, привнесенных Эрикой в его жизнь.

«Потому что ему приятны эти осложнения, и он любит тебя», – заверила она себя.

Там, на юте, Дэниел бросил последний восхищенный взгляд на свою красивую пассажирку и отошел к штурвалу, тотчас обнаружив, что его старший помощник взирает на своего капитана с явным неодобрением в зеленых глазах.

– Проблемы?

Шон покачал головой.

– Не со шхуной по крайней мере. Я просто думаю, понимаешь ли ты, что творишь.

– В каком смысле?

– В смысле Эрики. В состоянии ли ты расстаться с ней, когда настанет час?

– Может, это и не понадобится, – передернув плечами, ответил Дэниел.

– Что это значит?

– Это значит, что я решил удержать ее. – Дэниел виновато улыбнулся. – Я знаю, что мы заключили пакт, Шон, но я его нарушу. Похоже, я более склонен к браку, чем считал.

– Дэнни… – Шон задумчиво помолчал. – А как же Райерсон?

– На этот счет не стоит беспокоиться. Эрика рассказала мне все о нем. Хотел бы я, чтобы ты это слышал. Ее отец выбрал для дочери Райерсона в качестве средства удерживать ее от сумасбродства. Как она сама выразилась, «от глупых выходок».

– Не слишком легкая работенка, – заметил Шон.

– Просто непосильная, – весело согласился Дэниел. – Я, например, решил даже и не пытаться. Тем более что ее выходки мне по вкусу, так что остается только смотреть на них и радоваться.

– На Ла-Кресенте?

– Ей там нравится.

– И у вас с ней будут дети?

– Я думаю, она будет на этом настаивать, – пожимая плечами, произнес Дэниел. – По причинам, о которых я как джентльмен вынужден пока умолчать.

– Ты сказал ей о своих чувствах?

– Пока нет, но скажу, как только она порвет со своим Райерсоном. В глубине души она уже с ним покончила. Ей осталось лишь признаться в этом себе и сообщить о своем решении Райерсону. – Он заговорил более серьезным тоном. – Она не любит его, Шон. Это легко понять по тому, как она говорит о нем. Девушка жаждала любви – ты ведь понимаешь, что она для этого создана, – и ее отец выбрал для нее этого парня, а Эрика попыталась полюбить его. На мое счастье, попытка оказалась неудачной.

Шон улыбнулся – несколько натянуто.

– Вот почему ты не ревновал ее к Джеку.

– Ревновать к нему? К математику, который торчит у себя в кабинете, уткнувшись в книги, в то время как его красавица невеста удирает на острова? Я признателен ему до глубины души за то, что он удерживал ее возле себя два года, чтобы я познакомился с ней и женился.

– А если она не захочет выходить за тебя?

– С чего бы это? – начал Дэниел и вдруг усмехнулся как-то невесело. – Прошлой ночью она позволила мне стать одним из ее пяти мужей. Я решил стать первым. Если повезет, ей, может, и не понадобятся другие.

– Пяти мужей?

– Ну да, так что у тебя тоже есть шанс, если ты в этом заинтересован.

Первый помощник поморщился.

– Никогда не видел тебя в таком прекрасном настроении. Принимаю это как некое доказательство. В конце концов, Эрика та, кто тебе нужен. Даже если… – Он помолчал и спросил: – Так ты расстался с мыслью о покупке клипера?

– Что?

– Ты же говорил, что продашь «Ночную звезду» и купишь клипер. Лет через десять, когда близнецы достаточно подрастут, чтобы или плавать вместе с тобой, или учиться торговому делу в Салеме. Если у тебя с Эрикой будет новая семья…

– При Эрике и «Ночной звезде» у меня будет столько приключений, что хватит до конца дней. – Дэниел с воодушевлением похлопал своего помощника по спине. – Порадуйся за меня, Шон. В ней есть все, чего может пожелать мужчина, и она моя.

Шон испытующе посмотрел на него.

– Ты должен поговорить с ней. И никаких игр. Иначе все может плохо кончиться, когда она увидится с Райерсоном.

– Я же сказал тебе, что он не помеха. – Дэниел покачал головой, удивляясь, как это Шон не замечает очевидного. – Эрика сделает все, что должна сделать, и вернется еще до конца недели. Она даже не стала упаковывать свои вещи. Одна из ее маленьких причуд. И оставь, пожалуйста, свои сомнения. Я смотрю вперед лет на пятьдесят или даже больше. И Эрика тоже. Могу дать тебе гарантию.

Дэниел заранее послал извещение в Бостон, и Эрика была уверена, что Джек пришлет за ней экипаж. Хорошо бы Сара выкроила время и приехала, это дало бы замечательную возможность поделиться с ней восхитительными подробностями любовной истории, не опасаясь, что Джек подслушает и обидится. Надеясь еще издали увидеть гувернантку, Эрика обосновалась у самых поручней шхуны, которую Шон мастерски вел к пристани на глазах у радостной толпы моряков, детей и гуляющих горожан.

Она не особенно готовилась к разговору с Джеком, в глубине души полагая, что он отнесется ко всему услышанному спокойно. Ведь это прежде всего его проблема. А он вообще ко всему относится слишком спокойно. Именно это часто задевало Эрику.

«Наверное, ты должна рассказать ему обо всем, – говорила она себе, высматривая в толпе Сару или хотя бы кучера Джека. – Не скрывай от него подробностей твоего увлечения Дэниелом. Бомбардируй его этими подробностями, чтобы он понял, как следует относиться к своей истинной любви. Расскажи ему о поцелуях. О лунном свете. О пирате и принцессе… ну нет, об этом, пожалуй, не надо. Пусть он все прочувствует, попробует на вкус и сделает необходимые выводы».

Тут она увидела знакомое лицо, но отнюдь не лицо Сары или кучера. То был сам Джек! Искренне удивленная и тронутая, Эрика упрекнула себя за то, что сомневалась в его появлении на пристани. С точки зрения Джека они были все еще помолвлены, и если ее записка об отъезде на Багамы поразила его, а сам отъезд показался чистой глупостью, то, как и подобает джентльмену, он, разумеется, должен был встретить возлюбленную на пристани.

Эрика принялась было махать своему красивому нареченному, но внезапно ее осенила мысль, по ее мнению, совершенно блестящая. Она развернулась на сто восемьдесят градусов и помчалась на ют, где едва не столкнулась с Дэниелом.

– В чем дело? – спросил он. – Ты увидела привидение?

– Идем скорее! – потребовала Эрика, хватая его за рукав и увлекая к поручням на обозрение всем собравшимся на пристани. – Джек вон там, в толпе. Он приехал сам!

– А ты чего ожидала? – усмехнулся Дэниел. – Ведь мы послали извещение. Однако меня не занимают ни долговязые личности, ни юношеское обаяние, так что уволь…

44
{"b":"7346","o":1}